Миротворческий подход

В рубрике Мир - 2020-12-25

Марта Рогова

В уходящем году на карте постсоветского пространства появилась еще одна точка, в которую для “тушения огня” прибыли российские миротворцы. В совместном заявлении глав РФ, Азербайджана и Армении говорится, что Россия вводит свой миротворческий контингент в зону конфликта на пять лет с возможностью автоматического продления на следующую пятилетку при отсутствии возражений какой-либо из трех сторон. Впрочем, как показывает практика других точек миротворческого присутствия России, обозначенные сроки не более чем условность, на которую не стоит ориентироваться

Так уж получилось, что горячие точки продолжают тлеть. Видимо, поэтому ни одна из миротворческих операций, которые проводили или проводят под эгидой России в горячих точках на территории бывшего СССР, не закончилась уходом российских миротворцев из зоны их ответственности. Это и Абхазия с Южной Осетией, и Приднестровье.
В Южной Осетии российский контингент появился в роли миротворцев в 1992 году и с тех пор прочно там обосновался. Так же как и в Абхазии, где миротворцы появились в 1994 году.

В 2008 году, когда в результате вооруженного конфликта Москва признала независимость Абхазии и Осетии, российский миротворческий контингент плавно перекочевал на российские же военные базы на территории этих республик.
С 1992 года Москва присутствует и в Приднестровье. Впрочем, с недавних пор в созданной “Соглашением о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова” Объединенной контрольной комиссии кроме Кишинева, Тирасполя и Москвы заседают и украинские военные наблюдатели, но особой роли в принятии решений они не играют. И, кстати, в российско-молдавском соглашении, ставшем основой для начала миротворческой операции, есть положение о том, что его действие “прекращается по согласию сторон”. Но пока ни одной попытки сделано не было.
Кстати, в Приднестровье российским миротворцам дано право “преследовать, задерживать, а в случае оказания вооруженного сопротивления уничтожать вооруженные бандформирования, группы и лиц, не выполняющих и не подчиняющихся требованиям режима чрезвычайного положения в зоне безопасности”. И “вести боевые действия имеющимся на вооружении мотострелковых подразделений вооружением и боевой техникой, а также с применением вертолетов Ми-24 вертолетной эскадрильи в соответствии с приказом Объединенного военного командования”.
В полномочия российских военных в Приднестровье входит и охрана крупнейшего оружейного склада в Европе, оставшегося со времен СССР. Вооружение, конечно, уже устаревшее, и частично оно ликвидировано. Но запас все равно еще весьма существенный и опасный.
В Закавказье, видимо, у России несколько иная роль. Хотя и схожая.
Соглашением 1992 года российские войска охраняют границу Армении с Турецкой Республикой и Ираном (а также небольшую часть границы с Грузией). В Гюмри еще с досоветских времен базируется российская база. Сейчас это 102-я ордена Александра Невского российская военная база. Авиационная часть ее размещается на аэродроме вблизи Еревана. Здесь теперь базируются Российские воздушно-космические силы, обеспечивающие безопасность и в Карабахе. (Кстати, по такому же принципу функционирует еще одна военная база, существующая почти 30 лет - в Таджикистане. Правда, границу она уже не охраняет.)
Теперь в Армении вдобавок к военным в Гюмри и на границах добавился контингент в Карабахе.
Все прежние годы Москва пыталась сохранить равноудаленную позицию и от Еревана, и от Баку в карабахском конфликте, призывая к мирному соглашению путем взаимных уступок. Однако уже с весны нынешнего года из Кремля стали просачиваться тезисы о том, что пока Москва играет в дипломатию, Анкара продавливает свои интересы на Кавказе.
Собственно, июльские столкновения в Тавуше и сентябрьская война в Карабахе это подтвердили.
Но не так страшна России Турция, как членство ее в НАТО. Дать возможность Баку вернуть при помощи турецкой стороны под свое управление Нагорный Карабах означает не только усилить и без того дружескую связку Анкара - Баку (в последние годы турецкие власти начали все чаще использовать лозунг “один народ - две страны”), но и фактически пустить НАТО в Каспийское море.
При этом единственная уступка, на которую согласилась Москва, - создание Совместного турецко-российского центра по Нагорному Карабаху, в котором российские военные будут мониторить соблюдение режима прекращения огня наравне с россиянами. То есть предполагалось, что турецкие наблюдатели вместе с российскими военными будут базироваться на азербайджанской территории, в то время как территория Карабаха будет под контролем исключительно российских сил.
Вот только ряд СМИ Турции отмечают, что “после разминирования территорий в Карабах направится основной контингент турецких войск”, эти данные подтверждают и в Азербайджане. Не наблюдателей, а именно военных, что противоречит трехсторонним договоренностями Баку, Еревана и Москвы о том, что в зоне карабахского конфликта будут действовать только российские миротворцы.
P.S. Пока Анкара демонстративно прорывается в Карабах, Москва, похоже, планирует еще больше усилить свое военное присутствие на территории Армении. Причем “по просьбам армянской стороны”. Недавно в Ереване прозвучали осторожные призывы к властям начать переговоры о создании новой российской базы в Сюникской области республики, граничащей с переданными Азербайджану районами Карабаха и Нахичеванской областью.


Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами