Харасcмент против права

В рубрике Новость дня - 2020-12-11

Алла Иванилова, Андрей Губенко

В Казахстане запущена петиция против сексуальных домогательств. Отдельные представители общественности считают, что государственные органы игнорируют эту проблему, учитывая, что в стране до сих пор законодательно не закреплено это понятие. Но так ли это необходимо?

Инициатором петиции выступил Центр исследования правовой политики. В числе тех, кто придерживается такой позиции - координатор программ ОФ “Центр исследования правовой политики” Аяжан Ойратова, адвокаты Кундыз Утебекова и Жангельды Сулейманов, юрист по правам человека Халида Ажигулова. Поводом стало то, что в отечественном законодательстве нет отдельной статьи за харассмент. С английского языка слово переводится как “домогательство”. Чаще всего подразумеваются сексуальные домогательства, но не только. Это могут быть непристойные оскорбления и жесты, похабные шутки, а также нецензурные надписи в общественных местах (к примеру, рисунки мужских или женских детородных органов на стенах). Сюда же относятся неоднократные приглашения на ужин с намеком на продолжение, принуждение к сексу через шантаж или угрозы, недозволенные телесные прикосновения. Список можно продолжать до бесконечности, но смысл один: харассмент - это оскорбление достоинства человека. Проявляться может в чем угодно - от непристойного комментария до откровенных домогательств.
В казахстанском законодательстве нет такого понятия. Такие преступления включены в статью 123 Уголовного кодекса РК (“Понуждение к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера”). Между тем, по официальной статистике Министерства внутренних дел, эту статью редко применяют на практике. За 20 лет, в период с 1998 по 2018 год, по ней зарегистрировано всего 87 дел, вынесено около 30 приговоров, при этом ни разу виновника не лишали свободы. При этом, по словам экспертов, сексуальные домогательства случаются гораздо чаще. Но учитывая, что отдельной статьи за это нет, в правоохранительных и судебных органах отсутствует статистика по обращениям и нет эффективных методик по расследованию и привлечению к ответственности за такие деяния. Это труднодоказуемо, и добиться наказания для агрессора практически невозможно. Единичные жертвы готовы отстаивать свои права в суде из-за сложности доказательства преступления.
Комитет ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин уже неоднократно рекомендовал Казахстану ввести законодательный запрет на совершение сексуальных домогательств на рабочем месте в 2014 и 2019 годах.
Правозащитники считают, что эту проблему нельзя игнорировать, поскольку домогательство - это первый шаг к насилию. В этой связи государство обязано обеспечить своим гражданам систему защиты от таких противоправных деяний. Но прежде нужна правильная и взвешенная формулировка, что такое харассмент.

