Мы в соцсетях:

Новое поколение
  • Введите больше 3 букв для начала поиска.
Все статьи
articlePicture
ПолитикаВласть

Парадоксы несовпадения

«Чтобы стать по-настоящему развитой страной, мы должны совместить политические реформы с глубокими и всесторонними социально-экономическими преобразованиями», — сказал Президент РК Касым-Жомарт Токаев в начале своего шестого по счету Послания, с которым глава государства обратился к народу 1 сентября на совместном заседании палат Парламента

Приоритет — глубокая переработка

Как отметил Президент, в глобальной экономике происходят фундаментальные сдвиги. Набирает обороты технологическая гонка, и обостряется конкуренция за ресурсы, крайне обострились проблемы изменения климата и продовольственной безопасности. «В такой важный период у нас есть все возможности для мощного экономического рывка, — подчеркнул Касым-Жомарт Токаев. — Для этого мы должны поэтапно, но твердо и решительно перейти на новую экономическую модель, во главе которой стоят не абстрактные достижения, а реальное улучшение жизни граждан».

Представляя контуры предстоящих структурных экономических реформ, глава государства поставил на первое место формирование прочного промышленного каркаса страны и обеспечение экономической самодостаточности с упором на ускоренное развитие обрабатывающего сектора. По словам Президента, предстоит сфокусироваться на таких направлениях, как глубокая переработка металлов, нефте-, газо- и углехимия, тяжелое машиностроение, конверсия и обогащение урана, производство удобрений и развитие других переделов сырья.

Государство совместно с крупными предприятиями должно замкнуть производственный цикл в стране, потребовал Касым-Жомарт Токаев. Для этого необходимо, в частности, наращивать закупки отечественной продукции и запустить систему офтейка (по договорам на поставку товара в будущем по заранее оговоренным срокам, объемам и ценам) с доведением доли офтейк-контрактов с казахстанскими производителями минимум до 10 процентов, примерно два триллиона тенге ежегодно.

К особо важным экономико-политическим вопросам Президент уже не впервые отнес создание и развитие атомной энергетики, необходимой для повышения энергетической безопасности страны. «С одной стороны, Казахстану как крупнейшему производителю урана в мире надлежит иметь собственную атомную генерацию, — подчеркнул Касым-Жомарт Токаев. — С другой, у многих граждан и ряда экспертов есть опасения касательно безопасности атомных станций. И это понятно, учитывая трагическое наследие Семипалатинского ядерного полигона. Нужно продолжить общественные слушания и всестороннее широкое обсуждение по данному вопросу. В 2019 году в своей предвыборной платформе я обещал, что по наиболее важным стратегическим проблемам решения будут приниматься посредством референдумов. Строительство или отказ от возведения АЭС — крайне важный вопрос, касающийся будущего нашей страны. Поэтому предлагаю вынести его на общенациональный референдум».

Еще одна важнейшая задача, выдвинутая в Послании, — добиться реального прорыва в агропромышленном комплексе. Стратегическая цель Казахстана — стать одним из ведущих аграрных центров Евразии. Задача — в течение трех лет увеличить долю переработанной продукции в АПК до 70 процентов. В приоритете должны быть опять же глубокая переработка мяса, молока и зерна, развитие промышленного тепличного хозяйства.

На фоне битвы вокруг ESG

По словам Президента, республике необходимо «акцентированно заниматься развитием зеленой экономики». «Все более актуальным для ведущих экономик становится привлечение зеленых финансов, — отметил Касым-Жомарт Токаев. — За прошедшие семь лет в мире свыше двух с половиной триллионов долларов направлены на зеленые облигации. Принципы ESG (environment, social, governance) за короткий период превратились в стандартную практику финансовых организаций».

Суть этих принципов на международном уровне первым в 2004 году сформулировал тогдашний генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. В его формуле ESG E означает environment — ответственное отношение к окружающей среде, S — social — высокая социальная ответственность и G — governance — высокое качество корпоративного управления. Но еще с 1980-1990-х годов под разными лозунгами («экономика заинтересованных сторон», «капитализм стейкхолдеров», «устойчивое развитие» и другие) те же принципы продвигали профессор делового администрирования Эдвард Фримен и лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц, а также глава Всемирного экономического форума (ВЭФ) Клаус Шваб — самый известный рупор ультраглобализма.

Действительно, как и отметил в Послании Касым-Жомарт Токаев, ESG стали стандартной практикой (но отнюдь не единой) многих финансовых организаций. Между тем, каким бы это ни показалось кому-то странным, к настоящему времени ESG вызывают в мире все больше сомнений и протестов. Даже родились не только принципы, но и… законы анти-ESG.

В начале 2022 года Национальное собрание (парламент) Франции приняло резолюцию, осуждающую власти Евросоюза за агрессивное внедрение стандартов ESG без учета реалий. В мае текущего года глава Франции Эммануэль Макрон и Премьер-министр Бельгии Александр де Кро призвали приостановить введение новых норм в европейском зеленом законодательстве, заявив, что иначе последует эффект бумеранга.

В июле 2023 года Правительство Польши подало четыре жалобы на климатическую политику Евросоюза, которую считает «авторитарной» и угрожающей энергетической безопасности. Лидер правящей партии Ярослав Качиньский назвал зеленую политику ЕС «безумием» и «зеленым коммунизмом».

