Все дело в бутафории

В рубрике Культура - 2021-01-26

Ольга Шишанова

В минувшие выходные на сцене большого зала “Астана Опера” прошел прославленный балет “Собор Парижской Богоматери” в хореографии Ролана Пети. Во Франции существует фонд Ролана Пети, в который входят соратники балетмейстера, осуществляющие надзор над безупречным сохранением наследия мастера. Перед тем как представить этот шедевр мировой хореографии столичной публике в Казахстане, известный балетмейстер Луиджи Бонино приехал в театр, чтобы проверить качество исполнения спектакля

- Маэстро, с момента премьеры “Собора Парижской Богоматери” в “Астана Опера” прошло почти пять лет. Вы перенесли этот спектакль на казахстанскую сцену. В каком состоянии сейчас находится эта постановка?
- У меня такое ощущение, что премьера прошла только вчера. Я был очень счастлив, потому что спустя долгое время увидел первую репетицию вашей труппы и понял, что артисты помнят абсолютно все.
- С кордебалетом во время постановочных работ вела подготовку ваш ассистент Джилиан Уитингам, позже ее усилия закрепили казахстанские педагоги-репетиторы Елена Шерстнева и Галия Бегалина. Может ли труппа сейчас - так же, как и раньше - демонстрировать безупречную синхронность?
- Абсолютно. Она просто фантастическая. Хотел бы также отметить, что Елена Шерстнева - потрясающий педагог, знающий каждую деталь этой хореографии, может выдержать работу кордебалета в настоящем духе Ролана Пети. Большую роль, конечно, играет желание артистов исполнять этот балет, и я вижу, что он им действительно нравится. Я успел заметить, что в кордебалете появились новые артисты, они хорошо справляются с материалом. Что касается солистов, то на день спектакля мы оставили прежний состав исполнителей, но кроме того пробовали и других артистов, которые проявили большой энтузиазм в подготовке. К сожалению, в этот раз у нас прошло только одно выступление, но мне очень хочется, чтобы в дальнейшем в этом спектакле танцевал Султанбек Гумар - уникальный артист, которому по плечу все партии. Также я доволен молодой солисткой Шугылой Адепхан.
- Алтынай Асылмуратова и Константин Заклинский работали с солистами. В свое время они и сами танцевали в спектаклях Пети, как и вы. Поделитесь своими воспоминаниями - что значит прикоснуться к творчеству гения?
- Для меня это было самое лучшее время, потому что у него невероятное воображение, напоминающее фонтан. Когда я приходил в балетную студию, то никогда не знал, что произойдет. Он начинал танцевать, мы повторяли за ним. Потом говорил, что делать, а что лучше не делать. Ролан Пети был действительно гением, который вдохновлялся музыкой. Алтынай Асылмуратова и Константин Заклинский тоже танцевали с ним много спектаклей, поэтому могут сейчас передать труппе свои опыт и мастерство.
- Ролан Пети задумывал спектакль как историю о Квазимодо и сочинил эту партию для себя. Можно ли назвать ее самой сложной в этом балете?
- Она сложная в плане внутреннего наполнения, эмоционального, но не технического. Технически все же труднее исполнить партии Феба и Фролло, потому что у них есть очень непростые вариации. Но все четыре героя - Фролло, Квазимодо, Эсмеральда и Феб - постоянно находятся на сцене, и в этом, конечно, тоже кроется большая физическая нагрузка.
- Особенно, наверное, для исполнителя партии Квазимодо, “танцующего” свой горб, который не является частью костюма, бутафории.
- Да, действительно. На следующий день после спектакля артист не может даже пошевелить плечом и рукой. Это специфическая пластика, и оказаться в таком положении на протяжении столь длительного времени тяжело и даже больно, ведь артисту приходится два часа сохранять такое положение плеча и руки, а при этом еще и танцевать.

- Что вы планируете в ближайшее время?
- Я должен был ехать в Париж, работать над спектаклем “Собор Парижской Богоматери” в театре “Опера Бастилии”. На этой сцене мы планировали также представить спектакли “Кармен”, “Юноша и смерть” и “Рандеву”. Но я пока не могу сказать - окажусь я там или нет... И когда? Ведь каждый день все меняется...
- Как сегодня обстоит ситуация в мире с постановками премьер, работой театров?
- Сейчас в Европе все закрыто, я не работал девять месяцев, потому что в связи с карантином отменили все спектакли. Я должен был ехать в Японию, Китай, Россию, Англию, Францию, но все мои контракты были аннулированы. В театрах практически ничего не идет. В Италии “Ла Скала” показала небольшое произведение на 20 минут, но это было в трансляции на телевидении, без публики в зале. Такая же ситуация в Риме, они что-то ставили, но без публики. Очень сложно, особенно артистам балета, потому что нам нужно танцевать в зале, нужна публика. В начале пандемии все занимались дома, делали плие у себя на кухне, выполняли балетные классы. Но сейчас артисты уже упали духом. Вам очень повезло, что в Казахстане могут проходить спектакли, и при этом с публикой. Пусть это даже ограниченное количество зрителей, но это дает стимул артистам так же, как и всем любителям высокого искусства.

Автор выражает благодарность за помощь в работе над материалом главному специалисту пресс-службы столичного театра “Астана Опера” Екатерине Романовой.

Нур-Султан

Поделиться