БАЙДЕН НА ДОЛЛАРЕ

В рубрике Анонсированные материалы - 2021-01-22

Марта Рогова

Инаугурация нового Президента США вопреки ожиданиям пока никак не отразилась на слабеющем долларе. Впрочем, дело не в Байдене и ожиданиях изменений монетарной политики новым кабинетом, а в продолжающихся коронакризисных рисках. В их число входят и новые вспышки вируса в Китае.
Впрочем, казахстанский тенге вряд ли существенно отреагирует на мировые валютные изменения

Пока новоизбранный американский президент отменяет указы предшественника по некоторым международным проектам, экономисты строят предположения относительно будущей судьбы доллара. Хотя бы на этот год.
Дональд Трамп акцент в экономике делал на стимулирование экспорта и роста экономики, для чего снижал курс доллара. Впрочем, в прошлом году его усилия помножились на общемировую негативную ситуацию. И новому главе Белого дома предстоит трудиться как над “лечением” экономики после ковида, так и определять общее направление и методы стимулирования роста.
Незадолго до инаугурации Джордж Байден анонсировал планы по мерам стимулирования экономики на общую сумму около 1,9 триллиона долларов, триллион из которых будет направлен на оказание помощи населению. Это почти половина от денег, которые американские власти влили в экономику в 2020 году - четыре триллиона. И, по мнению аналитиков, новые меры стимулирования будут лишь сопровождаться ростом госдолга и дефицита бюджета. Который и так, по предварительным итогам прошлого года, превысил 18 процентов ВВП.
Байден придерживается другого курса. Он выступает за укрепление нацвалюты. А поддержку населения и бизнеса он видит через перераспределение фискальных мер. Намерен убрать налоговые послабления для бизнеса, введенные предшественником. Например, повысить ставку подоходного налога для граждан с высоким заработком с 37 до 39,6 процента и налога на прибыль предприятий - с 21 до 28. Звучали также предложения расширить налоги на недвижимость и прирост капитала при инвестировании в ценные бумаги.
Аналитики уже считают, что подобная политика может привести к росту безработицы в США (рост налогов приведет к выводу предприятий в более комфортные территории). Она и так по итогам 2020 года поднималась до показателей времен Великой депрессии.
И в итоге, как считают эксперты, даже попытка усилить доллар может привести к уменьшению перспектив роста американского ВВП. Что, в свою очередь, вновь ударит и по миру.
А мир тем временем строит догадки и ожидания.
Нефтяной рынок напрягся, наблюдая за новыми вспышками коронавируса и локдаунами в Китае. Пекин уже призвал своих граждан отказаться от путешествий на Китайский новый год (начнется 12 февраля), чтобы не распространять болезнь.
Некоторые НПЗ в Китае уже снизили или планируют снизить объемы нефтепераработки: локдауны снижают спрос на топливо.
Несмотря на решение Саудовской Аравии сократить добычу нефти в ближайшие месяцы, активности на сырьевом рынке это не прибавило. Черное золото торгуется все слабее и слабее, все больше напоминая трейдерам ситуацию начала прошлого года. Тогда баррель WTI опустился ниже нуля впервые в истории, а Brent опускался ниже 20 долларов за бочку.
Некоторые экономисты предпочитают видеть в нынешней относительно высокой стоимости нефти отголоски слабеющего доллара. Ожидая, в случае его усиления, падения цены барреля до адекватного спросу уровня.
В любом случае рынок сейчас ожидает корректив либо доллара, либо нефти. Снижение цены последней более вероятно в самом ближайшем будущем.
А это означает, что тенге вновь качнется в сторону ослабления. Если же к этому прибавится еще и монетарная политика Байдена, играющего на усиление позиций доллара, то нашу валюту может ждать существенный обвал.
Впрочем, пока ситуация на рынке более или менее стабильная.
Однако нам как сырьевой стране сильный доллар в текущих экономических условиях совсем не выгоден.
В Казахстане, несмотря на стремление диверсифицировать валюту торговых потоков, основная масса прибыльных контрактов все же привязана к американцу. В случае корреляции курса в сторону укрепления тенге себестоимость наших товаров и, соответственно, их цена на мировых рынках возрастет, став менее конкурентоспособной.
Это означает снижение притока валютной выручки в страну и бюджет.
Результат этого уже очевиден по итогам прошлого года: экспорт, несмотря на рост физического объема, просел. Например, за 11 месяцев прошлого года Казахстан экспортировал на 3,2 процента больше нефти, чем за аналогичный период 2019 года. Но в ценовом эквиваленте мы “провалились” на 27,5 процента. Аналогичная ситуация по ферросплавам. Экспорт холоднокатаной стали вырос в тоннаже на 16 процентов, но в валюте остался на уровне 2019 года.
Ослабление тенге было реакцией на снижение финансовых объемов экспорта (и бюджетных доходов). Аналогичная ситуация будет и в случае, если тенге укрепится при росте мировых цен: чаша весов себестоимости производства просто качнется в другую сторону, уравновесив отсутствие выгоды.
А значит, в ближайшее время, по крайней мере, до общего “устаканивания” мировой экономической ситуации и стабилизации роста в большинстве ведущих стран, значительных изменений и в нашей валюте ждать не приходится.
Во всем этом есть один неприятный нюанс.
Этот, 2021, год будет характеризоваться ростом цен на продовольственные товары. Продолжатся тенденции прошлого года. В 2020-м на четверть выросла на мировых рынках стоимость растительного масла (индекс цен на растительные масла ФАО достиг самого высокого уровня с сентября 2012 года). Мировые цены на пшеницу тоже растут, что отражается на казахстанском зерне: пшеница на нашем рынке подорожала за год с 78 тысяч до 93 за тонну. И, если верить Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, рост цен в наступившем году будет сопровождаться сокращением предложения на рынке. И не только на пшеницу. Таиланд, до сих пор, кстати, закрытый для туристов, снизил объемы продаж риса, задрав на него мировые цены. Растут мировые цены на молочную и мясную продукцию, стимулируя “подтягивание” и на казахстанском рынке. Впрочем, правительство, кажется, наконец-то решилось на непопулярные, но востребованные меры регулирования. По слухам, в ближайшее время Кабмин выставит встречные обязательства всем производителям продтоваров, получающим господдержку (субсидии), с требованием продавать часть продукции на внутреннем рынке по цене ниже инвалютной экспортной (с учетом, видимо, размера субсидий), а магазины обязать не превышать установленный лимит маржи в 15 процентов.
Такой рост на продтовары при одновременном повышении стоимости всей импортной продукции (а отечественные промтовары все “завязаны” на импортных деталях, значит, и на казахстанские товары цены вырастут) будет сопровождать сокращение реальных денежных доходов населения. Особенно в сфере услуг и HoReCa (гостинично-ресторанный бизнес).
Год ковидных локдаунов обескровил денежные запасы граждан. И теперь даже при стабильных ценах и курсе доллара раскачать потребительский спрос, а значит, и экономическую активность в Казахстане (впрочем, как и в большинстве стран мира) будет крайне непросто. Вне зависимости уже от поведения главной мировой резервной валюты.

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами