Крадущийся “тигр”, затаившийся дрон

В рубрике Исследования - 2021-01-26

Даулет Алтаев

Боевые беспилотники становятся все дешевле и совершеннее, что постепенно меняет концепцию современной войны. Последние крупные вооруженные конфликты в Сирии, Ливии, Нагорном Карабахе показывают преимущества нового дешевого высокоточного оружия перед бронированными крепышами, которые, к слову, не были защищены соответствующим образом. А оттого и разбиты. Танки, концепция строительства которых основывается на принципах, заложенных еще в годы Великой Отечественной войны, чрезвычайно уязвимы перед ударами с неба. И учитывая это обстоятельство, продолжение их использования на поле боя начинает обходиться еще дороже - танкам требуется все новая техника, которая прикроет их сверху.
Между тем военные эксперты не советуют полностью отказываться от “брони” - война все же на земле. Отчего, ожидаемо, тяжелая бронированная техника в скором времени получит “пакет обновлений”, в том числе персональную защиту от атак с воздуха. Но насколько она будет эффективна?

По мнению военных экспертов, ничего концептуально нового не произошло - танки, рассчитанные на удар в лоб и в бок, всегда были уязвимы для удара в корму или в верхнюю часть корпуса или башни. Поэтому наиболее действенным оружием против танков считались и считаются вертолеты с ракетами “воздух - поверхность”. Изменились лишь скорость, с которой движется носитель заряда, и стоимость удара. А еще потолок, на котором обитает пусть медленная и неповоротливая, но неуязвимая для устаревшего ПВО (ввиду высоты полета) машина, которая способна выпустить копеечную крылатую ракету, что выведет из строя или уничтожит многомиллионный танк. Так, примерная средняя стоимость экспортного Т-90 составляет около 2,5 миллиона долларов. А тот же израильский дрон-камикадзе Heron, который теоретически (по мнению западных военных экспертов) способен прикончить Т-72, Т-80 и сильно “покусать” экспортный Т-90, стоит примерно в районе 100 тысяч долларов.

MQ-1B Predator ВВС США - один из пионеров нового класса вооружения

 

Основная проблема в том, что устаревшая система ведения боя, которая использует танки, постепенно лишается реальной защиты. Беспилотникам удалось подняться выше потолка работы устаревших систем ПВО, которые должны обеспечивать защиту танков от ударов с воздуха. Ведь рассчитаны они на работу с вертолетами и прочей большой и горячей авиацией. Так, российский Ка-52 имеет потолок в 5,5 километра, а американский AH-64 Apache - 6,4 километра. То есть реальная высота, на которой работают эти передовые для мира машины, около 4-4,5 километра. Этот диапазон хорошо обслуживают и устаревшие системы ПВО, такие как ЗРК “Круг”, “Куб” (первых модификаций), “С-75”, “Оса”, “Стрела-10”. То есть те комплексы, что стояли на вооружении ВС Нагорно-Карабахской республики. При этом тот же турецкий Bayraktar TB2 имеет потолок более восьми километров. А это уже серьезнейшее преимущество - над танком строго по вертикали образовывается так называемая воронка смерти, через которую наносится точный удар. В общем, с каждым поколением новых беспилотных летающих машин технику на земле становится защищать все сложнее и, главное, дороже. Ведь если противнику удастся вывести из строя системы радиоэлектронной борьбы, а также системы радаров, которые ведут цель, всю “землю” можно брать чуть ли не голыми руками. То есть дешевыми и массовыми беспилотниками.
Кстати, Турция повышает потолок работы своих ударных беспилотников, представляя новинку в виде TAI Aksungur. Потолок его уже не восемь, а 12 километров. При этом, по заявлению инженеров, машина может находиться в воздухе свыше 40 часов. То есть патрулировать определенную территорию в ожидании приказа атаковать цель почти двое суток. Машина способна нести до 750 килограммов полезного груза. В момент финальных испытаний беспилотник продержался в воздухе более 40 часов с 28 ракетами MAM-L на борту. Боеприпасы MAM-L разрабатывались как лазерная (в смысле принцип наведения) модификация турецкого противотанкового ракетного комплекса дальнего действия L-UMTAS. Они отличаются от базовой версии тем, что не имеют ракетного двигателя и оснащены крыльями для планерного полета. Они могут оснащаться термобарической, кумулятивно-тандемной и осколочно-фугасной боеголовкой. Иными словами, они эффективны против укреплений, бронетехники и живой силы противника на поверхности. По мнению специалистов, это уже довольно опасная машина, так как позволяет реализовывать концепцию роя управляемых боеприпасов, которые могут создать реальные проблемы на земле. Хотя бы потому, что потребуют выставления многоступенчатой, а потому и сверхдорогой защиты, которая будет работать каждая в своем диапазоне. Однако есть сложность в том, что не каждое государство способно позволить себе приобрести подобный сверхдетализированный щит. А дрон - практически любое. Более того, сможет создать на территории страны крупноузловое производство, ведь в сборке подобные машины не сложнее автомобиля. А уж отверточное производство гражданских автомобилей налажено практически в любой стране мира. Естественно, с привлечением местного персонала.

