Достигли дна

В рубрике Новость дня - 2021-04-01

Ольга Шишанова, Андрей Губенко

Река Или - краса и гордость Казахстана - из могучего потока с широкой водной гладью и живописными берегами превратилась в “систему луж и ручейков”. Уровень воды в реке, и вообще-то не очень широкой, упал сразу на два метра. Это значит, что оказались на суше нерестилища рыбы, что под угрозой оказались растения и животные заповедной илийской дельты при впадении в озеро Балхаш, да и самому Балхашу угрожает экологическая катастрофа, когда Балхаш-озеро будет мелеть и отступать от Балхаша-города (и других населенных пунктов на берегу), предоставляя их соляным бурям наступающей пустыни

WELAR

Наше издание неоднократно писало о том, что на протяжении последних нескольких лет подобная ситуация стала нормой. То есть каждую весну река практически исчезает, затем водоток определенным образом регулируется и русло снова заполняется настолько, чтобы этого оказалось достаточно для водозабора через каналы на рисовые чеки.
Дело в том, что вдоль реки Или есть несколько крупных хозяйств, которые занимаются выращиванием такой влаголюбивой культуры как рис. Понятно, что без воды, причем в больших количествах, рис не вырастить. Поэтому, чтобы рисовые хозяйства не разорились, а тысячи людей не остались без работы и хлеба, то есть риса, определенный уровень воды в вегетационный период приходится поддерживать. Затем, ближе к осени, после того как собран весь урожай, вода в Или снова уходит более чем на полгода. Все эти неестественные колебания не могут не привести к беде, а именно к экологической катастрофе на огромной территории.
Уже сегодня это отражается как на состоянии флоры и фауны прилегающих районов, так и на состоянии озера Балхаш, которое почти на 85 процентов питается водами трансграничной реки Или. А значит, с пересыханием водотока ситуация потянет за собой по цепочке гибель не только Иле-Балхашского водного бассейна, но и прилегающих регионов - то есть катастрофа своими масштабами запросто превзойдет гибель Аральского моря. Плюс придется забыть о многочисленных проектах развития региона на юге Казахстана, в том числе касающихся реинтродукции туранского тигра, который должен был бы обитать на территории Иле-Балхашского природного резервата.
За разъяснением ситуации мы обратились в Водный комитет РК, однако внятного ответа получить не удалось. Ссылка на цикличность водотока - просто отговорка. Даже если исходить из цифр, которые характеризуют воды реки, очевидно, что получаемые сегодня на выходе трансграничные 12 кубокилометров - явно не те 23, которые были характерны для Или, например, пару десятков лет назад. То есть пока интенсивное развитие Синьцзян-Уйгурского автономного района на территории КНР не начало влиять на окружающую среду, в том числе - и в большой степени - на водоток трансграничной реки Или.
К сожалению, несмотря на все международные конвенции, которые регулируют в развитых странах совместное использование государствами трансграничных вод, Казахстан и Китай подобным похвастать не могут. При этом сегодня на территории китайского СУАР река зарегулирована более чем 30 ГЭС и сотней плотин.
Кстати, попадая на территорию Казахстана, река Или начинает мелеть еще больше, поскольку, как мы уже упоминали, ее воду используют для слишком влаголюбивых культур, которым в сельском хозяйстве республики, особенно при внедряемой повсеместно диверсификации, явно не место. Одно дело, когда рис выращивают где-нибудь в Юго-Восточной Азии, где в течение года выпадает 2000-3000 миллиметров осадков, и совсем другое - забирать воду из полугорной-полупустынной реки, пробегающей по территории, где осадков выпадает на порядок (!) меньше.
Но парадоксальным образом в данном случае рисовые хозяйства спасают реку от полного исчезновения. Причина, повторим, в том, что казахстанские чиновники, благополучно обрекшие местную природу на вымирание, радостно идя навстречу экономическим интересам могущественного соседа, все же опасаются социального взрыва проживающего там населения при совсем уж полном отсутствии воды, и потому, видимо, выторговали у китайских товарищей вышеупомянутые “летние каникулы” для реки.
Что совершенно не выход из создавшейся ситуации, поскольку происходящее серьезно угрожает природе и экологической ситуации в южных регионах республики, восстановление которых, повторим, вряд ли будет возможно даже при миллиардных затратах. Как пример - многострадальный Арал, на задержание песков с высохшего дна которого ежегодно тратят более 10 миллиардов долларов, привлекают средства международных организаций, но все это носит временный характер. Потому что регион пустеет, вода уходит, соль и пустыня наступают, а все живое вокруг попросту гибнет.
Иле-Балхашский регион, судя по всему, ожидает еще худший сценарий. Так, с уходом воды исчезнет рыба, уйдут или погибнут животные, безработное и больное население потянется в другие регионы, а оставленные населенные пункты, которые можно и нужно было бы превратить в центры экотуризма, накроют песчаные бури, по своей силе намного превосходящие соленые пески высохшего Арала.
Можно ли предотвратить подобный сценарий?
Можно, но при одном условии - если только при разного рода международных соглашениях казахстанские переговорщики научатся отстаивать государственные интересы Казахстана. В этом конкретном случае - добьются более щадящего для реки Или темпа наполнения очередного китайского водохранилища. Поучились бы, к слову, у китайских товарищей. Те как раз действуют весьма умело, исходя из интересов в первую очередь своего государства.

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами