Мы в соцсетях:

Новое поколение
  • Введите больше 3 букв для начала поиска.
Все статьи
articlePicture
ПолитикаВласть

Хныкать грантоеду не к лицу

То, что следовало сделать минимум четверть века назад, все-таки произошло: в минувшем сентябре Минфин РК впервые обнародовал реестр 240 работающих в Казахстане организаций и лиц, финансируемых из-за рубежа.

Трагикомизм до абсурда
Это событие вызвало переполох среди фигурантов реестра, занимающихся публичной, в том числе информационно-политической, деятельностью на деньги «из-за бугра», в первую очередь за счет грантов из США, Западной Европы, от проамериканских и западноевропейских международных организаций. Среди грантоедов не откликнулись только самые ленивые. Естественно, откликнулись с недовольством и в страхе перед перспективой повторения российского сценария, где действует отдельный закон об иностранных агентах. Кстати, нравится это кому-то или нет, но за реестром Минфина уже закрепилось неформальное название «список иноагентов», и вряд ли оно изменится. 

Некоторые лица из списка в пылу недовольства договариваются до трагикомизма, вплоть до абсурда. «Что будет дальше, не знаю, - сокрушается один из грантополучателей. - Если все будет по российскому сценарию, то умрет то небольшое независимое поле журналистики, которое сегодня держится как раз за счет иностранных грантов и которое держит нашу власть в некотором напряжении. Не дает ей скатиться». Возможно, придется закрыть свой проект, сетует автор. 

Помилуйте, батенька, о каком «независимом поле журналистики» вы толкуете? Его никогда не было и нет не только в Казахстане, но и везде, в том числе в США и Западной Европе. «Независимая журналистика» - миф, сочиненный для первокурсников журфаков и обывателя, далекого от реалий журналистики, политики, государственной власти. Есть журналистика и журналисты, не зависимые от государства и сообществ государств, того или иного бизнеса, тех или иных общественных течений, воззрений, идей. И в то же время зависимость журналистики от каких-либо из перечисленных объектов и факторов всегда была, есть и будет. Ну а ее другая немаловажная зависимость сформулирована в старом и грубом как мир тезисе «Кто платит, тот и музыку заказывает». Пытаться его оспорить - наивность или еще больший цинизм, чем сам тезис. 

Впрочем, это прописные азы темы, в которую мы не хотим сегодня углубляться по той простой причине, что, публикуя реестр финансируемых из-за рубежа лиц, Казахстан берет пример в первую очередь не с России, а с Соединенных Штатов. 

Иноагенты по-американски
С 1938 года в США действует закон о регистрации иностранных агентов (Foreign Agents Registration Act, FARA), требующий, чтобы граждане и организации достаточно подробно раскрывали правительству страны свои связи с зарубежными правительствами и докладывали ему о своих действиях. Первоначально закон использовали, чтобы наказывать пропагандистов, действовавших в интересах нацистской Германии. Но в 1966 году акцент сместили с пропаганды на политическое и экономическое лоббирование, которое могло бы повлиять на лиц, принимающих решения. В 1995-м из закона полностью убрали термин «политическая пропаганда». 

Под действие FARA подпадают все организации и физические лица, которые действуют в политических интересах иностранных государств. Они должны регистрироваться в специальном списке, который ведет Минюст США. Согласно его критериям, иноагентами могут стать: те, кто вовлечен в политическую активность на территории страны; занимается консультированием в области политики и связей с общественностью; оказывает информационные услуги; собирает и распределяет денежные средства (фандрайзинг); выражает интересы иностранных представительств. При этом в законодательстве Штатов есть акты, которые перекрывают FARA. Например, закон об отношениях с Тайванем 1979 года исключил из-под действия FARA представительства Тайваня. А один из законов 1996 года полностью запретил фандрайзинг в интересах террористических организаций. 

Как все это работает? 

FARA предполагает, что если субъект действует от имени иностранного государства, он должен первым делом уведомить об этом Минюст США. Находящиеся в списке иноагентов должны раз в полгода отчитываться ведомству о своих доходах и указывать в собственных информационных сообщениях, что их распространяет иностранный агент. Тем, кто не зарегистрировался в качестве иноагента, грозят штрафы до 250 000 долларов или пятилетнее тюремное заключение. Нарушение других положений (маркировка, отчетность и т.д.) чревато штрафом до 5000 долларов или заключением на полгода. 

До 2010-х годов FARA применялся относительно редко, но с тех пор американские списки иностранных агентов растут как на дрожжах. Для сравнения: если в 2000-2010 годах они пополнились на 37, то в 2020-2021 годах в них включены 129 новых организаций. В настоящее время в этих списках более 3000 субъектов, в том числе свыше 2,2 тысячи граждан и около 700 иностранных представительств. 

Критики, в том числе американские, часто упрекают власти США в избирательном подходе к использованию FARA. По их мнению, закон позволяет признавать иноагентами тех, кто неугоден правительству страны. В последние годы самые громкие дела по FARA касаются тех, кто так или иначе имел дело с Дональдом Трампом, Россией или Украиной. 

