Мы в соцсетях:

Новое поколение
  • Введите больше 3 букв для начала поиска.
Все статьи
articlePicture
СпортФутбол

Магомед Адиев: «Мы верим в одну идею»

Он родился в Грозном, большую часть игровой карьеры построил в России («Анжи», «Сокол», «Терек», ЦСКА), но успел поиграть и в Казахстане. В 2003 году нападающий Магомед Адиев выступал за столичный «Женис». 

Тренерскую карьеру начал в 2010 году в «Нижнем Новгороде». В 2021-м возглавил карагандинский «Шахтер», с которым дошел до плей-офф Лиги конференций. В апреле 2022-го возглавил сборную Казахстана и в тот же год триумфально выиграл с командой одну из групп Лиги наций С. 

В 2023-м подарил волшебные эмоции всей стране в квалификации Евро-2024 — шесть побед в 10 матчах. Этого совсем чуть-чуть не хватило для выхода на Евро-2024 напрямую.

Вот что говорил Магомед Адиев в интервью Sports.ru о себе, прошедшем сезоне и своих футболистах. 

“Когда я пришел в сборную Казахстана, некоторые игроки не то чтобы боялись критики. Они просто не хотели приезжать: “Опять проиграем, опять будут критиковать. Зачем это?”. На первом собрании я сказал: “Окей, вы хорошие футболисты, но проявляете себя только в чемпионате Казахстана. Пока не приехал сюда, я мало что о вас знал. Вы известны только в РК. Неужели не хотите под конец карьеры заявить о себе так, чтобы о вас говорили? Давайте сделаем это вместе”. 

“Нужно было дать ребятам уверенность, объединить их. После нескольких игр появились изменения: да, мы по-прежнему могли проиграть, но разница между Казахстаном и соперниками стала уже не такой заметной. Футболисты поверили в себя и тренерский штаб. Мы боролись, а не беспомощно отбивались”. 

“У футболистов в Казахстане есть характер, они очень неуступчивые. Думаю, это сидит в ДНК каждого казаха. Они были кочевниками, воинами. Нужно было просто затронуть эти струны в душах ребят, чтобы они начали себя проявлять”. 

“Сила сборной Казахстана — в единении, характере, неуступчивости. Мы верим в одну идею, при поражениях не ищем виновных. Всегда перед матчами говорю: “Мы должны приехать на стадион с высоко поднятой головой и главное — уехать с него так же”. Думаю, в этом наша сила. И я считаю, что мы были достойны того, что с нами происходило”. 

“Будучи футболистом, я никогда не делал деньги приоритетом. Да, они нужны. Да, важны для каждого. Для меня — тоже: я хочу достойно содержать близких, родных, семью. Но на первом месте у меня всегда был футбол, а не деньги. Надеюсь, так и останется”. 

“Я хотел в сборную Казахстана, мечтал об этом. Мне было интересно попробовать себя на европейском уровне. С карагандинским “Шахтером” мы сыграли в еврокубках, прошли два раунда Лиги конференций. Тогда понял, что меня как тренера больше будоражит игра в еврокубках, а не в чемпионате. Подсел на это. Игра против больших футболистов и тренеров — как наркотик”. 

“Когда появился вариант со сборной, я с большим энтузиазмом откликнулся. Хотел этот вызов. Понимал, что федерация тоже рискует, назначая меня. Поэтому риск был обоюдным”. 

“Я не скажу, что вера есть всегда. Да, мы верим в свои силы. Да, вера появляется, когда у тебя есть связь с командой. Но я никогда не загадываю и не люблю, когда руководители пытаются поставить задачу. Когда я принимал сборную, сказал президенту Федерации Адлету Назарбаевичу Барменкулову: “Вам не будет стыдно за мою работу. А что из этого выйдет — не знаю”. Не было даже мысли, что надо постараться попасть на Евро. Об этом мы не говорили до последнего. Только перед играми с Данией и Финляндией в предпоследнюю паузу я сказал: “Парни, маски сброшены. Все видят наше лицо. Мы должны постараться завоевать путевку”. А до этого говорил: “Знаю, вы мечтаете, но отбросьте это. Просто готовимся к следующему сопернику”. 

“Я очень достойно перенес поражение от Словении: раньше любой проигрыш был концом света, а сейчас отношусь спокойнее. В раздевалке была очень тяжелая, трагичная атмосфера: ребята не просто испытывали разочарование, они были убиты. Я пытался поддержать, хотя говорить было тяжело. Стояла гробовая тишина. Всю боль ощутил где-то через сутки, когда мы уже прилетели в Астану. Я читал, какие сборные вышли на Евро, и понимал, что мы были в шаге. Второй тайм нам удавался. Мы сравняли, могли забить второй, но не сделали этого и проиграли. В голове крутилось: “Я был в 20 минутах от чемпионата Европы”. Дня два из дома не выходил. Видеть никого не хотелось. Потом улетел в Грозный. Надо было побыть дома, ни о чем не думать. Интервью не давал, хотя запросов поступало много. Постоянно звонили. Но я не хотел говорить. Нужно было все осмыслить, успокоиться. Тяжелый период, но считаю, что через такое нужно пройти, чтобы стать сильнее”. 

У сборной Казахстана под руководством Магомеда Адиева остался еще один шанс попасть на Евро-2024 через плей-офф Лиги наций. В гостях казахстанцы в полуфинале 21 марта встретятся с Грецией. В случае победы 26 марта также в гостях сыграют с победителем пары Грузия/Люксембург в финале за путевку на чемпионат. 

Подготовил Серик Ибраев