Новое - хорошо украденное старое

В рубрике Исследования - 2021-01-12

Невероятные космические успехи Китая последнего времени заставили многих задуматься, откуда источники этих побед. Как соотносятся между собой собственные разработки и то, что скопировано, украдено у передовых стран и компаний? Насколько обоснованы обвинения США, что бурный прогресс промышленности КНР связан со шпионажем и полным забвением патентных и авторских прав? И только ли китайская эта история?

Из глубины веков
“Вот мой дар тебе, любимый, твой народ всегда будет пребывать в богатстве”, - с этими словами китайская принцесса распустила свою замысловатую прическу, и из нее посыпались коконы тутового шелкопряда. Брак принцессы с правителем Бухары оказался кроме счастливой любовной истории еще и одной из первых масштабных операций промышленного шпионажа. Монополия Поднебесной империи на поставки шелка была ликвидирована. Позднее нечто подобное совершили византийские паломники. Финансируемые императором Юстинианом монахи в полых бамбуковых посохах в 552 году н.э. принесли ему обещанные коконы. В те далекие времена высокоразвитая китайская цивилизация была источником инноваций и, соответственно, жертвой воровства и шпионажа. Можно вспомнить похожие истории с технологиями производства фарфора, бумаги. Возможно, сейчас китайцы просто берут реванш в вечном соревновании разведок и конкурирующих групп. История распространения открытий и изобретений показывает, что шпионаж зачастую был единственным средством получить искомое. “Греческий огонь”, весьма эффективное средство войны, наводил ужас на противников Византии до тех пор, пока оставшиеся неизвестными агенты европейских правителей не раскрыли его тайны за немалое вознаграждение. Передовые ныне страны не гнушались никакими методами, чтобы раскрыть секреты конкурентов.
Двадцатый век внес свои коррективы в промышленный шпионаж. Романтика великих географических открытий уступила место пониманию, что ключевой ценностью являются сведения о тонкостях промышленной технологии и стратегии поведения конкурентов.
Впрочем, и древние понимали, что нематериальное порой значительно ценнее артефактов. Еще в 400 году дo н.э. Сунь Цзы говорил: “То, что называют предвидением, не может быть получено ни от духов, ни от богов, ни посредством расчетов. Оно должно быть добыто от людей, знакомых с положением противника”. Необходимость в получении информации о противнике привела к становлению и развитию агентурной разведки. Ну а в последующем, с возникновением купечества и появлением крупных торговых игроков, появилась необходимость в получении информации о рынках сбыта и, естественно, о потенциальных конкурентах. Прекрасно поставленная служба разведки помогала купцам Венеции и Генуи, фирме Круппа и дому Ротшильдов. Даниэль Дефо, автор “Робинзона Крузо”, был в миру руководителем британской спецслужбы. Широко известное в литературе агентство Ната Пинкертона стало первым органом конкурентной разведки, работающей преимущественно по заказам воротил с Уолл-стрит. Методы, которыми пользовались эти структуры, известны. Они подкупали и шантажировали, подсматривали и подглядывали, перехватывали или выкрадывали, засылали своих агентов в стан конкурента.
Известный предприниматель, деловой партнер советской власти американец Арманд Хаммер рассказывал в своих мемуарах, что когда он вознамерился открыть в Москве карандашное производство, то столкнулся с тем, что все нужные ему инженеры и квалифицированные рабочие работали в тресте известного семейства Фаберов в Нюрнберге. Попытки пригласить их на работу в Советскую Россию вначале не увенчались успехом. Семейство бдительно охраняло свои секреты и своих людей от конкурентов. Тогда Хаммер пошел на уловку, организовав приглашение от имени наскоро организованного немецкого агентства, которое вывезло рабочих и инженеров в Финляндию якобы на отдых, где они получили визы и благополучно добрались до Москвы.
Спустя десятилетия, по окончании Второй мировой войны, специальные службы антигитлеровской коалиции перебросили участников немецкой ракетной программы в свои страны, СССР и США, заложив тем самым основы национальных ракетных программ. Забыв об их нацистском прошлом и руководствуясь тем, что “кадры решают все”.

