Чьи в семье дети?

В рубрике Новость дня - 2021-01-28

Алла Иванилова
Законопроект “О противодействии семейно-бытовому насилию”, который вызвал большой общественный резонанс, отправили на доработку. Его недавно прокомментировал Президент Казахстана. Между тем дискуссии о том, нужны ли Казахстану такие “новшества”, до сих пор не утихают

“Актуальные вопросы должны быть широко обсуждены. Нужно внимательно изучить нормы законопроекта и учесть все мнения. Наша задача - защитить права женщин и детей”, - написал Касым-Жомарт Токаев в Twitter, дав, таким образом, посыл не торопиться с внедрением новых противоречивых новелл.
Законопроект “О противодействии семейно-бытовому насилию” инициировали депутаты и принял Мажилис Парламента РК в конце сентября 2020 года. Он сразу вызвал немало возмущений. Юристы обратились с открытым письмом к Президенту Касым-Жомарту Токаеву и отправили предложения депутатам и рабочей группе, указав, что документ недоработан, поскольку в нем слишком много спорных моментов, размытых и неточных формулировок, которые могут привести к плохим последствиям. По их мнению, подобные законопроекты в Казахстане продвигают с подачи различных международных организаций, они абсолютно чужды нашему народу. Казахстанцы также организовали сбор подписей против этого проекта закона, который, к слову, не вынесли на публичное обсуждение. В итоге сегодня возникает много споров и недостоверной информации, которая вводит людей в заблуждение.
По мнению протестующих, законодательные поправки дискриминирует права родителей на воспитание своих детей. Общественность опасается, что под благовидным предлогом государственные органы станут вмешиваться в дела семьи.

