Мы в соцсетях:

Новое поколение
  • Введите больше 3 букв для начала поиска.
Все статьи
articlePicture
ОбществоПравоЗаконотворчество

Что не так с профсоюзами

Профессиональные союзы играют ключевую роль в защите интересов наемных работников. Эти организации служат мощным инструментом для улучшения условий труда, обеспечения достойной заработной платы и защиты прав. Они способствуют установлению справедливых трудовых стандартов, борются за безопасность на рабочем месте и участвуют в формировании социальной политики. Однако все эти утверждения впору переформатировать в прошедшем времени. Сейчас этот общественный институт переживает не лучшие времена. 

Профсоюзы в современном инфополе, да и в жизни, представляют собой лишь тень былой мощи. Складывается ощущение, что этому слову давно место на полке историзмов рядом с другими такими же словами, образованными путем сокращения основ. Для нашего поколения (автору немногим более 20) профсоюз хорошо встраивается в ассоциативный ряд отживших свое время явлений вроде совхозов, колхозов, парткомов и т.д. Мы уже 30 лет как не живем в стране с конституционно закрепленной основой социального государства, где во главу угла ставился человек труда. Однако конституцией уже независимой республики все же гарантируется «право на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации, а также на социальную защиту от безработицы». В этом контексте особо важную роль как раз должны играть профсоюзы, которые в соответствии со своим уставом призваны твердо стоять на защите права трудящихся. Но как дело обстоит на самом деле? 

Повод задуматься над этим вопросом дала прошедшая 9 ноября 2023 года презентация результатов исследования «Роль и эффективность профсоюзов в защите прав трудящихся через призму общественного восприятия (пилотный проект на примере Мангистауской области и Алматы)». Исследования были проведены командой компании Eurasian Center for People Management при поддержке Фонда Розы Люксембург. 

Когда-то... 

В Советском Союзе профком являлся одной из составных частей административного треугольника практически на любом предприятии. Л.Е. Петрова в научной статье «Как умирают советские профсоюзы» пишет: «Организация социалистического соревнования, руководство профобучением, другими общественными организациями (общества рационализаторов и изобретателей, например), сборы на демонстрации и субботники — вот повседневная деятельность профкома в советское время. Профсоюзы уже тогда имели возможность реализовывать защитную функцию. Так, без согласия профкома нельзя было уволить работника, изменить условия труда, распределить квартиры... В 1970-1980-е годы функция распределения превалировала над всеми остальными профсоюзными задачами». Профсоюзные организации были мощным регулятором прав и привилегий трудящихся. В сущности тем, чем они и должны быть. 

«В советское время профсоюзы были очень сильными, богатыми, крупными. Там были отраслевые союзы, республиканские, на уровне Союза (СССР) были. Они распределяли имущество, связанное с трудовыми ресурсами. Это были санатории, курорты для отдыха на море, в горах. Если человек работает, ему могли в качестве поощрения предоставить путевку. Если люди получали профессиональные заболевания, их отправляли в санатории, — говорит Жанбулат Мархаш, независимый эксперт в области международных стандартов труда. — Когда система начала ломаться, пошла борьба за имущество профсоюзов. Это были очень богатые организации и, в принципе, авторитетные. Они даже влияли на власть, политбюро, коммунистическую партию. Когда все приватизировали, у профсоюзов ничего не осталось. Система рухнула, появилась частная собственность. Как теперь защищать интересы работников в частном секторе? Никак, потому что частники не пускают туда профсоюзы». 

На законодательном уровне уже в 1999 году был принят первый трудовой кодекс, сделавший коллективный договор добровольным, а индивидуальный — обязательным. Это позволило работодателю в той или иной степени не ориентироваться на коллективный договор, гарантировавший общие условия и минимальные заработные платы всем категориям работников предприятий. Перед вступлением во Всемирную торговую организацию (ВТО), в 2007-м, был принят новый Трудовой кодекс. Права рабочих на организацию забастовок были ужесточены — теперь требовалось проходить длительные этапы переговоров между работодателем и трудящимися. Все это позже вылилось в стихийные забастовки, признаваемые незаконными. Своеобразным пиком явились Жанаозенские события 2011 года. 

Профсоюзы сегодня
«В целях внедрения общепризнанных стандартов защиты прав и интересов работников Казахстан ратифицировал 28 международных конвенций в области труда, занятости и социальной защиты населения, в том числе 24 — Международной организацией труда (восемь основополагающих, четыре директивных и 12 технических), — говорит Ербол Исмаилов, генеральный директор Eurasian Center for People Management (ECPM). — В последние как минимум три года в стране резко возросла трудовая протестность. Только в 2022 году зафиксирован 15-кратный рост количества социально-трудовых конфликтов... Треть населения Республики Казахстан является представителями наемного труда. Потенциально каждый из них может столкнуться с нарушением трудовых прав. Тем не менее культура защиты прав трудящихся в стране до сих пор не сложилась». 

Согласно исследованию, предоставленному на конференции, представители Мангистауской области оптимистично смотрят на перспективы открытой защиты своих трудовых прав. В городе Алматы и одноименной агломерации наоборот — трудящиеся выбирают одну из двух стратегий: либо терпят, либо увольняются. Исследователи говорят, что дело — в более широком пространстве для трудоустройства, а также в отсутствии успешного опыта забастовочных движений и крупных предприятий с большими коллективами. 

«Профсоюзы не воспринимаются гражданами как эффективный механизм защиты трудовых прав. Мы также предположили, что работа механизмов, а также готовность граждан отстаивать свои права зависят от сектора экономики, в котором они заняты, а также от региона, — подчеркивает Леся Каратаева, д.и.н., заместитель генерального директора Eurasian Centerfor People Management (ECPM). — Информационная волна возникает только в экстраординарных ситуациях. Это обстоятельство существенно затрудняет понимание общей картины по стране». 

С этим сложно спорить. Действительно, вопросы начинают возникать только тогда, когда происходит трагедия в связи со слабым уровнем организации труда или технической безопасности. Наглядный тому пример — недавние трагические события, произошедшие 28 октября на шахте имени Костенко. Напомним, по официальным данным, погибли 46 рабочих. Это далеко не первый подобный случай, а общее количество погибших на «Арселор Миттал Темиртау» за все время, по разным оценкам, составило около 170 работников. Отвечая на вопрос по предприятию, спикеры выразили соболезнования пострадавшим. «Не только Федерация профсоюзов поднимала вопрос, но и отраслевой профсоюз угольщиков «Коргау». Поэтому говорить о том, что профсоюзы не участвовали, не защищали, не призывали к обеспечению безопасности труда, будет неверно. Профсоюзы были первыми, кто об этом постоянно сигнализировал. Здесь прямая вина работодателей», — отвечает Ербол Исмаилов. 

Единственный инструмент — последний инструмент
Конечно, обвинять профсоюзы в случившейся трагедии, по меньшей мере, глупо. Однако профессиональные объединения должны быть одним из регулирующих механизмов производства, в том числе в вопросах безопасности. С этой точки зрения свою историческую задачу конкретно в этом случае они провалили. Дело не в конкретном профсоюзе, а в общем современном положении дел. 

Деятельность и жизнеспособность профсоюзов всегда зависели от политического курса страны. В СССР они были одним из делегированных механизмов проведения курса Коммунистической партии, но страна рухнула, а корабль независимости вошел в безбрежные воды капитализма. Во главе угла давно уже не человек труда, не рабочий класс. Да, конечно, профсоюзы существовали и существуют и на Западе, и они обладают там большим объемом полномочий, но у них был другой путь развития. Сначала — рынок, потом — профсоюз. У нас, как известно, наоборот. В таком случае необходима была грамотная трансформация профсоюзов на переходе от плановой к рыночной экономике. 

Независимый эксперт в области международных стандартов труда Жанбулат Мархаш видит перспективу в системе социального партнерства. «Представляете, нефтяники собрались и требуют признать себя социальными партнерами. Что это такое? Это министр, бизнесмен, работник. Тогда он (социальный партнер) будет устанавливать не свои правила, а требования рабочего класса. Например, 2011 год (Жанаозен) — пришел бы соцпартнер и сказал: «Условия работы тяжелые, в развитых странах за такую же работу вы платите 3000 долларов, а нам платите 500. Чувствуете разницу?». Работодатель наверняка ответил бы, что профессиональный уровень работников очень низкий. Хорошо, в такой системе вызывается министр, который должен будет создать необходимые структуры для обучения персонала по мировым стандартам, чтобы поднять зарплаты. Работодатель-иностранец не будет брать на себя эту ответственность. Это же дополнительные затраты на подготовку кадров». 

Спикер подчеркивает, что если у государства будет получаться некачественно, то следует передать инициативу в частные руки, которые соберут необходимых специалистов, таким образом, заинтересовав работодателя, который увидит выгоду в поднятии профессионального уровня работников. 

«Единственный путь — развивать виды социального партнерства. Не профсоюзные движения, а социальное партнерство. Тогда люди поймут. Сейчас технологии позволяют», — заключил эксперт.