Как рис всю воду выпил

В рубрике Исследования - 2021-01-12

Ольга Шишанова
Проблемы с водой в южных регионах, водозабор в размере практически трех (!) кубокилометров всего водотока республики, начавшиеся необратимые экологические проблемы трансграничной реки Или и озера Балхаш - все это негативные последствия хлопковой и рисоводческой отрасли Казахстана. Однако депутаты Парламента РК считают иначе

Развитие хлопковой да и рисовой отрасли в Казахстане осуществлялось ударными темпами в советское время. Тогда только один Мактааральский район обеспечивал свыше 70 процентов хлопка-сырца всей Южно-Казахстанской области, давая работу 86 процентам всех швейных и текстильных предприятий, базирующихся не только в регионе, но и по всей стране.
Что касается рисовой промышленности, то рис выращивали в двух областях республики - в Кызылординской и Алматинской. Несмотря на то, что урожайность его уступала даже России - 35 центнеров с гектара против российских 65 центнеров, не говоря уже о других регионах, таких как, например, Юго-Восточная Азия. Тем не менее в советское время от рисоводства в Казахстане никто отказываться не собирался, хотя водозабор на его выращивание превышал даже то количество воды, которое тратили аграрии для сельхозполива южных земель.
Долгое время на это почти не обращали внимания, скорее всего потому, что водные проблемы тогда были не так обозначены, как сегодня - водоток трансграничной реки Или в Алматинской области превышал 23 кубокилометра, а сегодня он упал в несколько раз. Все началось в 90-е годы, и причиной стала даже не пресловутая эпоха перестройки, которая отрицательно повлияла на все сектора экономики теперь уже стран СНГ, а серьезное развитие Синьцзян-Уйгурского автономного района, расположенного на северо-западе КНР. Что привело к резкому снижению стока Или, вода которой бесконтрольно расходовалась на рисовые (и хлопковые в том числе) поля, но и, пусть в меньшем количестве, для сельскохозяйственных нужд.
Как следствие - возникла угроза озеру Балхаш, которое более чем на 80 процентов питалось водами трансграничной реки, дали знать о себе начинающиеся проблемы Иле-Балхашского природного резервата, экологическая катастрофа нависла не только над самим регионом, но и над соседними с ним областями. Например, Кызылординской, где трансграничные ограничения реки Сырдарьи, которую Казахстан делит с Узбекистаном, стали серьезной проблемой не только для урожая риса, но и в целом для сохранения экологической системы.
Правительство Казахстана забило тревогу, в результате чего приток инвестиций упал, площадь рисовых полей сократилась. Но для экологии региона это было в буквальном смысле как глоток свежей воды - водоток реки Или увеличился почти на 30 процентов. Впрочем, причастные к отрасли списали это на многолетние колебания водности, которые якобы повторяются каждые семь лет.
Вот только спустя 11 лет этот водоток упал снова, и на сей раз даже ниже той отметки, что наблюдалась в прошлом десятилетии. Так что сегодня водоток Или колеблется от шести (!) до 12,3 кубокилометра, что точно грозит необратимыми экологическими процессами, которые, по мнению независимых экспертов-водников, превзойдут трагедию Арала.
Не стоит забывать и о странных попусках воды с китайской стороны на реке Или, которые увеличиваются с марта по сентябрь и почти полностью прекращаются в зимний период. То есть когда урожай на рисовых полях весь собран. Тот факт, что без воды остается Иле-Балхашский регион, где, к слову, через пару-тройку лет собираются запускать для реинтродукции амурского тигра (на территории Иле-Балхашского природного резервата), массово гибнут растения - в том числе краснокнижные, уходят или погибают редчайшие представители фауны, происходит миграция населения - судя по всему, мало кому интересен.
Но и это еще не все.
Сегодня Комитет по аграрным вопросам, природопользованию и развитию сельских территорий Парламента РК вкупе с сенаторами инициировал отмену “излишних административных барьеров, что позволит оздоровить инвестиционный климат хлопковой отрасли и создать условия для привлечения в нее кредитных ресурсов, увеличить посевы хлопчатника, улучшить качество хлопка и экспортную выручку казахстанских компаний”. В перспективе, по словам мажилисменов, это “откроет возможности по развитию казахстанской текстильной промышленности, строительства и других предприятий по глубокой переработке хлопка”.
То есть, несмотря на то, что сегодня в Южном Казахстане (Туркестанская область), согласно данным МЭГПР РК, водопотребление на фоне уменьшения ресурсов таких водотоков, как Сырдарья и особенно зарегулированная Жанадарья, непрерывно возрастает и без хлопковых проблем. Однако парламентарии все равно выступают за развитие хлопководства в Казахстане, которое, к слову, приостановили в 2012 году из-за начавшихся экологических проблем в регионе ввиду сильного водопотребления из трансграничных рек для орошения хлопковых полей.
Между тем сегодня, как и 10, и 20 лет назад, почти весь хлопок-сырец - около 300 тысяч тонн - ежегодно уходит за рубеж, так как в республике практически отсутствует перерабатывающая и текстильная промышленность. Наверное, поэтому только четыре процента, да и то не всегда, остаются в Казахстане.

И значит, очередные громкие заявления о необходимости развития этой культуры (которая вместе с рисом забирает едва ли не три процента всего водотока республики) звучат, минимум, как лоббирование интересов пары-тройки предприятий. Которые, контролируя сбор хлопка-сырца на юге страны, нацелены на его экспорт, а никак не на поднятие экономики региона, и уж тем более на сохранение экологического равновесия в нем.

Нур-Султан

Поделиться