WELAR

При этом, по словам разработчиков, за последние три года количество фактов семейно-бытового насилия возросло в 2,5 раза. Именно поэтому актуальным является принятие нового законопроекта, который позволит структурировать все существовавшие разрозненные механизмы по защите жертв насилия и выработать единый алгоритм. Однако казахстанцы так не считают.
Много нареканий вызвали нормы, которые должны “защищать” несовершеннолетних. Если сегодня в соответствии с Кодексом “О браке (супружестве) и семье”, который обладает высшей юридической силой, отлучение ребенка от семьи производится при “непосредственной угрозе жизни и здоровью”, то теперь будет достаточно лишь предположения о том, что нахождение ребенка в семье ставит под угрозу его жизнь и здоровье. Сейчас это временная мера до вынесения судом решения об ограничении или лишении родительских прав, но согласно проекту закона это будет являться основанием для прекращения опеки над ним. При этом новые законодательные поправки лишают “права на совместную опеку при наличии обоснованного предположения о совершении семейно-бытового насилия к несовершеннолетнему со стороны одного из родителей”. К примеру, если папа ударил ребенка, то автоматически будет считаться, что мама “соучастник преступления”. Значит, виновны оба. С одной стороны, это юридически неграмотно, поскольку согласно действующему законодательству опека предусматривается только в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Опекунами могут быть третьи лица - бабушки, дедушки, тети, сестры, но никак не родители, которые являются представителями своих несовершеннолетних детей. С другой - теперь на основе только лишь одного “предположения”, то есть без суда и следствия, можно забирать детей как у родителей, так и у опекунов. При действующей практике, когда изымают ребенка из семьи, прокуратуру извещают немедленно.
По новому законопроекту - в течение 24 часов. Также в это время орган опеки и попечительства в течение семи дней должен обратиться в суд с иском об ограничении или лишении родительских прав. Но соответствующую норму прописали так: “Полицейские в течение трех дней после отобрания передают материал в орган опеки и попечительства, который и будет решать вопрос о дальнейшем содержании либо устройстве ребенка”.
Также предлагалось легкий вред здоровью исключить из состава административных проступков и перенести в уголовные с ужесточением наказания именно в области семейно-бытовых отношений. То есть причинение физической боли, не повлекшее наступления легкого вреда здоровью, предполагалось считать уголовным преступлением, за что родителю может грозить штраф до 1000 МРП (2 миллиона 917 тысяч тенге), до 500 часов общественных работ либо ограничение или лишение свободы на срок до двух лет. Позже разработчики законопроекта говорили о том, что побои и нанесение легкого вреда здоровью не перенесут в Уголовный кодекс. Наказывать смогут и учреждения образования, если они не будут сообщать о каком-либо виде насилия над ребенком.
В новом законопроекте появился термин “противодействие насилию”, то есть это комплексный подход для оказания помощи семьям. Минздрав разрабатывает программу медико-психологической помощи, в которой будут корректировать поведение агрессора. Ее прохождение для дебоширов будет устанавливать суд. То есть семейная ссора может закончиться психиатрическим стационаром для родителей.
Введение нового законопроекта возлагает на родителей новые обязанности. К примеру: не оставлять детей, не достигших 12-летнего возраста, без присмотра (на улице, дома, в салоне транспортного средства); не достигших 14-летнего возраста - в местах массового купания; не допускать появления детей, не достигших 16-летнего возраста, без сопровождения совершеннолетних лиц на территории технических сооружений, в подвалах, на чердаках жилых и промышленных зданий, предприятий и учреждений, других организаций, на территории точек торговли горючими материалами, на территории вокзалов, аэропортов и автовокзалов; не допускать детьми просмотра, чтения и распространения материалов на электронном и бумажном носителях, содержащих порнографию, насилие, экстремизм и терроризм. Возникает вопрос: как быть, если родители работают? Одному из них уволиться? А если в семье всего один родитель? С одной стороны, родителей обязывают до 12 лет сидеть с ребенком, с другой - они должны его материально обеспечивать. К слову, это предложение еще в 2018 году выдвинула депутат мажилиса Загипа Балиева. Но из-за своей противоречивости оно не получило поддержки. Примечательно, что по новому Кодексу “О здоровье народа и системе здравоохранения” ребенок имеет право получать информацию по вопросу своего репродуктивного здоровья без ограничения возраста, а также конфиденциальные медицинские услуги в области репродуктивного и психического здоровья с 10 лет. То есть третьеклассник для этого созрел, а для нахождения одному дома - нет?
У резонансного законопроекта было несколько черновых вариантов. Какие-то нормы убирали, другие вносили. В первоначальном варианте был пункт об экономическом насилии, к которому относили лишение детей пищи, одежды, имущества и так далее. Многие расценивали его таким образом: если у ребенка нет своей комнаты, то его якобы могут отобрать. Или дитя закатило истерику в магазине: “Мама, купи!”, но ему не покупают, это также может расцениваться как экономическое насилие. Также была норма, которая относила к сексуальному насилию посягательство на половую свободу ребенка. Это когда человек свободен в выборе сексуальных партнеров и сам решает, когда и как он будет строить свою интимную жизнь. Если родители вмешиваются в “интимные дела” своих детей, то это уже посягательство. Некоторые спорные нормы убрали, пойдя на компромисс, чтобы “пролоббировать” другие.
По сути, эти и другие репрессивные положения законопроекта предоставляют госорганам под лозунгом борьбы с насилием рычаги для ограничения прав родителей на воспитание детей. Схожие нормы уже давно действуют в странах Европы, но подвергаются постоянной критике и отторгаются там. При этом “некие силы” насаждают их нам. Зачем? Чтобы поставить “галочку”, что законодательство в этом вопросе соответствует международному, европейскому, получить гранты от различных фондов? Внедряя “инородные нормы”, нужно учитывать свой менталитет. Многие считают, что этот законопроект не соответствует нашим моральным и нравственным ценностям, и нет смысла идти по проторенной Западом дороге, разрушающей семейные узы. Но разработчики, а также уполномоченный по правам человека Эльвира Азимова заявили, что более 30 стран приняли соответствующие акты против домашнего насилия, в том числе и такие “восточные”, как ОАЭ, Малайзия, Сингапур.
Кроме того, в Казахстане почти 10 лет работает ювенальная полиция, которая занимается правами несовершеннолетних, а в отечественном законодательстве все меры для защиты ребенка в семье уже прописаны. Так, статья КоАП “О неисполнении родителями своих обязанностей или жестокое обращение с несовершеннолетним”. В Уголовном кодексе есть целый блок статей, который касается правонарушений против детей. Также есть законы “О правах ребенка”, “О профилактике правонарушений”, “О профилактике бытового насилия”, которые действуют в стране с 2009 года. Кодекс “О браке (супружестве) и семье”, где расписаны все механизмы и процедуры по изъятию ребенка из семьи, и их вполне достаточно при правильном применении. Главный закон страны - Конституция - гласит, что государство ставит под защиту отцовство, материнство и детство, забота о ребенке является естественным правом и обязанностью родителей. Так же Конституцией гарантированы права граждан на неприкосновенность частной жизни и жилища. Поэтому непонятно, зачем изобретать велосипед, рушить эффективную систему, проверенную временем, нужно всего лишь исполнять действующие нормы. К тому же при таких размытых формулировках новый закон не будет работать. Вместо разрушения семей нужно заниматься их поддержкой и укреплением.
P.S. Законопроект “О противодействии семейно-бытовому насилию” отозван депутатами, которые и были его инициаторами. Об этом сообщила председатель Комитета Мажилиса Парламента РК по социально-культурному развитию Джамиля Нурманбетова. По ее словам, документ был отозван еще 22 января - на следующий день после того, как президент высказался по его поводу. Но публично об этом заявлено только вчера, то есть спустя пять дней.
Дорабатывать законопроект будут совместно с представителями гражданского общества и экспертами. Но прежде депутаты обещали провести предварительное широкое обсуждение по этой теме с участием заинтересованных лиц, среди которых будут независимые эксперты, активисты и жители страны. “По итогам всестороннего обсуждения, уверена, что мы совместно выработаем новую модель законопроекта, которая создаст действенный механизм противодействия семейно-бытовому насилию”, - выразила надежду председатель Комитета Мажилиса по социально-культурному развитию Джамиля Нурманбетова.

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами