Мы в соцсетях:

Новое поколение
  • Введите больше 3 букв для начала поиска.
Все статьи
articlePicture
ПолитикаПолитбарометрТочка зрения

Казахстан провалил тест на “цветную революцию”. Что дальше?

К недавно прошедшим октябрьским праздникам казахстанцам обещали очередную порцию “демонстраций”. То, что мы их так и не дождались, может свидетельствовать об: а) социальной оскомине, которая возникла в обществе после января 2022-го; б) воле властей и возможностях спецслужб играть на опережение. 

Впрочем, возможно, что, а и б сидят ныне на одной трубе.

Хотя события недослучившегося путча 2022-го все более отодвигаются в историю и становятся ее достоянием, ощущение недоконченности присутствует в сознании не одних лишь участников, массово амнистируемых ввиду того, что они оказались простыми посторонними простачками, которым выпала случайная возможность погромить и пограбить, и они по зову сердца и простоте душевной с вожделением встали на неправильную сторону. Вопросы остались у всех тех (а значит, тех всех), кому тогда по горячим следам были обещаны скорые громкие разоблачения, а также имена и фамилии не только руководителей-исполнителей, но и воплотителей-кукловодов той недоношенной “цветной революции”, которая не прошла в Казахстане во многом благодаря отчаянной решимости нашего Президента и незамедлительной подмоги Президента соседнего (впрочем, про это сегодня в РК воспоминать стыдятся). 

Тут явен какой-то спуск на тормозах (так, по крайней мере, все выглядит со стороны), что может говорить об: а) расследование зашло в тупик и ничего существенного не обнаружило; б) расследование оказалось успешным и выявило то, о чем лучше промолчать. Потому как многовекторность — основа нашей политики Казахстана. И если вдруг откроется, что девственный пушок на рыльце одного ключевого партнера давно перерос в изрядную брутальную щетину, то... Что останется? 

Демонстрации и митинги — инструменты социального протеста. Их отличие от обычных стихийных бунтов (“бессмысленных и страшных”) — в их управляемости. До трансформации январскими событиями вся эта уикендная “активность масс” являла собой эдакие дежурные “проявления демократии” с привычной жвачной “реакцией властей” на фоне безразлично-досадливой адаптации всех “неучастников” процесса. Митинги в Алматы стали столь же обыденными, как и площадные концерты попсовых исполнителей. Привычным фоном жизни мегаполиса. 

Но кто-то ведь все же давал отмашку, по которой в определенный момент столько-то заряженных на конфронтацию людей оказывается на улице? 

Только не надо говорить про какие-то “стихийные движения”, рожденные в соцсетях и инициированные каким-нибудь давно свалившим вороватым банкиром! Банкир удачно сбежал и свое вывез. Да и не того масштаба это фигура, чтобы на что-то рассчитывать в Казахстане. Его в лучшем случае использовали по назначению. За неимением более подходящего материала. Интернет же — всего лишь поле. Вроде того что когда-то пахал в Колхиде мифический Ясон. Пашня так и осталась бы пашней, если бы герой не засеял ее зубами дракона. А проросшая из нее сила неминуемо смяла бы самого искателя “золотого руна”, если бы он не знал правил и не бросил бы в воинственную толпу копье. Простодушная орава изничтожила себя сама, а герою-победителю досталось все — лавры, богатства и бесноватая Медея в придачу. 

Вот вам, если хотите, архаичная политтехнология, опробованная веками. Исконный механизм, который и ныне лежит в основе всех “цветных революций”. Проверенный способ, несущий неминуемое разрушение одним (большинству) и неизбежное обогащение другим (меньшинству). Это у них и называется “демократией”. Ушлые ребята мастерски взращивают толпу. В нужный момент они отойдут в сторону. Понаблюдают бойню. А потом, в следующий нужный момент, опять возникнут в поле зрения. Чтобы первыми успеть пошарить по карманам павших и увечных. 

То, что явные вдохновители всей этой социальной свистопляски так и остались в тени, говорит о многом. Мы ведь поимели дело не с каким-то стихийным протестным движением, а с типичным тестом на “цветную революцию”, с помощью которого кто-то попытался прощупать почву для дальнейших “демократических преобразований” в Казахстане. На первом этапе нужно было собрать хоть какую-то массовку, “политическое мясо” (в любой стране для этого всегда найдется контингент неуспокоенных идеалистов, неудовлетворенных ворюг, покупных деляг и откровенных идиотов). Собрали. И с ее помощью проверить устойчивость государства (как “орудия подавления”) на вшивость. Проверили. 

Казахстан, расположенный клином промеж двух самых серьезных оппонентов Запада, к сожалению, обречен быть ареной высшей нервной деятельности этих геополитических доместикаторов. Пока мы есть, нас будут приручать проверенным способом — подкармливая залежалыми пирожками из всяких хитрых фондов-кормушек, разобщая с помощью СМИ и соцсетей, умерщвляя бдительность обыденностью и незаметно расчленяя. С помощью отработанных методов “распространения демократии”. По количеству линий расчленения РК не очень сложный объект для политтехнологов. А по своей политической незрелости — весьма реальная почва для воплощения “цветных технологий”. 

Первый тест, к счастью, мы провалили. Но любая слабина власти, а равно и политический вакуум, неизбежный при ее очередной передаче, легко может поставить нас в один ряд с теми поддавшимися странами, будущее которых ныне скрыто в густом тумане неизвестности.