В Нидерландах массово протестуют против жестких ограничений на выбросы азота фермеры, а партия BBB (Boer Burger Beweging, «Движение фермеров и граждан») заявила, что зеленая политика символизирует «все, что идет в стране не так». В Лондоне стремление мэра Садика Хана вводить нормы сверхнизких автомобильных выбросов на все большей площади мегаполиса обернулось в прошедшем августе беспорядками с битьем уличных видеокамер.

Настоящая битва между сторонниками и противниками ESG развернулась в США. Там ESG работают до примитивности просто. В Штатах практически любая корпорация стремится торговать своими акциями — без этого она лишена большинства финансовых механизмов. А крупнейшие фондовые биржи страны, руководствуясь ESG, запретили у себя торги ценными бумагами тех компаний, которые не могут доказать свою «экологичность» и «инклюзивность», в том числе расовое, гендерное, сексуальное «разнообразие» в руководстве и коллективе претендента на торги.

Это решение во многих штатах воспринимается как картельный сговор, введение обязательной к соблюдению либеральной идеологии с поражением в правах всех, кто ее не разделяет. Вот мнение казначея штата Луизиана Джона Шредера: «Я убежден, что ESG-инвестирование — это больше, чем плохой бизнес, это угроза нашим основополагающим принципам: демократии, экономической свободе и свободе личности». Эти слова — квинтэссенция контента набирающего популярность в США интернет-портала «ESG вредит» (https://esghurts.com). 

В феврале 2023 года 25 американских штатов подали иск в федеральный суд против указа Джо Байдена, разрешившего пенсионным фондам вкладывать средства в ESG-фонды. Это, по мнению авторов протеста, может привести к потере пенсионных накоплений миллионами граждан и серьезно навредить финансовой ситуации в провинции.

В мае 2023 года губернатор штата Флорида и претендент на участие в выборах главы США в 2024 году Рон Десантис подписал закон, запрещающий вкладывать государственные средства штата в продвижение ESG, а муниципалитетам — оперировать облигациями ESG. «Мы не хотим, чтобы они участвовали в идеологических утехах», — заявил Десантис. Он также инициировал создание национального альянса анти-ESG, который по состоянию на июнь объединял 19 американских штатов.

Многие американские — да и европейские — аналитики прогнозируют, что результаты президентских выборов в США в 2024 году окажут решающее влияние на то, будет ли политическая реакция на ESG иметь глубокие и долгосрочные последствия во всем мире.

На этом фоне продвижение ESG в Казахстане даже с высшего уровня вряд ли гарантирует ощутимую поддержку деловых кругов, прежде всего — реального сектора экономики.

Новое — не всегда лучшее

«Вы знаете, я уделяю повышенное внимание вопросам цифровизации и внедрения инноваций, — напомнил в Послании Касым-Жомарт Токаев. — Перед нами стоит стратегически важная задача — превратить Казахстан в IT-страну. Достижения в сфере цифровизации у нас уже есть — мы в числе мировых лидеров по индексу развития электронного правительства и финтеха. Объем экспорта отечественной IT-отрасли только за прошлый год вырос в пять раз. До конца текущего года этот показатель может достичь 500 миллионов долларов».

Президент поставил перед Правительством новую задачу: довести к 2026 году экспорт отечественных IT-услуг до миллиарда долларов. Глава государства также считает, что Казахстан может стать площадкой для продажи вычислительных мощностей глобальным игрокам. И для этого необходимо создать «самые привлекательные условия, включая преференции для привлечения инвестиций в строительство крупных дата-центров и продвижения казахстанских интересов в сфере хранения и обработки данных».

Лидирующие позиции Казахстана в цифровизации и финансовых технологиях в глазах мирового сообщества не отменяют острых внутренних проблем республики на этом поприще. Например, за уже немалые годы внедрения цифровизация так и не принесла улучшения качества отечественных медицины и образования. А финтех — удел лишь банков и остальных, по сути, ростовщиков и денежных спекулянтов, далеких от решения насущных проблем, но успешно нагревающих на них свои загребущие ручонки.

«Пришло время на законодательном уровне закрепить руководящие принципы цифровизации, — резюмировал эту тему Послания Касым-Жомарт Токаев. — Прошу Правительство, экспертное сообщество, депутатов Парламента заняться подготовкой целостного отраслевого документа».

В качестве комментария к президентскому посылу о руководящей роли цифровизации сошлемся на позицию ЮНЕСКО. В июле текущего года оно заявило, что чрезмерное использование гаджетов подрастающим поколением приводит к снижению успеваемости и негативно влияет на психоэмоциональную стабильность детей. В связи с этим ЮНЕСКО призвало к глобальному запрету смартфонов в школах и других учебных заведениях, полагая, что новое — не всегда лучшее.

«Не все изменения представляют собой прогресс, — прокомментировала призыв ЮНЕСКО его генеральный директор Одри Азуле. — То, что что-то можно сделать, не означает, что это нужно делать. Цифровая революция обладает неизмеримым потенциалом, но так же, как ее следует регулировать в обществе, такое же внимание необходимо уделить тому, как она используется в образовании».

Сказано об образовании, но вполне применимо к цифровизации как таковой. Не всякая цифровизация есть прогресс, и не все, что возможно, надо воплощать в реальность. Одоление этого парадокса несовпадения возможности и необходимости сродни мастерству пройти между Сциллой и Харибдой, не разбив корабль.