Мы в соцсетях:

Новое поколение
  • Введите больше 3 букв для начала поиска.
Все статьи
articlePicture
ЭкономикаЛичный счет

Возврат к наличке — хорошая примета

«Серьезное лицо — еще не признак ума. Все глупости на земле делаются именно с таким выражением лица». Эту фразу вложил в уста главного героя фильма «Тот самый Мюнхгаузен» его сценарист Григорий Горин. Но при озвучке картины исполнявший роль барона Олег Янковский оговорился и сказал: «Умное лицо — еще не признак ума». Так и звучит теперь это выражение в ленте вопреки робким возражениям Горина.

Оба варианта афоризма вполне подходят для характеристики бузы, которая развернулась в информационном пространстве Казахстана после отнюдь не глупого решения Минфина РК контролировать мобильные денежные переводы и платежи. С умным видом и в серьезных выражениях торговцы, граждане-покупатели и власть будто начали соревнование — кто глупее и смешнее. 

Обоюдоглупость 

Буквально с 1 января граждане атаковали Минфин жалобами на продавцов, которые начали отказываться от безналичной оплаты, требуя ее купюрами и монетами. То есть изначально сглупили как торговцы, так и покупатели. Торговцы — неуклюжей попыткой продолжить сокрытие части доходов от налогообложения. Покупатели — избранной для себя ролью лохов, беспечно сложивших все свои яйца в одну корзину, то есть все личные теньжата в безнал. 

Не разглядев этой обоюдоглупости, Минфин и его подразделения азартно включились в нее. И на полном серьезе безоговорочно приняли сторону жалобщиков, стали грозить предпринимателям соответствующими статьями Закона о платежах и Кодекса об административных правонарушениях. Напоминая при этом о глуповатом лимите в 100 мобильных переводов в месяц на личный номер-счет. Мол, берегитесь! Превышение этого предела чревато проверками и штрафами! 

Спрашивается, что мешает торговцу ограничить число принимаемых мобильных переводов количеством 70, 80 и даже 90 в месяц, а если все-таки заинтересуются налоговики, отфутболить их ответом, что лимит не превышен? Интересно также знать, как власть намерена применять карающие статьи названных закона и кодекса за отказ в приеме безналичных, если в соответствии с демократичными нормами продавец назовет причиной технико-технологическое неудобство лично для него безнала? В соответствии с теми же нормами продавец вообще может заявить, что ему безнал не нравится как таковой в принципе. Отговорки? Естественно. Но у нас демократия или где?! 

Кстати, те же закон и кодекс предусматривают административное наказание за отказ от приема монет номиналом 1, 2 и 5 тенге. Это в мелкой розничной торговле не редкость. И что? Кто-нибудь когда-нибудь был наказан за подобное правонарушение? Практика умалчивает. Та же участь, как ни смешно, может постигнуть и глупые угрозы власти штрафовать продавцов, отказывающихся от безнала. Ведь они в сравнении с крупным бизнесом — голь, а она на выдумки хитра. 

Недаром считается, что глупость легко и быстро нарастает как снежный ком. И вот уже граждане пугают друг друга тем, что будут отслеживаться буквально все мобильные переводы, что контроль над ними станет дополнительной формой налогообложения, и прочими выдуманными страстями. А власть, все глубже увязая в трясине глупости, опять же с умно-серьезным видом спешит развенчивать эти мифы... 

Справедливости ради

Справедливость требует назвать того, кто вольно или невольно спровоцировал немалую часть населения к глупейшему практически полному отказу от наличности. 

Первого места среди этих персон заслуживает Министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности 40-летний Багдат Мусин, который с приходом на эту высокую должность неоднократно восхвалял и пропагандировал виртуал и безнал. Например, летом 2023 года на Международном форуме «Астана» он изрядно повеселил специалистов в области кибербезопасности и хакеров следующим заявлением: «Никакие социальные документы носить с собой не надо. Это все законно, закреплен их юридический статус. У меня, например, лично, когда я в Казахстане, даже с собой никакого бумажника нет. Только мобильный телефон. Это не потому, что я министр. Спросите любого казахстанца. Многие из них не носят оригинальные бумажные документы или банковские карты и так далее». 

В том же выступлении он сообщил, что 82 процента (в настоящее время — более 83 процентов) всех платежей в стране осуществляется в цифровом формате, что «делает Казахстан ведущей безналичной экономикой в мире». «Пять лет назад эта цифра была лишь 20-25 процентов, то есть мы добились достаточно большого прогресса», — уточнил министр. 

Господин Мусин, перед вами человек, не расстающийся с бумажником, бумажными документами и деньгами, а также банковской карточкой, — автор этих строк. И таких, как он, тысячи, десятки и сотни тысяч. Тех, кто еще не разучился наблюдать, шевелить собственными мозгами и полагаться в первую очередь не на пиарщину новаций высокопоставленными персонами, а на личный опыт и рекомендации грамотных в своих областях специалистов. А квалифицированные финансисты и банкиры единодушны: в наше турбулентное, непредсказуемое время держать личные деньги не только в одной валюте, но и лишь в одной форме нельзя. 

Еще более смешное заявление сделал под занавес 2023 года вице-премьер и Министр финансов РК Ерулан Жамаубаев. Отвечая на вопрос, не боится ли Минфин того, что после введения ограничений на мобильные переводы бизнес шагнет в тень, заместитель главы Правительства сказал: «Не боимся, потому что сейчас практически никто наличные не держит, неудобно нал держать. Даже в магазин идешь — 5000 невозможно разменять, поэтому я не думаю, что все в нал уйдут». 

Во-первых, проблема размена купюр крупного номинала существовала лишь в мелкой торговле, а в больших магазинах если изредка и возникала, то всегда быстро разрешалась за счет наличия нескольких касс. Во-вторых, тезис «никто наличные не держит» опровергнут уже в текущем январе малым бизнесом. В-третьих, для покупателя сегодня неудобна не наличность, а ее отсутствие. И чем в свете сегодняшних реалий выглядит декабрьское утверждение господина Жамаубаева? Как говорится, без комментариев. 

Серьезность лица — не признак ума 

Впадение населения и власти в безналичный раж отодвинуло в тень немаловажные минусы этой формы оплаты. Один из них стал очевиден практически сразу после появления в мире банковских карточек. Этот минус заключен в том, что безнал психологически притупляет такие полезные качества, как бережливость и обдуманность покупок. По оценкам психологов, при возможности оплаты с помощью карточки и смартфона риск бесполезного приобретения возрастает на 50 — 100 процентов в зависимости от психотипа человека. Чем умело пользуются маркетинг и крупная торговля, «ненавязчиво» подвигая человека к оплате безналом. 

Второй минус пышным цветом расцвел в XXI веке и представляет собой виртуально-цифровое мошенничество, потери от которого только у казахстанцев ежегодно исчисляются миллиардами тенге пропорционально росту безналичных платежей. Ну не смешно ли?! Вместо того, чтобы установить для себя баланс наличных и безналичных средств и платежей, а также собственные правила информационно-финансовой безопасности, граждане тратят время на постижение таинств «безопасных онлайн-покупок и платежей», а чаще вообще не вникают в это. И горят, как швед под Полтавой, добровольно отдавая мошенникам безналом ну очень внушительные суммы. 

Что касается ухода от налогообложения, то всем давным-давно пора уяснить — борьба с ним сопоставима с противодействием коррупции. С ней, как и с сокрытием доходов, не удалось и не удается полностью покончить ни одному государству. И вряд ли удастся, скажем так, из-за природы человеческой, которая за тысячелетия практически не изменилась. Вопрос лишь в масштабах сокрытия доходов и ухода от налогообложения. Их уменьшению в Казахстане не способствует смешная катавасия вокруг мобильных переводов и платежей. 

Впрочем, среди последствий этой глупости есть и положительные моменты. Они вернули внимание к старой доброй наличке, отрезвили считавших себя продвинутыми лохов и позволили их высмеять, как и представителей власти, с умным видом нагородивших смехотворной чепухи. Кроме того, определенный возврат к налу напомнил, что все хорошо лишь в меру. Начиная с алкоголя и заканчивая формами оплаты. Нынешняя 83-процентная доля безнала в казахстанских платежах с тенденцией нарастания — свидетельство глупого перекоса, который может довести и население, и бизнес, и государство до цугундера, означающего в переводе с немецкого языка «на привязи», «под присмотром», «в кандалах». 

Поэтому закончим на позитивной ноте стихотворением поэта Михаила Бучека по мотивам бессмертного произведения Рудольфа Эриха Распе и вышедшего на экраны 1 января 1980 года художественного фильма «Тот самый Мюнхгаузен». 

Я понял, в чем ваша беда, господа:

Уж очень вы скучные люди 

И жизнь ваша — как заседанье суда, 

Где вы — прокуроры и судьи. 

Серьезность лица есть не признак ума,

А след безразличья и лени 

Души, за которой скрывается тьма 

Пороков, грехов, преступлений.

С таким, как у вас, выраженьем лица 

Творятся все мерзости в мире.

И только оскал палача-подлеца 

От самодовольства все шире. 

Прошу: улыбайтесь всему, господа,

Прибавилось чтобы добра здесь. 

От лишней улыбки не будет вреда,

Прошу, господа: улыбайтесь!