Например, в 2017 году экс-советник Трампа по нацбезопасности Майкл Флинн был вынужден признаться в нарушении отчетности по FARA: до назначения он руководил компанией-иноагентом, работавшей с турецким правительством. Кроме того, его обвиняли в сокрытии информации о контактах с российскими дипломатами по санкциям. 

Тогда же Минюст США потребовал от российскго телеканала RT America зарегистрироваться в качестве иноагента, пригрозив «серьезными мерами» против его сотрудников. Но и после регистрации представители телеканала жаловались то на лишение аккредитации, то на трудности с набором сотрудников. 

В 2018 году американский суд обвинил в нарушении FARA главу избирательного штаба Трампа Пола Манафорта и его заместителя Рика Гейтса в рамках дела о «вмешательстве» России в американские выборы. По версии следствия, они тайно представляли интересы Украины во главе с Виктором Януковичем. Обоих признали виновными: Манафорт получил шесть лет тюрьмы, Гейтс - 43 дня заключения, три года испытательного срока и штраф в 20 000 долларов. В том же году в Штатах задержали россиянку Марию Бутину - ее обвинили в работе иноагентом без уведомления Минюста США. Она признала вину и получила 18 месяцев тюрьмы. 

Но бывали и случаи, когда подпадавшие под FARA организации и лица нарушали его и умудрялись избегать наказания без видимых на то причин. Например, в 1950- 1960-х годах Правительство США пыталось зарегистрировать в качестве иноагента «Американский сионистский совет», который финансировался из Израиля. В 1962- м Минюст страны направил организации на сей счет суровое требование, но затем почему-то отозвал его. Позже совет сменил вывеску и стал Американо-израильским комитетом по общественным связям. Но в 2005 году его сотрудника Ларри Франклина и лоббистов Стива Розена и Кита Вайссмана обвинили в передаче секретной информации израильской стороне. В итоге Франклина осудили на 12 лет. 

Каким будущее представишь, таким оно и будет 

Безоговорочно согласимся с теми, кто встревожен публикацией реестра Минфина РК, в том, что этот шаг продиктован в первую очередь 

не фискально-финансовыми, а идеологическими мотивами. И обратим внимание на резкое разрастание списков иноагентов в США с 2010-х годов, как и на то, что в России принят в 2022 году обновленный закон об иноагентах, во многом копирующий американский аналог. Уже одно это сопоставление указывает на неуклонное, а в последнюю пару лет резкое обострение идеологической борьбы в двух основных противоборствующих лагерях мира и между ними. 

Казахстан пока не желает принимать участия в этой жестокой схватке ни на одной из сторон. Но и сидеть в этой ситуации сложа руки тоже, как говорится, чревато. Отсюда и предание гласности реестра Минфина. Это раз. 

Второе важное обстоятельство состоит в том, что давным-давно пора оставить известного своей дружелюбностью кота Леопольда детям. Названные в реестре «грантоеды» от щедрот Запада представляют для государства Казахстан не кого-нибудь, а идеологических противников. Пока не враги, каковыми вольно или невольно стали многие аналогичные грантоеды для государства российского, но противники и соперники точно. А раз так, то государство Казахстан вправе предпринять свои шаги, которые, как объяснил на минувшей неделе вице-министр финансов РК Ержан Биржанов, находятся в правовом поле и абсолютно законны. 

То есть, как бы ни хотелось РК избежать втягивания в американо-российское и российско-западноевропейское идеологическое противостояние, реагировать на него так или иначе приходится. Собственно говоря, обращенный к обществу идеологический подтекст казахстанского реестра лиц, финансируемых из-за рубежа, нехитрый. Смотрите, кто кормится оттуда, и сопоставляйте с тем, что эти люди и организации проповедуют, чего добиваются, каким ценностям привержены, насколько соответствуют эти ценности отечественным представлениям об общественном благе. 

Ведем к тому, что впервые опубликованный в Казахстане «список иноагентов» знаменует качественно новый этап идеологической борьбы в республике. Этап более прозрачный, снимающий пелену недомолвок и домыслов о том, кто и за чьи деньги продвигает в РК интересы забугорья и заокеанья. Повторим, что добиться этого за счет аналогичных шагов можно было давно, еще в 1990-х годах. И невозможно поверить, что государство не предпринимало такие шаги лишь по недомыслию. Видимо, слишком сильно тогда было в казахстанской власти западное лобби, не позволявшее сделать правила игры более прозрачными... 

Представляется, что государство уже уяснило, что далее держать общество на стадии предположений об источниках финансирования этой игры рискованно. И вряд ли осознают наступление нового этапа идеологической борьбы в Казахстане грантоеды. Иначе бы не хныкали они над своим якобы горемычным будущим. Недаром же говорят - каким свое будущее представишь, таким оно чаще всего и будет.