Мы в соцсетях:

Новое поколение
  • Введите больше 3 букв для начала поиска.
Все статьи
articlePicture
ПравоФемида

Сам себе защитник

Казахстан, конечно, не Дикий Запад с его ковбойской романтикой, когда брутальные мужчины решают между собой все вопросы, не дожидаясь прибытия шерифа. Типа «мой дом — моя крепость». Однако право на необходимую самооборону предоставляет и наше законодательство. Юридический рудимент тех далеких времен, когда свои права и интересы человек по преимуществу так и защищал, а закон был чем-то вроде инструкции для квеста «сделай сам». 

Вот только в отечественной практике полиция и следственные органы, как правило, фиксируют превышение необходимой самообороны. И суды приговаривают людей к тюремным срокам, несмотря на то, что те оборонялись от проникших в дом воров или бандитов в темной подворотне. 

При этом полиции в этот момент рядом, конечно же, не было. И это совершенно логично: что ей делать в частном доме, не говоря уже о подворотне?.. В связи с чем возникает справедливый вопрос: почему, если государство законно дозволяет необходимую самооборону, ее применение на практике почти всегда заканчивается судебным решением о ее превышении? 

Ни жизнь, ни кошелек! 

Напомним, право на необходимую самооборону гарантируется Конституцией РК (пунктом 1 статьи 13) и регламентируется в Уголовном кодексе (статье 32). Коротко говоря, это право человека защищаться в случаях посягательства на его жизнь, жилище, собственность и прочие законные права и интересы. И, главное, защищая их, нанести вред агрессору. 

Но, собственно, защищаться — это природный инстинкт. Смысл же в том, что государство считает нанесение в этом случае вреда агрессору правомерным поведением. Причем “полномочия” обороняющегося — самые широкие. 

Так, в Уголовном кодексе сказано, что право на необходимую оборону “принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или государственным органам” (часть 1 статьи 32). 

Это значит, что, если грабители угрожают, требуя “жизнь или кошелек”, человек вправе оборонять свою жизнь независимо от того, мог ли он откупиться, отдав им кошелек. Или убежать, позвать на помощь, дождаться приезда полиции. 

В этом — вся соль: закон позволяет решить проблему абсолютно самостоятельно и нанести агрессору такой урон, чтобы ликвидировать саму угрозу. Может так случиться, что достаточно будет и небольшого вреда здоровью. В таком случае (забегая вперед, скажем) наказание не предусмотрено даже при превышении необходимой самообороны. 

Но порой нападающее лицо может остановить только тяжкий вред здоровью, а бывает, и такой, что несовместим с дальнейшим его (лица) существованием... Однако даже это будет считаться не убийством, а невиновным причинением смерти. Мало того, если гопники по своему несчастью пристали к обладателю черного пояса по карате, это ничего не меняет. Защищающийся — обладатель убийственного удара, но, как говорит закон, “право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения”. 

И наконец, что называется, вишенка на торте. Необходимая оборона допустима не только тогда, когда агрессор уже напал, но и для упреждения нападения. “То есть когда причинение вреда еще не начато, но создана реальная угроза его причинения (например, совершены приготовительные действия для осуществления посягательства и другое)” — так следует из Нормативного постановления Верховного суда РК “О применении законодательства о необходимой обороне”. 

Теория защиты 

Другими словами, степень ответных мер в случае нападения не ограничивается законом ничем, кроме одного: ответ должен быть адекватен. Защита и нанесенный вред агрессору — соразмерны посягательству. 

Конечно, соизмерить силу удара — в том числе и оборонительного — не всегда получается. И однако ничего невозможного в этом нет. Тем не менее реальность такова, что не выходить за пределы допустимого не получается решительно ни у кого. На практике суды не склонны выносить оправдательные приговоры. Возможно, судьи не хотят создавать прецеденты, когда насильственная смерть (пусть даже и самого насильника) осталась вообще безнаказанной, обошлась без последствий для кого бы то ни было. Но есть и другая причина, о которой скажем ниже. 

Как бы там ни было, если ответ чрезмерен, явно не соответствует опасности, то это признается превышением необходимой самообороны. И является уголовным правонарушением, а причинение смерти, поскольку оно виновное, называется убийством. Правда, наказание за него чрезвычайно гуманное. Даже если при превышении необходимой самообороны агрессор был убит, соответствующая статья (102 УК) предусматривает максимум до двух лет лишения свободы. Сравните с частью 1 статьи 99 УК (основной состав убийства), которая предполагает до 15 лет лишения свободы. 

Разница, как видим, велика. Поэтому играет такую огромную роль и определение мотива в подобных случаях — когда имели место нападение и оборона. Теоретически. 

Аффективный метод 

А на практике проблема в том, что соблюсти это важнейшее условие законной необходимой самообороны чрезвычайно сложно. Мы бы даже сказали, невозможно психологически и даже логически. 

Человек ведь — не машина. Он не может отключить эмоции. Попробуйте представить ситуацию, что в вашу квартиру ночью залезли воры или в темном переулке напали грабители. Может ли оборона, какой бы адекватной она ни была, не сопровождаться выбросом адреналина, можно ли оставаться совершенно спокойным, действуя без волнения и злости? 

Так вот, это волнение законодатель называет состоянием аффекта. Который есть “состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением либо иными противозаконными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего”.

И тогда, даже если человек оборонялся, нанося вред агрессору, его действия следствие определяет двояко. Это одновременно и необходимая самооборона, и реакция в состоянии аффекта. В первом случае, как определяет Нормативное постановление ВС, “виновный руководствуется стремлением обеспечить защиту от общественно опасного посягательства”. Во втором — “он действует с умыслом на причинение вреда лицу, совершившему деяние, вызвавшее аффект”. 

Однако — в отличие от необходимой самообороны — законного, правомерного аффекта не существует. И если в первой части превышение надо доказывать, то во второй — вы виновны по-любому. Каким бы детерминированным ни был аффект, отвечать все равно придется. 

И тогда, если вы причинили вред, целью которого была не только защита, но и отместка за агрессию (а иначе живое существо, как мы говорили, едва ли способно защищаться), это уже умышленный вред, который выходит за пределы необходимой обороны. Таким образом, налицо и превышение необходимой обороны. 

Что и требовалось доказать. При вынесении приговора судьям рекомендовано руководствоваться упомянутым пунктом 19 НП ВС (второй абзац), который процитируем здесь целиком: “Если виновный превысил пределы необходимой обороны и при этом находился в состоянии сильного душевного волнения, вызванного противоправными действиями потерпевшего, то деяние следует признавать совершенным при превышении пределов необходимой обороны”. 

То есть про аффект в вердикте не упоминается, хотя именно его наличие и послужило основанием виновности. Такой вот силлогизм, благодаря которому общественности не приходилось слышать об освобождении от уголовной ответственности из-за права на необходимую самооборону. 

СУД.jpg

Реакция на оружие 

Формально это не касается случаев, когда нападавшие вооружены. 

“Не является превышением пределов необходимой обороны причинение вреда лицу, посягающему на жизнь человека, либо при отражении иного посягательства, сопряженного с вооруженным нападением или насилием, опасным для жизни обороняющегося или других лиц, либо с непосредственной угрозой такого насилия, либо с насильственным вторжением в жилище, помещение, либо с поджогом жилища, помещения”. 

“Направленность посягательства против жизни человека, а также вооруженность лица при посягательстве на иные охраняемые законом объекты — обстоятельства, при которых причиненный вред посягавшему всегда признается соответствующим характеру и степени общественной опасности посягательства, независимо от характера причиненного вреда нападавшему. Такие деяния рассматриваются как совершенные в пределах необходимой обороны и не влекут уголовной ответственности”, — говорится в Нормативном постановлении ВС (пункт 12). 

Однако в руках у нападавших должно быть именно оружие, то есть предметы, отнесенные Законом РК “О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия” к огнестрельному или холодному оружию, боеприпасам, с помощью которых может быть причинена смерть человеку. Это значит, что в данном случае не могут быть отнесены к оружию предметы хозяйственно-бытового и иного назначения. 

Например, кухонный нож или даже самодельный обрез. Хотя и то и другое несет смертельную угрозу. 

Фото Талгата Галимова