Статус деления

В рубрике Исследования - 2021-02-09

Ольга Шишанова

Сенаторы наконец-то решили узаконить поправки, касающиеся правового статуса Каспийского моря со стороны Казахстана, которые позволят расширить территориальные воды республики с 12 до 15 морских миль, ввести десятимильный “режим рыболовной зоны”, а также признать исключительные права Казахстана на промысел водных биологических ресурсов в вышеназванных акваториях

Напомним, сегодня водное пространство Каспийского моря делят между собой пять государств - Казахстан, Россия, Иран, Туркмения и Азербайджан. Это самый большой в мире бессточный водоем, технически являющийся озером, но из-за больших размеров за ним закрепилось название моря. И не случайно оно давно имеет стратегическое значение для прикаспийских стран, поскольку все дело в его ресурсах и транспортном потенциале. По мнению политологов, “это транспортный путь, это рыба, нефть, газ и сера на шельфе. И все это очень важно для регионов, которые прилегают к этому морю”.
Однако до 1991 года выход к Каспийскому морю имели только две страны - Советский Союз и Иран. Тогда правовой статус водоема был основан на двусторонних договорах - от 1921 и 1940 годов по принципу “общей воды”. Море было закрыто для третьих стран, а по воде граница фактически проходила по линии выхода к воде сухопутных границ - по прямой линии от южных границ современных Азербайджана и Туркменистана. У Ирана оставалась узкая полоса на юге Каспия.
Распад СССР внес свои коррективы в вопросы Каспийской акватории, поскольку от того, чем бы признали водоем - морем или озером, зависел дальнейший способ его раздела между пятью вышеназванными игроками.
Обсуждение принципов деления длилось почти 20 лет, но в 2018 году оно наконец завершилось, и в Актау лидеры прикаспийских стран, в том числе Казахстан, подписали Конвенцию о статусе Каспийского моря. Этой встрече предшествовали четыре аналогичных мероприятия: в 2002 году - в Ашхабаде, в 2007-м - в Тегеране, в 2010-м - в Баку и в 2014-м - в Астрахани. Плюс в декабре 2017 года в Москве прошло совещание министров иностранных дел прикаспийских государств, где согласовали сам проект конвенции.
Но Иран в сделке участвовать отказался, мотивируя это своим несогласием с утвержденными размерами “дележа”, которые заключались, во-первых, в определении “всего лишь” 15-мильной зоны территориального моря, внешняя граница которого должна была стать государственной границей (линией) того или иного государства. Напомним, что территориальные воды - это морской пояс, находящийся за внутренними морскими водами около прибрежного государства и входящий в его суверенитет.
Во-вторых, от этой линии отсчитывали еще 10 миль (согласно международному морскому праву) рыболовной зоны для каждой страны. Воды же вне этих 25 миль должны были быть признаны общим пространством. Но Иран, повторим, эту конвенцию до сих пор так и не ратифицировал.
Между тем международное право чаще всего расширения территориальных вод за пределы 12 морских миль не допускает. Однако если государства, делящие между собой тот или иной водоем, смогут договориться между собой, тогда в силу вступает уже национальное законодательство той или иной страны, которое часто устанавливает свой размер территориальных вод. Например, сегодня в США это шесть дополнительных миль, тогда как некоторые страны Африки прибавили себе по 24 мили, страны же Южной Америки, правда, в одностороннем порядке, смогли расширить их до 200 морских миль. Это такие государства, как Бразилия, Перу, Сьерра-Леоне, Уругвай и Эквадор.
Так что нет ничего удивительного в том, что Конвенция о правовом статусе Каспия предусматривает расширение территориальных вод каждой из пяти стран до 15 морских миль. По мнению казахстанских организаторов проекта, это позволит не только расширить осуществление их хозяйственной деятельности на Каспийском море, но и поможет создать необходимую правовую основу для совместных партнерских действий. В том числе в сфере экологии и сохранения биоресурсов Каспия, в борьбе с браконьерством, а также для взаимодействия в борьбе с терроризмом и предотвращения различных негативных инцидентов на Каспийском море.
При этом будут также четко разграничены полномочия государственных органов, ответственных за контроль соблюдения режима рыболовной зоны и ведения научно-исследовательской деятельности, что сегодня особенно важно на фоне участившихся случаев браконьерства в Каспийском регионе.
Вот только каким образом это сделают - пока остается под вопросом, поскольку ни в один законопроект, касающийся пресечения браконьерской деятельности на водоемах Казахстана, до сих пор не внесли ни одного предложения со стороны уполномоченных на это органов.

Нур-Султан

Поделиться