Беспилотный проект

В рубрике Исследования - 2021-01-29

Даулет Алтаев

Беспилотные летательные аппараты (БПЛА), как класс новейшего вооружения, заставляют на ходу менять стратегию подготовки к возможному вооруженному конфликту. У каждого государства своя позиция относительно существования в условиях, когда могут быть использованы БПЛА. И зависит она в том числе от роли на международной политической арене: одни продумывают, как будут защищаться от БПЛА, а другие - как будут нападать с помощью беспилотников. В любом случае военная наука уже не будет прежней - условная книга искусства ведения войны получила еще одну очень важную главу. Описанное в ней требует значительной корректировки всех ранее, казалось, незыблемых принципов

Казахстан продолжает акцентировать внимание на развитии систем беспилотной авиации различных классов. По данным специализированного исследовательского центра Бард-колледжа (каталог Drone Databook содержит актуальную информацию о дронах на вооружении более 100 стран мира и делит их на классы), Казахстан является эксплуатантом шести дронов Skylark израильского производства, легкими Orlan-10 российского производства и двумя внушительными, тяжелыми, ударными (БПЛА третьего класса) Wing Loong 1 китайского производства. По некоторым версиям, Wing Loong 1 являются копиями американских MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper, однако Китай официально заявлял, что это утверждение не соответствует действительности - Wing Loong 1 исключительно китайская разработка. Drone Databook также сообщает, что еще в мае 2018 года Turkish Aerospace Industries подписала соглашение с ТОО “Казахстанская авиационная индустрия” для совместного производства TAI Anka, тяжелого ударного БПЛА. Кстати, на территории упомянутой отечественной организации производятся сборка и последующее обслуживание упомянутых выше военных разведывательных БПЛА израильской разработки Skylark I-LEX.
Это говорит лишь о довольно простой локализации производства некоторых моделей дронов на территории государства-заказчика. Что могло бы дать Казахстану большие возможности для работы в этом направлении во имя интересов региона Центральной Азии. Однако, насколько нам известно, не все технологии, поставляемые в Казахстан, могут быть переданы той же России. Вспомним 2016 год, когда пошли первые переговоры по локализации производства израильских дронов на территории Казахстана. Тогда израильские СМИ сопровождали эту новость опасениями, что важные технологии, разработанные в Израиле, через Казахстан могут попасть в Россию. По всей видимости, именно эти опасения могут сдерживать расширение модельного ряда беспилотников израильского происхождения, которые могут быть собраны на территории Казахстана. Напомним, что Израиль является одним из лидеров в сфере строительства как разведывательных, так и ударных беспилотников. Наибольшую популярность в мире обрели модели Heron TP, Hermes 4507, барражирующие боеприпасы Sky Striker и Harop. В этом же списке “камикадзе” Orbiter-1K и Orbiter-3 и “дальние” Hermes 900. О характеристиках этих машин мы писали подробно в материале “Первым делом - беспилотники”, который опубликован в № 132 от 26 ноября 2020 года. Скажем лишь, что эти машины также активно закупал Азербайджан начиная с 2018 года, а позже успешно использовал в конфликте в Нагорном Карабахе.
Вернемся к производимым у нас Skylark I-LEX и в целом к классу легких дронов-разведчиков. Довольно простое устройство подобных машин является лишь преимуществом такого вида вооружения, которое особо опасно против живой силы. Поэтому сегодня кардинально меняются подходы к обучению личного состава. Ведь как показывает практика последних крупных вооруженных конфликтов, подобные “птицы” способны фиксировать даже незначительные тепловые следы. Особенно это опасно в темное время суток. Далее аппарат передает координаты в штаб, а там уже принимают решение относительно уничтожения зафиксированных дроном целей. Как правило, особую опасность подобный способ обнаружения представляет для живой силы и легкой техники (впрочем, тяжеловесам тоже не поздоровится) - в момент по координатам может отработать артиллерия с неуправляемыми боеприпасами. То есть происходит качественное изменение в сфере оперативного обнаружения целей и повышения точности удара - когда совершенно неинтеллектуальный артиллерийский снаряд (соответственно, орудие) обретает точность и оперативность поражения, сопоставимые с так называемыми “умными”, высокоточными боеприпасами. Такой точечный подход позволяет в том числе очень экономно расходовать боезапас. А после атаки “свернуться” и оперативно сменить место дислокации.
Напомним, недавно Президент РК Касым-Жомарт Токаев заявил о важности оснащения казахстанской армии наиболее передовыми цифровыми технологиями и средствами. В связи с этим было предложено ввести должность заместителя Министра обороны по вопросам цифровизации. Также Президент РК, будучи Верховным главнокомандующим, поручил до 1 ноября 2021 года создать структуру Единого оператора информационно-коммуникационной инфраструктуры военного назначения.
Отмечено существенное изменение направлений работы военных образовательных структур. По данным из компетентных источников, вводятся новые методики “проведения занятий и алгоритмы принятия командирских решений, в том числе в борьбе с незаконными воинскими формированиями и дронами”. Эти моменты получили отражение в профилирующих дисциплинах учебных программ. Иными словами, мы видим постепенную трансформацию подхода к современному вооруженному конфликту, что выражается в подготовке личного состава к условиям войны, когда скрыться от глаза противника стало гораздо сложнее. Надеемся, что специалисты отечественного военного ведомства видят истинное направление, в котором движется современная военная машина, и продолжат развивать направления актуального боя, при этом, конечно же, не отказываясь от традиционных правил. А также прорабатывают роль и место Казахстана на случай вооруженного конфликта, в котором будут использованы самые передовые средства уничтожения и в который будет втянут крупнейший стратегический союзник - Россия.
Некоторые военные эксперты с мировым именем утверждают: подобные, сравнительно недорогие БПЛА системы могут вывести из строя многомиллионные комплексы ПВО. В качестве примеров приводят возможность массированной атаки с помощью роя дронов, где в смертоносном облаке помимо активных, ударных целей будет масса ложных. Мол, это дешево и сердито, так как сегодня нецелесообразно использовать стратегическую или ударную авиацию против современнейших комплексов ПВО С300 и С400. Тем более что сами С-300 и С-400 не предназначались для противостояния беспилотникам - это непродуктивно и дорого. Защищать их должны системы малой дальности обнаружения угроз и комплексы радиоэлектронной борьбы, которые могут оказаться в некоторых условиях не столь эффективны, как ожидают от них разработчики.
О том, смогли ли Королевские военно-воздушные силы Великобритании совместно с компанией-разработчиком, итальянским Leonardo, “блокировать” работу российских зенитных ракетных систем C-400 с помощью выставленных помех беспилотниками BriteCloud, предназначенных для обмана радаров интегрированной системы противовоздушной обороны противника (выступает в качестве радиоэлектронной “приманки” для радаров ПВО противника), читайте в следующих номерах.

(Продолжение темы в следующих номерах)

Поделиться
Следуйте за нами