Миссия добра

В рубрике События - 2021-03-02

МАД “Невада - Семипалатинск” 32 года

Выступая в далеком 1984 году на Софийской встрече писателей мира, Олжас Сулейменов образно сказал: “Первый атомный взрыв был уже сигналом грядущего распада человечества. Это предупреждение нам, что последний ядерный взрыв произойдет как окончательный результат нравственного распада великого рода Адама”

И в самом деле, ХХ столетие, ставшее веком великих достижений науки и техники, оставило позади себя духовное развитие человечества. Много лет назад, едва возникнув, оно сразу же погрузилось в мир насилия. Материальная сила была главным аргументом в разрешении межгосударственных притязаний - территориальных, духовных, экономических. Однако в хоре милитаристов на стыке последних двух веков все громче зазвучали голоса мастеров слова, призывавших современников к общепланетарному мышлению в решении проблем войны и мира. И среди них особое место занимает набатный голос Олжаса Сулейменова.

Именно он в условиях тоталитарного режима создал движение “Невада - Семипалатинск” и впервые привлек внимание советского народа к трагедии, разыгравшейся на казахстанской земле. Выступая в прямом эфире телевидения, депутат Верховного Совета СССР заявил: “Я избирался в Семипалатинской области, на древней земле с историческими традициями. Здесь родились великие казахские писатели. Эти степи и горы - наши Ясная Поляна и Михайловские Тарханы. Здесь проводятся ядерные взрывы - 18 взрывов в год. В течение 16 лет производились открытые испытания на земле и в атмосфере. На этой земле взорвано зарядов суммарной мощностью в 2,5 тысячи хиросимских бомб. Никакие соображения обороны уже не заставят нас соглашаться с атомными полигонами на нашей земле”.
Немного предыстории: в 1949 году на Семипалатинском полигоне произошел первый взрыв, он был секретный, тайный. Но постепенно народ узнал, что взрывы идут, люди болеют, умирают. Был у нас великий ученый Каныш Сатпаев, президент Академии наук, он снарядил экспедицию со специалистами во главе с Бахией Атчабаровым. Они с 1957 по 1961 год проводили исследования на местах, и сохранились 12 томов - результаты работы, но они были, естественно, засекречены. В 1961 году никто бы не стал это публиковать. Даже Академия наук СССР, когда к ней обратились ученые с этими материалами, поизучала их и сказала: “Нет, это все вздор. Никаких там вредоносных последствий не было и не может быть”. Потом, через 40 лет, когда, исследуя истории болезни людей, ушедших тогда, в разные времена, в Семипалатинской области, статисты не нашли ни одного случая лейкемии или болезни, связанной с радиацией. Писали, что человек ушел из-за туберкулеза, дизентерии - из-за таких тривиальных болезней.
В 1962 году Никита Хрущев провел испытания супербомбы на Новой Земле. Естественно, это взбудоражило мировую общественность, и тогда материалы экспедиции Атчабарова были, видимо, востребованы, их поизучали и пришли к выводу, что уже не надо испытывать в воздухе, воде, на поверхности земли, как проводили до этого, а надо уйти под землю. Бурят стометровую колонну, на дно закладывают заряд, сверху заливают все бетоном. Бетон застывает, потом можно взорвать, и все, сказали, что это безопасно для народа. Но народ обманывали.
И так мы пребывали в этом сознании до 1989 года. В то время, как говорил Горбачев, возникало уже новое мышление. И свобода слова коснулась даже военных. Олжасу Сулейменову как депутату Верховного совета позвонил человек и сказал: “Я - летчик с аэродрома Чаган, это недалеко от Семипалатинского полигона. Мы думали, кому позвонить, решили, что вы сможете донести это до верхов: при испытаниях 12 февраля произошел выброс радиоактивных газов, и облако фронтом в несколько десятков километров прошло и над нашим городком. А у нас здесь дети, семьи, поэтому мы не можем это терпеть”. Военный добавил: “Всегда при подземных испытаниях выбрасывается радиоактивный газ, но атомщики во время испытаний рассчитывают розу ветров, чтобы это облако не коснулось жилых поселков, городов, ушло в степь. Но в степи тоже люди живут, чабаны”.
Оказывается, и после 1963 года продолжались мощные радиоактивные выбросы. 28 февраля 1989 года около Дома Союза писателей собрался многотысячный митинг, на котором образовали антиядерное движение “Невада - Семипалатинск”. Его лидером избрали Олжаса Сулейменова. Ему как депутату было положено 10 минут свободного прямого эфира, и он их использовал, чтобы рассказать людям правду и сообщить о создании антиядерного движения. В результате впервые в истории ХХ века население Казахстана поднялось на защиту своей земли, своей жизни. Более двух миллионов казахстанцев из приполигонных областей подписались под нашим воззванием “Полигон жоилсын!” (“Закрыть полигон!”).
В то время страна переживала миг демократии. Краткий миг демократии, которым мы воспользовались, создали движение и закрыли последовательно все пять действующих полигонов. Напомним, после закрытия Указом Президента Казахстана Семипалатинского полигона на волне протестов против ядерных испытаний закрыли полигоны на Новой Земле (Россия), в Неваде (США), на атолле Муруроа (Канада, Франция) и в Лобноре (КНР).

Некоторые “историки” говорят, что это чиновники закрыли Семипалатинский полигон. Не могли чиновники выступить против военно-промышленного комплекса. Даже сам Горбачев пытался это сделать. Но ему нужны были союзники, и в нашем движении он их увидел.
После выступления О.Сулейменова по телевидению он вместе с депутатами Верховного совета Казахской ССР Дмитрием Снегиным, Саином Муратбековым и Кадыром Мырзалиевым отправил в Москву соответствующее письмо. Это письмо пришло туда, наверх, и Горбачев позвонил Колбину: “Что там у вас, серьезно ли это все? Пусть мне местные власти сообщат, в какой степени это все повлияло на здоровье и жизнь населения”. И Колбин позвонил, дал поручение секретарю обкома Бозтаеву подготовить такое письмо, тот подготовил, направил, но ведь он был секретарем уже несколько лет, при нем испытывали оружие много раз. Он же молчал тогда.
Или же еще приписывают закрытие полигона Сужикову (Мухаметгали Сужиков возглавлял Семипалатинскую область в 1958-1960 годах) - что тоже писал Хрущеву. Не могли они писать напрямую, так как знали субординацию. Партийный секретарь обкома или секретарь райкома не мог писать “наверх”, он должен был через секретаря обкома пройти, получить разрешение и написать уже тогда в республиканскую, а уж потом на самый верх. Не надо говорить, что один человек закрыл - это народ закрыл. Народное движение остановило испытания 19 октября 1989 года, за два года до указа о закрытии. Без этого и указа не было бы.
Именно Казахстан, заставивший замолчать ядерные полигоны и отказавшийся от ядерного статуса, несмотря на перенесенные тяготы, неисчислимый моральный и материальный урон, показал наглядный пример миру возможности объединения доброй воли народа, общественности и политиков. При этом Олжас Омарович часто подчеркивает, что ценой огромных жертв и лишений Казахстан в прошлом веке спас мир от Третьей мировой войны. Ведь только результативные испытания на территории республики удержали западных вояк от нанесения ядерных ударов по крупнейшим городам Советского Союза, в рассекреченных их списках были и казахстанские промышленные центры.
К сожалению, и в XXI веке наша планета не стала более безопасной.
Не прекращаются работы по совершенствованию вооружений, поиску новых современных средств доставки смертоносных бомб, появилась угроза ядерного терроризма. И как тут не вспомнить пронзительные слова Олжаса Сулейменова: “Мир испытан тобой, Казахстан. Если можешь, прости...”. Казахстан простил, но не забыл: слишком горьким был урок, поэтому борьба за всемерное запрещение ядерного оружия продолжается.

Олжас Омарович вспоминает:
- В 1990 году мы были близки к всемирному отказу от оружия, потому что создали первую межпарламентскую делегацию, в которую вошли четыре конгрессмена и сенатора США, два парламентария из Англии и два из СССР: это я и руководитель атомного института академик Евгений Велихов. Мы на самолете вылетели в Москву, встретились с Горбачевым, вечером вылетели в Англию, встретились с министром обороны, изложили наши предложения о возможном межпарламентском референдуме и обо всех его деталях по отказу от ядерного вооружения. Оттуда отправились в Вашингтон. Встретились с Бушем-старшим, он тут же нашел советника по безопасности, который как раз занимался и обороной Америки, дал задание рассмотреть предложение. То есть тогда взаимоотношения стран были такие теплые, что международную обстановку они согревали. Многого можно было добиться, но не получилось воспользоваться этим шансом.
Мир уже знал, что первому антиядерному движению на планете удалось остановить ядерные испытания. Тогда движение “Невада - Семипалатинск” первым применило необычную тактику, которая оказалась стратегической. Оно объединило усилия народной дипломатии и парламентской: в составе Верховного Совета СССР Сулейменов создал мощную фракцию “За безъядерный мир!”. А это были 150 активных голосов из 500.
И она, выполняя волю народного движения, добилась постановления Верховного Совета СССР от 20 ноября 1989 года “Правительству СССР рассмотреть вопрос о закрытии Семипалатинского полигона”. Эта акция подсказала дальнейшую стратегию, которая была изложена в девизе “Избиратели мира против ядерного оружия”. По всем ядерным странам в антивоенные организации было послано приглашение на первую международную конференцию “Избиратели мира против ядерной войны”.
Она состоялась в мае 1990 года в Алма-Ате. Прибыли делегации антиядерщиков из Франции, Японии, Англии, России. Только из США чартерным самолетом прилетело более 300 делегатов - среди них конгрессмены, сенаторы, общественные деятели. В этой группе был доктор Лаун - руководитель организации “Врачи мира против ядерной войны”, за два года до этого отмеченной Нобелевской премией мира. На конференции разработали тактику работы с избирателями. А американские делегаты выступили с предложением выдвинуть кандидатуру Сулейменова на соискание Нобелевской премии. Однако в ответном слове он отказался.
- Давайте продолжим работу и добьемся Договора о запрещении ядерного оружия. Тогда сами обратимся в Нобелевский комитет с предложением о награждении.
Да, движение было близко к важнейшей цели своей борьбы - к Договору о полном запрещении ядерного оружия. На волне, поднятой Алма-Атинской конференцией, движение “Невада - Семипалатинск” стало инициатором создания Глобального антиядерного альянса. В него вошли все авторитетные антивоенные, антиядерные общественные организации Запада и Востока. Учредительная конференция альянса состоялась в январе 1991 года в Нью-Йорке, в одном из залов штаб-квартиры ООН. Там собрались все антиядерные движения мира, антивоенные, экологические - все подряд. И тогда Олжас Сулейменов предложил программу глобального антиядерного альянса: провести межпарламентский референдум, чтобы все парламенты, а их около 200, ответили на один только вопрос: нужно ли ядерное оружие человечеству? Шеварднадзе, Министр иностранных дел СССР, участвовал в работе этого форума. Он связался с Михаилом Горбачевым, сообщил ему об этой программе, и Горбачев сказал: никаких возражений, пусть Верховный Совет СССР будет первым в этом межпарламентском референдуме. А что это значило тогда, если парламент самой сильной ядерной державы заявит, что ему не нужно ядерное оружие? А что тогда делать остальным: американцам, англичанам, французам и китайцам? Только присоединиться! Это был колоссальный шанс, когда огласили важнейшую задачу - лишить ядерное оружие статуса средства национальной обороны. Оно не должно быть американским, английским, французским, китайским или советским. Оно, сокращенное до нескольких боеголовок, должно быть собственностью Совета Безопасности ООН, выполнять роль полицейской дубинки, угрожающей режимам, которым вздумается обзавестись этим оружием в нарушение будущего Договора о его полном запрещении.
Однако в связи с распадом Советского Союза и последующим обострением международной обстановки договор так и не подписали.
Выступая перед участниками конференции, Олжас Сулейменов призвал мировую общественность объединить усилия не только к полному прекращению ядерных испытаний на нашей планете, но и к полному уничтожению существующего ядерного оружия. Эта общепланетарная постановка проблемы сейчас привлекает внимание всех, кому небезразличны мир и безопасность на нашей многострадальной Земле.
Антиядерное движение добавило историкам несколько событий мирового исторического значения. Некоторые факты давно просятся в школьные учебники. Этими фактами надо гордиться, воспитывать молодежь и модернизировать планетарное общественное сознание.

Валерий Жандаулетов, Алия Бекмагамбетова,
ветераны движения “Невада - Семипалатинск”

Поделиться
Следуйте за нами