Мы в соцсетях:

Новое поколение
  • Введите больше 3 букв для начала поиска.
Все статьи
articlePicture
ОбществоОбразование

Угроза деградации. Глава 4. Признаки беды

В третьей главе настоящих заметок мы обратили внимание, что на Республиканском съезде педагогов Касым-Жомарт Токаев, призывая к новым подходам в образовании, коснулся также темы воспитания. Иначе и быть не могло. Высокая образованность немыслима без самостоятельной тяги к знаниям, а ее возникновение невозможно без соответствующего воспитания. Да и не гарантирует образованность — лишь как большая сумма знаний — воспитанности, без которой эти знания не идут во благо ни человеку, ни обществу.

(Продолжение. Начало в номерах 57, 59, 60.) 

Как известно, воспитание имеет несколько уровней. Первый и самый важный — семья. Следующий уровень — школа. Должен ли в обязательном порядке заниматься воспитанием вуз — вопрос спорный, хотя институтские формальные правила и неформальные нравы, безусловно, оказывают определенное влияние. А вот принципы, законодательство и нормативные акты государства, то есть политика в области образования и воспитания, брака и семейных отношений, имеют большое значение. 

Начнем снизу — с семьи. 

За шнурки в ответе пандемия и социум?
При всех недостатках казахстанского семейного воспитания оно еще не опустилось до последствий, присущих так называемым цивилизованным странам. Из массива информации, подтверждающей плачевные результаты западного воспитания, приведем лишь пару тенденций. 

Весной 2022 года газета The Washington Post разразилась большой статьей, посвященной... обувным шнуркам, которые не научились или разучились завязывать многие американские младшеклассники по всей стране. Они также не умели держать в руках ножницы, не могли не только выдавить из тюбика зубную пасту или клей, но даже открутить и закрутить колпачок емкости. 

Декларируемая причина такой беспомощности в устах лиц, к которым газета обратилась за разъяснениями, поражает лицемерием. «Существует огромный пробел в знаниях, связанный с социальными и эмоциональными факторами обучения, — цитирует The Washington Post ответ исполнительного директора Американской ассоциации школьных администраторов Дэна Доменика. — Дети просто не успели научиться этим навыкам во время пандемии, а родители за этим не уследили». Что в данном контексте значит «родители не уследили»? Ведь речь не о каких-то детских шалостях, проделках, нарушениях дисциплины — речь об элементарном, которому научить ребенка некому, кроме как отцу с матерью, деду с бабкой, другим близким родственникам. 

Доменику вторит профессор (!) психологии (!) Йельского университета (!) Фрэнк Кейл, считающий, что в утрате детьми простейших навыков виновато их «длительное пребывание во время локдаунов вне социума». И все это утверждается на полном серьезе, будто только социум может научить завязывать шнурки, пользоваться ножницами и тюбиком, а дети в карантине подолгу находились не в окружении родителей и других близких, а чуть ли не в вакууме! 

Что скрывается за подобными смехотворными объяснениями, предлагаем поразмыслить самому читателю. 

Школьник в подгузнике
Не требует особого осмысления другая западная тенденция. Имеем в виду рост на Западе числа 6-11-летних учеников, посещающих школу... в памперсах, потому что они не умеют пользоваться туалетом. В этом еще в 2013 году обвинял родителей Британский профсоюз учителей. Он приводил в качестве иллюстрации школу, где в двух классах пришлось менять ковровое покрытие, потому что дети частенько не успевали добраться до туалета вовремя. И чего добился профсоюз? Вместо того чтобы учить детей справлять нужду вовремя и цивилизованно, считающиеся благовоспитанно-чопорными подданные британской короны стали отправлять детей на уроки в подгузниках! 

По этой же причине бьют тревогу педагоги Швейцарии. Там, по свидетельству эксперта по развитию детей Риты Мессмер, к 2023 году число детей в памперсах в школах резко возросло. У самой Мессмер был 11-летний пациент, с которым специалист долго мучилась, потому что мальчика не научили самостоятельно ходить в туалет. 

Дети в Швейцарии настолько привыкли к памперсам, что даже не осознают необходимости перехода от антисанитарии к посещению туалета. «Некоторые родители не обращают на это внимания, потому что подгузники облегчают быт, — говорит ученый-педагог Маргрит Стамм. —В наши дни это не рассматривается как проблема. И это посылает совершенно неверный сигнал родителям и всему обществу». 

Швейцарская федерация учителей возмущена и настаивает, что отсутствие у детей элементарных навыков личной гигиены уже сказывается на качестве школьного образования. Ведь учителям порой просто не хватает времени, чтобы донести до учеников знания, потому что некоторых прямо на уроке приходится вызволять из промокших и воняющих на весь класс подгузников. «Когда 11-летние дети приходят в школу в памперсах, это очень тревожная тенденция, — цитируют швейцарские СМИ главу федерации Дагмар Реслер. — Родители несут полную ответственность за то, что их дети школьного возраста носят подгузники. Учителя не должны менять их своим ученикам. Это переходит все границы». 

Согласно исследованию всемирно известной клиники братьев Майо (это целая сеть с центром в городе Рочестер, штат Миннесота), современных детей в США приучают к горшку с 18-24 месяцев. Но эта статистика наподобие средней температуры по больнице. (Напомним в скобках, что в СССР аналогичное воспитание стартовало с момента, когда малыш начинал ходить, то есть с 9-14 месяцев, а иногда и раньше — когда ребенок уже уверенно сидел). 

Летом 2023 года Федерация учителей города Буффало, штат Нью-Йорк, сообщила местной прессе о 43 школьниках, не наученных пользоваться туалетом и приходящих на занятия в подгузниках. «Нет никаких правил или процедуры, чтобы работать с таким ребенком, чтобы приучить его к горшку, чтобы убирать за ним, — комментировал эту цифру глава федерации Фил Румор. — Учитель не может этого делать, потому что это отвлекает его от занятий». В результате присутствие в школе детей в памперсах оборачивается, мягко говоря, неприятными ситуациями, в том числе травлей со стороны других учеников. Они не понимают и не принимают «новомодного веяния» и издеваются над одноклассниками, в том числе жестоко. 

Школьник в подгузнике — это ли не красноречивое свидетельство уже не угрозы, а наступившей беды, деградации семейного воспитания на демократично-толерантном Западе? 

Делай как я! 

В Казахстане, который Запад периодически шпыняет за недостаток демократии и толерантности, до описанных провалов семейного воспитания (точнее его отсутствия или извращенности) еще не дошло. Надеемся, что и не дойдет. Но обольщаться не следует. 

Например, многие ли молодые казахстанцы, в том числе родители, знают, что подспудное воспитание ребенка начинается еще в утробе матери? Там, как убеждены нутрициологи, закладываются, в частности, пищевые привычки дитя. Насколько грамотно или безграмотно питается во время беременности будущая мама, такими же с большой вероятностью будут и пристрастия в еде ребенка. 

Многие ли знают, что в самые первые месяцы и годы после рождения в младенце вне зависимости от его пола сильно... мужское начало? Точно так же, как мужчина любит глазами, малыш начинает постигать мир зрением. А оно, кроме прочего, закрепляет в подсознании ребенка характер и манеру поведения самых близких людей — родителей, в том числе картинки их взаимоотношений между собой. 

На этом этапе, каким бы забавным это ни показалось, полезен армейский принцип воспитания и обучения «Делай как я!» — практически без слов. Ведь в младенчестве все мы смахиваем на обезьянок, мастерски копирующих жесты, телодвижения и в целом поведение окружения. Поэтому не дай бог родителям перед глазами еще «ничего не понимающего» младенца ругаться и уж тем более распускать руки. 

Это отнюдь не означает, что малыш не восприимчив к звукам. Еще как восприимчив! Он пока не понимает их смысла, но чутко улавливает тональность и нюансы речи, музыки и прочего «аудио». Ласковая колыбельная или тихая музыкальная классика куда предпочтительнее громкого тяжелого рока или скороговорки рэпа. 

Представляет ли молодежь, насколько важно так называемое тактильное воспитание? И не только обнимашки-поцелуйки, но и поглаживание ребенка лет до четырех-пяти по головушке, и подобие легкого массажа участков и всего детского тельца. 

А уж когда дитя заговорит, на первый план его воспитания выходят слово и разговор. Грубейшая ошибка молодых родителей, уставших от бесконечных вопросов заговорившего ребенка, — усадить его перед телевизором и приобщить к мультикам, не говоря уже о смартфоне. Подпускать ребенка к современным гаджетам, как считает все больше психологов и ученых-педагогов, надо вообще как можно позже, по крайней мере, никак не раньше достижения школьного возраста. А до этого — разговаривать, разговаривать и еще раз разговаривать, читать вслух сказки и стихи, не лениться и не уставать отвечать на вопросы и задавать их ребенку, памятуя первые строки Библии «В начале было Слово». 

Нельзя, потому что нельзя 

Исследователи казахской истории отмечают, что в старину казахские семьи были «детоцентрированными», то есть очень любили детей. Но эта любовь не была, как случается сегодня, слепой и безбрежной. Об этом свидетельствует одна из мудростей культурно-исторического наследия казахского народа: «До пяти лет ухаживай за ребенком, как за королем, от пяти до тринадцати — заставляй как можно больше работать, а с тринадцати — обращайся с ним как с равным и делись опытом». 

«Жеты жаргы» (свод законов права казахов, принятый в Казахском ханстве при хане Тауке в XVII веке и действовавший до середины ХІХ века; в научной литературе именуется как «Уложение хана Тауке», «Законы хана Тауке», «Семь уложений») устанавливал четкую власть родителей над детьми и наказания для них. Самым тяжким грехом детей считалось непослушание родителей и непочтение к ним. И если наказание девочек и девушек отдавалось на усмотрение матери, то мальчики и отроки карались более определенно. «Если юноша кричит и обижает родителей, его позорят — сажают на черную корову или черного осла лицом к хвосту, навязывают на шею старый войлок, бьют плетью и провозят вокруг аула», — гласило одно из положений «Жеты жаргы». Причем родители были вправе не увещевать провинившееся чадо и не утруждать себя подробными объяснениями, за что оно наказано. 

Последнее кажется актуальным применительно к современным реалиям. Ничего, кроме недоумения, не вызывает отказ западного толерантного воспитания родителям в праве быть краткими, категоричными и жесткими с детьми в обозначении целого ряда табу. Например, почему нельзя читать чужие письма? Подсматривать в замочную скважину? Насмехаться? Унижать? Нарушать слово, клятву? Издеваться над животными и себе подобными? Богохульствовать? Воровать? Предавать? Убивать? 

Да потому что просто нельзя! Рассусоливание приведенных и кое-каких других запретов лишь мешает их утверждению как аксиом, не требующих доказательств. И как только у юной персоны возникают сомнения в подобных истинах — это признак близкой беды. Именно такая беда не вчера поразила Запад, где размыты понятия добра и зла, блага и вреда, рушатся семья, мораль и сама природа человека, властвуют золотой телец и диктатура абсурда меньшинства. 

(Окончание следует.)