Автоматическая станция на Луне

Как это делается
Добывание технологических секретов и создание копий-аналогов образцов техники конкурентов - непростая задача. Леонид Кербер, авиаконструктор, соратник Андрея Туполева, рассказывал о технологии воспроизводства американского стратегического бомбардировщика В-29 на советских предприятиях. “Первый экземпляр В-29 решили по предложению генерального разобрать полностью, все его детали использовать для выпуска чертежей, а всю начинку передать специализированным НИИ, КБ и заводам. Второй экземпляр самолета - использовать для снятия характеристик и обучения летного состава. Третий - сохранить в неприкосновенности как эталон.
Принцип разборки был принят таким. Самолет расстыковывали на отдельные, конструктивно независимые агрегаты, по каждому из которых назначили ведущего конструктора с бригадой инженеров, техников и такелажников. Отстыкованный агрегат устанавливали в специально для него заранее изготовленный стапель, обшитый войлоком, обмеривали, на нем с помощью теодолита наносили контрольные репера. Затем с него демонтировали оборудование; но прежде фиксировали, куда идут от каждого прибора трубки гидравлики и пневматики, провода, сколько их, какого они сечения, длины, как замаркированы. Все это фотографировали, взвешивали, нумеровали и заносили в специальные реестры. Ежевечерне автобусы с конструкторами и снятым имуществом направлялись в КБ. Когда агрегат оставался абсолютно пустым, его тоже отвозили в соответствующий цех завода и там уж разбирали до последней заклепки”.
Возможно, и сегодня в секретных лабораториях процедура эта в основных чертах схожа. Из новшеств добавились технологии прототипирования и неразрушающегося контроля, позволяющие получить детальный облик до микронных величин и информацию о структуре объекта. Впрочем, не всегда наличие в руках детали или оборудования приводит к успеху. Уже много лет те же китайские авиастроители, эксплуатируя российские истребители Су-27 и Су-30, бьются над проблемой двигателя для китайских прототипов этих самолетов. Необходимо глубокое знание производственных процессов и умение их воссоздать. И здесь на первый план выходит информация. Ее можно получить, например, в процессе обучения. В середине 90-х годов на соответствующих факультетах МВТУ имени Баумана, МАИ, Академии имени Можайского училось изрядное количество студентов и курсантов из Китайской Народной Республики. Некоторые из них стали аспирантами и докторантами этих вузов. Темы диссертаций говорили сами за себя - “Разработка кислородно-водородного разгонного блока”, “Стратегия навигации при пилотируемой стыковке на орбите Земли”. Параллельно проходило обучение и в ведущих западных центрах. Многие тома конструкторской документации китайские коллеги официально приобрели у российских предприятий. Так, китайцы получили доступ к деталям конструкций пилотируемого корабля “Союз”, модулей станции “Мир”, скафандров “Орлан” и “Кречет”. Недавно появились сообщения, что документация по программе “Буран” также оказалась в распоряжении китайских коллег.
Ну а то, что нельзя купить официально, добывают с помощью специальных операций. Иногда это агентурная разведка. Но чаще всего это умение работать с открытыми источниками. Современные технологии предоставляют широкие возможности. Существуют специальные программы типа известной Mozaic, которые могут формировать базу данных на интересующий объект, построить траекторию развития интересующей темы. Есть технологии проникновения в закрытые архивы и DATA центры. Применяют все формы сбора сведений о персоналиях, задействованных в ракетно-космических программах. В 2013 году мне пришлось участвовать в работе семинара Института ООН по проблемам разоружения (UNIDIR) в качестве эксперта. Круг был узкий. Отбор провели в том числе и с помощью так называемых профилей специалистов, на основе их информационной активности и обмена данными, выражаясь профессиональным языком. Такова общепринятая практика в подобных организациях.
Впрочем, иногда необходимость в заумных исследованиях отпадает. Будучи на Байконуре в ноябре 2000 года, впервые услышал о том, что сегодня называют гиперзвуковым блоком “Авангард”. Соседствуя в одном номере с коллегами из НПО “Машиностроение” из подмосковного Реутова, ставших друзьями, довелось увидеть одним глазком рабочую документацию на космическую головную часть носителя РС-18А, которая позднее была успешно испытана. Никакой, естественно, утечки не было, и мы были рады за российских коллег.
Ракеты и секреты
В финале Второй мировой войны советская разведка добилась высочайшего своего успеха в истории, добыла ключевую информацию о конструкции атомной бомбы, создаваемой в США в рамках проекта “Манхэттен”. Опираясь на содействие прогрессивно мыслящих западных ученых и специалистов, таких как Клаус Фукс, Нильс Бор, Роберт Оппенгеймер, супруги Розенберг, нашим разведчикам удалось получить чертежи, расчеты, схемы и компоновки ядерных зарядов. Это позволило резко ускорить проведение соответствующих работ в нашей стране, а главное - обеспечить в итоге безопасность для СССР и всего мира.
Сегодня известно о многих операциях разведок, обеспечивших получение ключевых сведений в сфере критических технологий.
Первый израильский истребитель “Кфир” был адаптированной копией французского “Миража-3”. Американская боевая ракета класса “воздух-воздух” “Сайдуиндер”, добытая в воюющем Вьетнаме, стала технологическим ориентиром для советских изделий. Секретная сделка по приобретению металлорежущего оборудования у японской “Тошиба” и норвежской “Конгберг” дала возможность нашим судостроителям выпускать винты с ламинарным профилем, соответственно, обеспечила советским подлодкам бесшумный ход. Данные об аэродинамике “Шаттла”, имевшиеся в распоряжении КБ “Молния”, сэкономили значительные ресурсы и время при создании многоразового корабля “Буран”. А спустя годы разработчики американского космического корабля Dream Chaser использовали аналогичные данные советского “Бор-4” для своих целей.

Российские скафандры

На
подготовленную
почву
А как же все-таки Китай? Насколько значим был фактор заимствования и какую роль играли собственные усилия?
Профессор Леонид Горшков из ракетно-космической корпорации “Энергия” заметил: “Давно известно - всегда легче делать что-то, когда знаешь, что кто-то это уже сделал до тебя”.
Но давайте посмотрим трезво: все, что Китай повторил, было шагом вперед по сравнению с исходными прототипами. Одного заимствования недостаточно. Тот же пилотируемый корабль “Шэньчжоу” далеко опережает российский “Союз”, он просторнее, имеет значительно большую энергетику, способен при возвращении космонавтов оставить на орбите работоспособный служебный отсек.
А недавняя лунная экспедиция “Чаньэ-5”? Со сверхсложной схемой полета она стала фактически репетицией будущей пилотируемой экспедиции на Луну.
За каждым полетом китайских кораблей в космос - новые пройденные этапы, на достижение которых у СССР и США уходили годы, порой десятилетия. Уже идут испытания многоразовых носителей, тяжелых ракет. И все это уже собственной разработки.
Известный специалист по космонавтике Юрий Караш пишет: “Поднебесная действительно “украла” у СССР и США две самые важные вещи для успешного развития космонавтики. Первая - это понимание того, что в современном мире у государства, не развивающего свою науку и технику, нет будущего. Вторая - это понимание той исключительно важной роли, которую играет мощная космическая отрасль в данном развитии”.
Кажется, китайцы хорошо знают, что нужно брать надежного в этом мире.

Нурлан Аселкан,
главный редактор журнала
“Космические исследования и технологии”,
специально для “НП”

Поделиться