Кстати, депутаты Мажилиса Парламента РК - Ирина Смирнова, Загипа Балиева и лишенный недавно депутатских полномочий Нуржан Альтаев - еще раньше инициировали законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за сексуальное домогательство.
Впервые в Казахстане в законодательство предлагают ввести понятие, которое расшифровывается как “нежелательные сексуальные предложения; требования об оказании сексуальных услуг и другие вербальные или физические действия сексуального свойства; издевательство, нежелательное обещание вознаграждения в обмен на сексуальные услуги; иные устные или физические (объятия, прикосновения) преследования сексуального характера”. В качестве наказания предлагается ввести штрафы в размере до двухсот месячных расчетных показателей или же арест на срок до пятидесяти суток.
Но так ли необходимо по зарубежному опыту вводить статью за харассмент? Ведь в казахстанском законодательстве можно найти ее аналог. Есть две статьи - в Уголовном кодексе и Кодексе об административных правонарушениях, под которые подпадают некоторые виды сексуального домогательства. Вышеупомянутая статья 123 УК РК устанавливает ответственность за “понуждение к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера”, совершаемое путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей). Эта статья устанавливает штраф в размере до трех тысяч месячных расчетных показателей, исправительные работы в том же размере, ограничение свободы на срок до трех лет либо лишение свободы на тот же срок (а если потерпевшими являются несовершеннолетние, то и до пяти лет).
Согласно КоАП, оскорбительное приставание квалифицируется как “Мелкое хулиганство” по ст. 434, за нарушение которой положен штраф до пяти МРП или 10 суток ареста. Да, здесь нет упоминания о сексуальных домогательствах, но если кто-то непристойно пошутил или ущипнул не за то место, то его можно привлечь к ответственности по этой статье. Кроме того, в Уголовном кодексе РК есть статьи 120 “Изнасилование” и 121 “Насильственные действия сексуального характера”, а также статья 24 “Приготовление к преступлению и покушение на преступление”, в соответствии с которой “покушением на преступление признаются действия (бездействие), совершенные с прямым умыслом, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам”. Сексуальные домогательства могут квалифицировать и по этим статьям.
И, наконец, главный закон государства - Конституция - гарантирует защиту законных прав и интересов. Этой теме посвящен целый раздел под названием “Человек и гражданин”. В статьях 13 и 17 регламентировано: “Каждый имеет право на признание его правосубъектности и вправе защищать свои права и свободы всеми не противоречащими закону способами, включая необходимую оборону; каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод; каждый имеет право на получение квалифицированной юридической помощи”. А статья 17 прямо говорит о неприкосновенности достоинства человека и о том, что никто не может подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.
Таким образом, в стране есть достаточно норм, чтобы противостоять так называемому харассменту. При квалифицированном их применении домогателя можно привлечь к ответственности.
Да, возможно, необходимо ввести в законодательство термин “сексуальное домогательство” и расшифровать его. Но писать под это отдельную статью нецелесообразно, учитывая, как мы видим, что есть немало правовых инструментов.
И, кстати, подобная попытка “протащить” вредоносные нормы в отечественное законодательство - не единственная. Взять хотя бы действующий Закон РК от 4 декабря 2009 года № 214-IV “О профилактике бытового насилия”, который носит декларативный и политизированный характер как в целом, так и в отношении защиты прав несовершеннолетних. Еще до его принятия многие отечественные юристы выступали с критикой законопроекта, полагая, что механизмы защиты прав ребенка уже достаточно прописаны в казахстанском законодательстве, в частности, в Кодексе “О браке (супружестве) и семье, в УК (статьи главы 3) и в КоАП (статьи главы 12).
И декларативность эта отнюдь не от сырости, недоработанности документа. Она тесно связана именно с политизированностью закона. Это только в системе казахстанского законодательства он представляется нелогичным и излишним. Однако он весьма логичен с точки зрения внедрения неорганичных для Казахстана современных западных либеральных общественных моделей. Имплементация норм международного права - это одно. Но в этом случае речь идет о разрушении традиционной семьи и чрезмерном вмешательстве в дела семьи государственных институтов.
Мы здесь и сейчас не будем рассуждать о том, как подобные юридические троянские кони под видом заботы о личном и общественном благе проникают в казахстанское законодательство - рассмотрение таких социальных технологий требует отдельного исследования.
Но вот, например, какие могут быть правовые последствия нормы, предлагаемой в статье 4 (“Виды бытового насилия”) рассматриваемого закона? Здесь вводится понятие “экономическое насилие” - это “умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, имущества, средств, на которые он имеет предусмотренное законом право”.
Выглядит формулировка убедительно (как и всякий троянский конь), но на практике использование этого революционного термина означает, что государственные органы получают возможность на законных основаниях вторгаться в частную жизнь людей, а именно, влиять на распределение семейного бюджета. При этом многие недостаточно обеспеченные люди автоматически попадают в категорию совершающих экономическое насилие в отношении тех же несовершеннолетних - своих детей.
И де-факто не совершая никаких насильственных действий, де-юре могут быть в них обвинены и лишиться родительских прав.
Так и в случае, если примут нормы о харассменте, людей можно будет штрафовать и даже сажать в тюрьму без доказывания их вины, лишь на основании оговоров и чьей-то злой воли.

Имплементация норм международного права в отечественное законодательство - это одно. А вот внедрение под давлением международных организаций норм, ставящих под сомнение сами понятия “справедливость” и “правосудие”, совсем другое.
Все мы имели возможность наблюдать, как в конце 2017 года в Голливуде разразился скандал о сексуальных домогательствах. Все началось с обвинений актрис и моделей в сторону продюсера Харви Вайнштейна в харассменте. Этот случай запустил целую цепочку обвинений в сторону известных актеров, музыкантов и политиков. У многих из них была разрушена карьера и вообще поломана судьба. При этом людей обвиняли голословно, новые охотники на ведьм не утруждали себя поиском доказательств, нарушались и сроки исковой давности.
Тот скандал, напомним, был политический. Всю эту шумиху противники Дональда Трампа затеяли с одной лишь целью - подобраться к Президенту США, известному своим раскованным поведением в общении с прекрасным полом.
Тогда у политиков ничего не получилось. Но сама идея - осудить человека, наплевав на презумпцию невиновности, причем человека порой весьма респектабельного, смешать с грязью, основываясь лишь на оговорах, - эта идея политикам пришлась весьма по душе.
Вот они и пытаются “имплементировать” эти нормы повсюду. Пока без конкретной цели, на всякий случай, вдруг пригодится.
Вот только мы на одной шестой подобное бесправие уже проходили. И ценой огромных жертв и власть, и общество поняли, что это очень опасный соблазн. Соблазн бесправного уничтожения любого мешающего человека.
Ничего, пройдет время, убедятся в опасности пренебрежения презумпцией невиновности и на Западе... А мы, чем лишний раз выступать в роли подопытных, ограничимся ролью наблюдателей. Посмотрим, чем закончится их “голливудское кино”.

Нур-Султан

Поделиться