Мы в соцсетях:

Новое поколение
  • Введите больше 3 букв для начала поиска.
Все статьи
articlePicture
ЭкономикаАгропром

Ловись, рыбка, в мутной воде?!

Что нужно для того, чтобы, наконец, накормить Казахстан рыбой? Почему рыбоводческая отрасль в республике живет приписками? С этими и другими животрепещущими вопросами, судя по всему, нерешаемыми годами, мажилисмен Сергей Пономарев обратился в своем депутатском запросе к первому заместителю Премьер-министра РК Роману Скляру.

По словам депутата, на столах казахстанцев почти не бывает рыбы, хотя это очень полезный для здоровья продукт. В нем содержатся необходимые минеральные элементы — фосфор, кальций, калий, натрий, магний. Однако казахстанцы потребляют крайне мало рыбы — всего около 14 килограммов в год, тогда как мировой показатель превышает 20,5 килограмма. 

Более того, согласно данным экспертов FAO (международный комитет Всемирной организации здравоохранения), в странах с высоким уровнем дохода население употребляет по 26,5 килограмма рыбы в год, с низким — 5,4 килограмма. Казахстан с показателем 14 килограммов (таковы данные официальной статистики) можно отнести к третьей группе — странам с уровнем дохода ниже среднего. И при этом следует отметить, что показатели Бюро национальной статистики РК сильно отличаются от данных, которые публикует о Казахстане FAO. Судя по информации сайта этой организации, жители РК едят даже менее пяти килограммов рыбы в год. А значит, страну можно причислить к группе беднейших. 

— Понятно, что мы не морские Индонезия или Норвегия, но в сотню стран по добыче рыбы все же могли бы войти, потому как даже в соседнем Узбекистане рыбы выращивают в двадцать раз больше, — говорит Пономарев. 

Вот только ее не посчитаешь, как коров или лошадей на ферме. И потому многие, по его словам, ловят рыбку в мутной воде, плюс складывается впечатление, что отрасль живет приписками. 

Так, одна из последних громких инициатив случилась в 2020 году. Бывший на тот момент министром экологии Мырзагалиев предложил смелую программу развития рыбного хозяйства, которая должна была привести к мощному рывку в отрасли. 

Иными словами, по оценкам министерства, в водоемах страны можно было бы выращивать до 600 тысяч тонн рыбы в год. Именно на этот показатель должна была выйти отечественная рыбная отрасль к 2040 году. А к 2030 году выращивать 270 тысяч тонн рыбы в год, увеличив внутреннее потребление продукта с 67 до 134 тысяч тонн, а экспорт — с 30 до 180 тысяч. При этом потребность в мальках для достижения поставленных задач составляла 2,4 миллиарда тонн. 

— За последние девять лет объем выращенной рыбы увеличился в 36 раз — с 410 тонн до 20 тысяч. Но все это на бумаге. По программе на развитие отрасли уже освоено 1,16 миллиарда тенге. Вот только многие рыбопроизводители говорят, что деньги до них не дошли. Приписки и разбазаривание косвенно подтверждают и данные Бюро национальной статистики: потребление рыбы и морепродуктов на душу населения в РК в 2020 году было 3,9 килограмма на человека, в 2021-м — 4 килограмма, а в 2022-м и вовсе упало до 3,7 килограмма. Логичен прогноз, что показатель еще снизится. Сейчас на рынках Астаны карп и сазан стоят 1500 тенге. Догоняя птицу и даже мясо, — сетует депутат.

Напомним, что в республике сейчас работает 25 крупных и мелких рыбопитомников, из них государственных лишь четыре. Они могут производить, но опять-таки на бумаге, около 70 миллионов штук молоди ежегодно, однако по факту, утверждает мажилисмен, эти нерестово-выростные хозяйства сильно истощены и в лучшем случае работают на треть своих возможностей. 

Проблемы банальны — устаревшие материально-техническая база и технологическое оснащение инкубационных цехов, непригодность, зарастание и заиливание прудов. Больше половины прудового фонда реально не используется из-за разрушенных каналов, гидротехнических сооружений, а также дефицита воды. Крупнейшие хозяйства республики убыточны и потому не могут принимать участие в крупных государственных тендерах. Максимальная сумма их участия — 28 миллионов тенге. В результате рыбные запасы иссякают на глазах. Например, Балхаш, Алаколь вообще не зарыбляются, а Капчагайское водохранилище в этом году вместо 4,5 миллиона мальков, как рекомендует наука, получит лишь 110 тысяч. Производители молоди жалуются — они почти не получают помощи от государства, разве что 30 процентов компенсации стоимости рыбного корма. В республике нет ни одной машины для подсчета выпускаемых мальков, и выходит, что точное количество сеголеток отследить невозможно вообще. Ни чиновники, ни предприниматели не горят желанием показывать реальные цифры и приобретать такую технику. Вот и выходит потом по документам, что даже безводная Туркестанская область в прошлом году выпустила мальков на 100 миллионов тенге. 

— Налицо явное разбазаривание денег, 

при этом зарплата в сельском хозяйстве одна из самых низких, а у рыбоводов в этой отрасли — и вовсе нижайшая. Не стоит забывать, что озерная гладь водоемов Казахстана стремительно сокращается изза засух, и это тоже надо учитывать. Рыбы наобещали море, а воды нет. За ненадобностью закрыта и кафедра ихтиологии в КазНУ, — утверждает Пономарев. 

Напомним, что во втором полугодии 2023 года заработная плата работникам государственных рыбоводных предприятий была повышена только для трети сотрудников, а это всего 162 человека. 

— Для остальных проектом бюджета на 2024 — 2026 годы средства на повышение лишь предусмотрены. И то только в качестве доплаты к зарплате за особые условия труда, подчеркну — условия, связанные с рисками угрозы причинения вреда здоровью и жизни, — заключил мажилисмен. 

Может, Правительству стоит обратить, наконец, серьезное внимание хотя бы на государственные рыбоводные предприятия? Изыскать возможность повысить заработную плату всем ее сотрудникам плюс внести коррективы в программу развития отрасли? Также не помешало бы создать республиканское предприятие по дноуглубительным работам и прочистке рек и каналов, а еще закупить транспорт, в том числе скоростные лодки, для борьбы с браконьерами (о чем речь идет уже не один год) и современные машины для подсчета выпускаемых мальков. Позаботиться о штате и особенно об улучшении материально-технической базы рыбинспекции в регионах. 

Но главное — всерьез, без приписок и очковтирательства, заняться столь важной отраслью.