Танки в утиль?
В то же время некоторые авторитетные военные эксперты считают, что танк по-прежнему является довольно гибким и эффективным оружием. Однако все же признают необходимость смены концепции их применения на поле боя, что влечет за собой существенное увеличение затрат. Да, для поддержки родного ВПК, может быть, это отлично. Но все иначе, если ты импортируешь военную технику.
Как пишут западные СМИ, “прошли времена, когда Советский Союз создал 40 тысяч танков, которые могли прокатиться по Европе”. И, мол, в сегодняшних условиях вряд ли возможно повторение великой Курской битвы в ее первозданном виде. Однако некоторые страны все же попытаются оставить танки в строю. Так, известно, что танки Т-72Б3М и Т-80БВМ планируют оснастить комплексами защиты “Арена-М”, а также хотят установить более совершенную систему динамической защиты “Реликт”, которой оснащается танк Т-90. То есть эти “пакеты обновления”, повышающие живучесть танков, могут поставлять как на внутренний рынок, так и на экспорт. К слову, “Арена-М” разрабатывалась с учетом отражения атак противотанковых комплексов Javelin и Spike, которые бьют сверху. Версия “М” стала модернизацией обычной “Арены”, что защищает танк в основном от снарядов, летящих в борт. Можно сказать, что глобальный механизм модернизации танков для повышения их живучести на современном поле боя наконец запустили.

Впрочем, на реализацию этого проекта необходимо время, в течение которого танки сравнимы со сверхдорогими металлическими болванками, которые требуют все больше внимания со стороны отдельных дорогостоящих машин и систем. А их тоже надо защищать. Обозреватель ТАСС Дмитрий Литовкин в одном из своих обзоров на тему борьбы с дронами на поле боя обрисовывал скелет идеальной, с его точки зрения, линии защиты. “Одинокий камикадзе еще имеет шанс остаться незамеченным в радиоэфире. Но не для систем ПВО. С-300/400, может, и проморгают его из-за незначительности цели. Но следом за ними стоят комплексы средней дальности “Бук-М3”. Они тоже могут смолчать. Но там, как в лесу: чем дальше - тем больше елок. В “чаще” будут ждать недальнобойные, но зато всеядные “Тор-М3” и ЗРПК “Панцирь-С1”. И даже если им будет лень напрягаться, на позиции окажется боец с современным зенитным ракетным комплексом “Игла” или “Верба”, который получит целеуказание по цепочке от всех радаров более мощных систем и сможет применить против нарушителя относительно недорогое, но крайне эффективное средство поражения”, - пишет Литовкин, рассказывая, как будет воевать Россия в случае гипотетического противостояния с применением ударных беспилотников.
Военный эксперт все же описал возможные слабые места обороны, которая основана на принципе многоступенчатости. Отсутствие лишь одного звена уже заставляет нервничать. Кто-то из комментаторов пошутил - мол, по логике, которую описывает военный эксперт ТАСС, в конце цепочки должен стоять человек с табельным ПМ. В общем, это понятно, что не каждая страна, которая желает, покупает и эксплуатирует российское вооружение, позволит себе столь сложную, пусть и совершенную, но чрезвычайно дорогую многоуровневую систему защиты и сохранения в строю имеющейся у нее “брони”. Плюс, говоря об эффективности использования танков на поле боя, эксперты настаивают на необходимости использования систем РЭБ. Однако стоит напомнить, что у России есть Войска радиоэлектронной борьбы, которые оперируют более 20 видами (!) комплексов радиоэлектронной борьбы. Причем по большей части из них описания в открытых источниках не приводят. То есть на экспорт такие машины, можно сказать, не ориентированы.
Личный состав. Необходимо обучение, которое непросто осуществить на высоком уровне в короткие сроки. Реакция воина должна быть молниеносна - он должен определить характер цели по движению и принять решение на уничтожение, отдав соответствующий приказ. Что, как показывает практика поставки оружия за рубеж, довольно сложно сделать. Война в Сирии это показала - не всегда “студент” успевал принимать адекватное решение.
К сожалению, а может быть, и к лучшему, но пока даже у самого совершенного оружия в мире нет всего лишь одной кнопки - “защитить” или “завоевать”. Это уже удел искусственного интеллекта, который, по крайней мере сегодня, запрещено использовать в военных целях. Но в условиях конфликта любые договоренности могут рухнуть. И это не внушает оптимизма. Ведь многочисленные опасные и жизненно важные объекты в странах, особенно в развивающихся, защитить лишь системами ПВО довольно сложно и дорого. А дроны могут строить чуть ли не в каждом гараже как можно ближе к зоне конфликта. Главное - наладить бесперебойную поставку готовых боеприпасов и запчастей.
Беспилотная авиация серьезно угрожает инфраструктуре: нефтяным предприятиям, АЭС, важным узловым инженерным сооружениям. То есть дроны - это еще и почти идеальное диверсионное оружие. Сегодня, если следовать мнению экспертов, следующая ситуация: проще сделать так, чтобы дроны не взлетели, чем пытаться отразить их атаку.

(Продолжение темы - в следующих номерах)

Поделиться