Мы в соцсетях:

Новое поколение
  • Введите больше 3 букв для начала поиска.
Все статьи
articlePicture
ЭкономикаПромышленность

Шкурный вопрос

По итогам минувшего года в Казахстане забито 2265,5 тысячи тонн скота и птицы в живом весе (рост к 2022 году — на 4,6 процента). Даже если учесть, что из них только миллион тонн приходится на КРС и мелкий рогатый скот, то несложно подсчитать, какое количество шкур остается в лучшем случае на продажу, в худшем отправляется на свалку.

Уж сколько раз твердили миру

Шкурный вопрос недавно поднял сенатор Жанболат Жоргенбаев, по информации которого в стране действует более 10 кожевенных предприятий по переработке шкур крупного рогатого скота. Их суммарная мощность — до 4 миллионов шкур в год, однако загружены они лишь на 30 процентов. Многие заводы работают нерегулярно. Некоторые периодически выходят из строя. Каким-то постоянно не хватает сырья. 

“За январь-ноябрь 2023 года отечественные предприятия переработали 220 000 шкур КРС. По сравнению с прошлым годом производство снизилось более чем на половину. Правительство частично уделяло внимание данному вопросу, с 2014 по 2015 год лишь вводя или снимая ограничения на вывоз шкур животных”, — отметил депутат, озвучивая свой запрос на пленарном заседании Сената. 

Основная проблема — в низком качестве продукции, произведенной в мелких крестьянских и фермерских хозяйствах, которые обрабатывают шкуры чаще всего дедовским способом ввиду отсутствия оборотных средств на закуп современного оборудования. Также не развита система заготовки. Отсутствие промышленного забоя и технологии хранения шкур делает их непригодными для переработки. 

По мнению депутата, решить проблему поможет создание кожевенных производств и крупных предприятий по переработке полутонкой шерсти. Минсельхоз сейчас разрабатывает комплексный план по развитию переработки сельхозпродукции до 2028 года. В этой связи сенатор адресовал ряд предложений главе Кабмина. Прежде всего это инвестиционное субсидирование на покупку оборудования для кожевенного производства. Необходимо пересмотреть субсидирование и налоговые льготы на приобретение сырья для производства. Не менее остро стоит вопрос создания сервисных заготовительных центров по сбору шерсти и меха в регионах. 

Перспективы есть, интереса нет 

Переработка шкур и шерсти является перспективным направлением легкой промышленности Казахстана, отмечают эксперты Института общественной политики. Что касается такого ценного продукта, как шерсть, то ее первичной обработкой в стране занимаются 14 предприятий, имеющих мощность до 40,6 тысячи тонн шерсти в год. Тем не менее, как и в случае с переработкой шкур, в 2022 году было обработано только 7000 тонн, что составляет 17 процентов от возможной мощности. Стоит отметить, что получаемая в республике шерсть относится к грубому и полугрубому типам. Они менее востребованы на рынке. Доля сырья, получаемого от овец тонкорунной породы, которая является более ценной, составляет всего 30 процентов. По словам руководителя общественного фонда “Жауказын” из Аксуской сельской зоны Калимаш Байбухановой, людям просто некуда сдавать шерсть. Ее практически отдают за бесценок. В регионе необходима хотя бы пара цехов для ее переработки. Это бы подтолкнуло тех, кто занимается овцеводством, относиться к шерсти иначе. Сейчас ее остригли, продали за копейки и рады. Все же лучше, чем выбрасывать. Если бы ее принимали на переработку, сельчане задумались бы уже и над качеством. 

По мнению экспертов, Казахстан обладает значительным потенциалом для экспорта дубленой кожи (первичная обработка) и шерсти. Эта отрасль может не только удовлетворять внутренний спрос, но и приносить доход в размере более 500 миллиардов тенге ежегодно за счет продажи за рубеж. К примеру, стоимость одной штуки дубленой кожи крупного рогатого скота на мировом рынке доходит до 200 000 тенге, или 426 долларов, а мелкого рогатого скота — до 70 000 тенге, или 150 долларов. Анализ мирового опыта показывает, что развитие отрасли переработки шкур и шерсти невозможно без поддержки государства. Такие страны как Китай, Турция, Индия предоставляют различные меры поддержки своим производителям вплоть до протекционистских. 

Министерство сельского хозяйства Казахстана озвучило планы по запуску четырех проектов по переработке кожсырья. В частности, с турецким инвестором по производству желатина и китайской компанией по переработке более мелких шкур овец и коз для получения кормовых добавок. 

Конечно, не дубленки, но все же...

Шкурная тема, увы, не нова. Она, как кардиограмма: то вверх, то вниз, но здорового ритма так и не получается. Еще в конце 2017 года во время визита в Павлодарскую область вице-министра сельского хозяйства, на тот момент Рустема Курманова, он посоветовал: “Во всем мире шерсть дает добавленную стоимость овцеводства. У нас — максимум из этой шерсти мы делаем кошму и валенки. В Европе шерсть обрабатывается водой при температуре 40 градусов. Отделяется так называемый “гумус”, поскольку соединение частиц земли, которая находится в шерсти овцы, — это хорошее удобрение. Если промывать шерсть водой более высокой температуры, отделяется жиропот, а из него можно производить ланолин, который сейчас стоит дорого, потому что используется в косметической индустрии. У нас же жиропот по сути выливается в канализацию”. Чиновник из Астаны поделился планами министерства создать в регионах предприятия по переработке овечьей шерсти. На постройку одного такого завода на тот момент было необходимо около 6 миллиардов тенге. Судя по всему, вопрос так и затерялся в кошме. 

Фото Талгата Галимова