Первым делом - беспилотники

В рубрике Мир - 2020-11-26

Даулет Алтаев

Конфликт в Нагорном Карабахе называют “южнокавказской войной беспилотников” - вооруженный конфликт входит в современную историю как столкновение, в котором широко применяли тихоходные, но оказалось, что довольно эффективные беспилотные летательные аппараты. Настоящей “звездой” стал турецкий Bayraktar TB2. Беспилотный летательный аппарат (БПЛА) первый раз поднялся в небо сравнительно недавно, в 2014 году, однако успел отметиться как минимум в паре крупных вооруженных конфликтов мирового значения. В Ливии, Сирии и вот теперь Нагорном Карабахе. В Карабахе все сошлось - особенности рельефа показали необходимость преимущества в воздухе. К такой войне, считают эксперты, Азербайджан, который последние 12 лет целенаправленно закупал ударные беспилотники у Израиля и Турции, оказался подготовлен лучше.
Впрочем, важно другое - при своей сравнительно небольшой стоимости беспилотник с характеристиками, на первый взгляд, не поражающими воображение, становится чуть ли не главным оружием сегодняшнего дня. Все дело, считают военные эксперты, в новейшем подходе

Не стоит Bayraktar TB2 идеализировать как военную машину. А вот сказать как о достаточно эффективном способе удара, новой перспективной концепции атаки по позициям противника, у которого не самая сильная система ПВО (или недостаточно квалифицированный персонал), можно. Результаты в Нагорном Карабахе это подтверждают - конфликт стал лучшей рекламной кампанией “турецкой звезды” за последние годы. Теперь это новое негласное название аппарата.
Примерная стоимость этой машины - около пяти миллионов долларов США. При этом за минимальный комплект поставки - шесть БПЛА и две станции контроля - просят около 70 миллионов долларов. Но подробнее о машине, крейсерская скорость которой всего 130 километров в час (это, считают военные эксперты, является преимуществом) и которая не обладает “стелс”-технологиями, но позволяет уничтожать, казалось бы, более совершенную и вроде бы более защищенную технику, мы поговорим чуть ниже.

Безвозвратные и до
конца не явные потери
Конечно, в недавней войне в Нагорном Карабахе задействовали не только беспилотники. Однако, по мнению военных экспертов, именно они оказали решающее действие на ситуацию в Карабахе.
О потерях. Данные разнятся, и точные цифры до сих пор не опубликованы. Так, Ильхам Алиев, Президент Азербайджана, в интервью российскому “Первому каналу” указал следующее: информация о военных потерях пока является конфиденциальной. Между тем 22 октября Президент России Владимир Путин заявил на заседании дискуссионного клуба “Валдай”, что, по его данным, Армения и Азербайджан потеряли более двух тысяч человек с каждой стороны, а общее число погибших приближается уже к пяти тысячам. По данным на 16 ноября генпрокуратуры Азербайджана, число погибших среди гражданского населения с азербайджанской стороны дошло до 94, а раненых - до 414.
Зато Ильхам Алиев в своем обращении к народу Азербайджана от 26 октября 2020 года дал некоторую деталировку о военных успехах: “Теперь хочу сообщить моему дорогому народу некоторую информацию. Представляю список части уничтоженной и взятой с 27 сентября по сей день в качестве военных трофеев техники Армении. Таким образом, уничтожено 252 танка, 53 танка взято в качестве трофея, в общей сложности Армения лишилась 305 танков. Уничтожено 50 боевых машин пехоты, 29 взято в качестве трофея - всего 79 единиц. Уничтожено 82 установки “Град”, две единицы реактивной системы залпового огня “Ураган”, одна единица “ТОС”. Уничтожено четыре зенитно-ракетных комплекса “ТОР”, около 40 установок “ОСА”, четыре комплекса “КУБ”, один “КРУГ”, два “С-125”. “С-300” - одни из самых дорогих пусковых установок, уничтожено шесть. Позже Вюсал Гасымлы, директор Центра анализа экономических реформ и коммуникации (Азербайджан), указал, что стоимость “уничтоженной и взятой в качестве трофеев военной техники ВС Армении превысила 2,7 миллиарда долларов”. При этом различные источники говорят, что Армения потеряла в результате конфликта более пяти тысяч военнослужащих и мирного населения.
Со стороны источников, которые принадлежат Армении, информацию о потерях и успехах подают в своем ключе. По данным Минобороны Армении, уже к 28 сентября Армия обороны НКР уничтожила 49 беспилотников, четыре вертолета, один самолет, а также подбито 80 единиц техники и 82 единицы транспортных средств Вооруженных сил Азербайджана. Пресс-секретарь президента НКР Ваграм Погосян со ссылкой на данные разведки 3 октября заявил, что потери азербайджанской армии в ходе боев превысили три тысячи человек. Что касается потерь своих сограждан, то, по официальным данным, по информации Министерства здравоохранения Армении, в войне в Карабахе с армянской стороны погибло более 2,3 тысячи военных. Однако, по мнению оппозиции, власти Армении сознательно занижают количество погибших. Так, по словам Микаэла Минасяна, число убитых военных достигает 4,7 тысячи.
В общем, ситуация с потерями постоянно меняется, а информация обновляется. Пока же в открытых источниках приводят упомянутые выше данные. Но есть и другое мнение - Виктор Мураховский, главный редактор российского журнала “Арсенал Отечества”, считает, что в этой войне потеряны 16 тысяч военнослужащих с двух сторон. Он по-своему оценил потери сторон в этой войне, указав, что “среднесуточные безвозвратные потери военнослужащих (убитыми, умершими от ран, пропавшими без вести) каждой из сторон - около 50 человек”. “Санитарные потери (ранеными и больными) в боевых действиях такого характера обычно в три раза больше, то есть около 150 человек. Убыль личного состава только по этим причинам за 40 суток боевых действий составляет около 8000 человек для каждой стороны. Это значительная величина в масштабе текущего конфликта”, - приводит слова эксперта портал “Московский комсомолец”.

Кто куда смотрел
Трагедию народов Азербайджана и Армении сложно переоценить. Однако такого количества жертв также и среди мирного населения можно было бы попытаться избежать.
По данным военных экспертов, Армения придерживалась классической схемы поведения на поле боя, которую применяют в большинстве стран постсоветского пространства и которая включает в себя тактические элементы, берущие начало еще со времен Великой Отечественной войны. Азербайджан, несмотря на то, что также является бывшей советской республикой, сделал ставку на современные технологии и оказался прав - сложный рельеф местности показал, насколько важно иметь преимущество в воздухе в этом регионе.
По данным специализированного исследовательского центра Бард-колледжа (труд Drone Databook - содержит актуальную информацию о дронах на вооружении более 100 стран мира и делит их на классы), Азербайджан начиная с 2008 года целенаправленно приобретал дроны военного назначения и сегодня является наиболее продвинутой страной в плане использования беспилотной авиации среди государств постсоветского пространства.
В Drone Databook указано, что до 2018 года Азербайджан приобретал в основном израильские разработки. И теперь у него числятся Heron TP (две единицы) и Hermes 4507 (10 единиц), барражирующие боеприпасы Sky Striker (100 единиц) и Harop (50 единиц). Немного подробнее о Harop пишет военный эксперт портала “Независимое военное обозрение” Алексей Рамм: “Главная задача Harop - поиск и уничтожение зенитных систем. Беспилотник оборудован средствами радиотехнической разведки (иногда указывается, что на борту даже есть радар), а также оптико-электронными системами. Дрон патрулирует в заданном районе и, обнаружив цель, превращается в боеприпас, атакуя ее с пикирования. “Висеть” на заданном маршруте Harop может несколько часов. Сейчас дрон по лицензии производят уже в Азербайджане”.
Также сообщают, что на совместном с Израилем предприятии Azad systems выпускали дрон-разведчик Aerostar и “камикадзе” Orbiter-1K и Orbiter-3. Наконец, еще два дальних Hermes 900 числятся за береговой охраной. Тяжелый разведывательный Hermes 900 (относится к третьему классу - масса более 600 килограммов) в качестве опции способен нести до 350 килограммов вооружения на высоте около девяти километров.
В этой войне он явного участия не принимал. Так как основную ударную нагрузку взяли на себя уже упомянутые турецкие дроны модификации Bayraktar TB2, в свое время предоставленные Турцией. Как отмечают военные эксперты, аппарат оказался довольно сбалансированным и с хорошей автономностью. По данным производителя, Bayraktar TB2 способен находиться в воздухе свыше 24 часов, что является зарегистрированным мировым рекордом. Рабочая высота этого дрона примерно в семь километров стала, как показала практика, фатальной для устаревшего ПВО Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики. Она имела в большинстве своем устаревшие советские системы ПВО и ПРО, такие как ЗРК “Круг”, “Куб” (первых модификаций), “С-75”, “Оса”, “Стрела-10” и подобные. Когда-то это были отвечающие вызовам времени машины, однако сегодня они уже не в полной мере справляются со своей задачей, так как не способны образовать единое защитное поле. К тому же разрабатывали их под другие цели - в основном под ударные самолеты и вертолеты. А Азербайджан в этой миссии предпочитал не использовать такой вид вооружения. Да, Армения располагает новейшими ЗРК “ТОР”, но эксперты не отмечают их широкого применения в этом конфликте.
Как показал опыт использования БПЛА в Ливии, для безнаказанных атак турецкие военные, “засылая” беспилотники на исполнение боевой задачи, используют высоты более пяти километров. К слову потолок Bayraktar TB2, довольно средней машины и в принципе хорошо видимой на радаре современными средствами ПВО, составляет 8 тысяч метров. И разработчикам этого беспилотника удалось сделать очень важную вещь: они увидели главную уязвимость некоторых стран мира - использование устаревших советских систем ПРО и ПВО, которые не способны работать на высотах более или близких к пяти километрам. На их фоне упомянутые беспилотники являются суперсовременным оружием, безнаказанно уничтожая цели, даже не обнаруживая себя. Впрочем, и они порой ошибаются - как показывает практика применения, аппараты могут “бить” и по макетам ЗРК.
Армения, к сведению, также имеет в своем арсенале беспилотные средства. Однако, отмечают эксперты, военные чиновники этого государства все же могли недооценить роль военного применения БПЛА. По мнению главного редактора российского журнала “Экспорт вооружений” Андрея Фролова, активно закупкой боевых дронов Армения не занималась и не видела угрозы со стороны азербайджанских беспилотников. “Они никаких планов по покупке беспилотников не озвучивали. У России ничего подобного не было, и, соответственно, надо было закупать либо у Китая, либо у Ирана. Но это все деньги - если у России покупали на льготный кредит, то с Китаем все сложнее было. А свои беспилотники, о которых они говорили, их не видно”, - приводит слова эксперта портал bbc.com. Как известно, согласно тому же Drone Databook, Армения обладает миниатюрными беспилотниками “Базе”, снаряженная масса которых составляет около семи килограммов, беспилотниками среднего класса “Крунк”, масса которых около 60 килограммов (автономность - пять часов, потолок - около пяти километров) и разведывательными Ptero-5E (высота - около пяти километров, взлетная масса - около 50 килограммов). Примечательно то, что это аппараты непосредственно армянского производства. А Фролов очень точно обозначил проблему, с которой столкнулась Армения в деле выбора поставщика БПЛА. С этими же “региональными” сложностями может столкнуться любое государство постсоветского пространства: как с отсутствием понимания необходимости использования БПЛА, так и с банальной нехваткой средств.
Казахстан согласно тому же источнику Drone Databook является эксплуатантом шести дронов Skylark израильского производства, легкими Orlan-10 российского производства и двумя внушительными, тяжелыми, ударными (БПЛА третьего класса) Wing Loong 1 китайского производства. Этот же источник отмечает, что в мае 2018 года Turkish Aerospace Industries подписала соглашение с ТОО “Казахстанская авиационная индустрия” для совместного производства TAI Anka, тяжелого ударного БПЛА. К слову, именно эта организация в рамках исполнения государственного оборонного заказа заключила долгосрочный контракт с израильской компанией Elbit Systems Ltd. по сборке, производству и техническому обслуживанию БПЛА Skylark. Это говорит о достаточно простой локализации производства БПЛА на территории государства-заказчика, что дает Казахстану большие возможности для работы в этом направлении во имя интересов региона Центральной Азии.

Оружие точечного
поражения
Беспилотники - сила, готовая застать врасплох и уничтожить даже самых опытных бойцов, которые, казалось бы, знают, откуда ждать удар. Речь идет о потерях в рядах “ЧВК Вагнер”, что понесла группа 7 февраля 2018 года в Сирии. Согласно наиболее популярной версии, распространяемой в СМИ, отряд, в состав которого могли входить россияне из упомянутой ЧВК, планировал занять район в провинции Дейр-эз-Зор вблизи Евфрата. Этот район находился под контролем “Сирийских демократических сил” (СДС) - повстанческой группы, которую поддерживали в то время США.
“Объект защиты - нефтеперерабатывающий завод, расположенный в сирийской провинции Дэйр-эз-Зор вблизи крупного нефтегазового месторождения. Месторождение CONOCO когда-то открыли американцы, именно на их средства там построили завод (он также носил название “Эль-Исба”). Завод был национализирован режимом Башара Асада. Затем он находился под контролем ИГИЛ, а в сентябре прошлого года его отбили курды. В октябре, по некоторым данным, после переговоров с курдской стороной при посредничестве России завод передавали под контроль сирийского правительства. В его восстановлении участвовали российские коммерческие структуры. Однако затем ситуация изменилась: контроль над заводом вновь перешел к курдам, которые пустили туда американцев”, - объясняет мотивы применения силы этот же источник, слова которого в феврале 2018 года приводил “Московский комсомолец”.
Джеффри Харригиан, глава центрального командования Военно-воздушных сил США, генерал-лейтенант, 13 февраля на пресс-конференции в Пентагоне рассказал следующее: “Перед нападением противник провел артиллерийскую подготовку, в которой участвовали танки, минометы, реактивная и ствольная артиллерия. Под прикрытием этого обстрела на позиции (СДС. - “НП”) двинулись силы в размере примерно батальона”. А в этот момент, приводит слова Харригиана портал bbc.com, в воздухе как раз находилась авиация и в частности разведывательно-ударные беспилотные машины MQ-9 Reaper (потолок - 15 километров).
“Сирийцы и наши решили захватить завод у курдов в зоне работы американцев. Там были три роты частников и ополчение сирийцев. Первую линию курдов и американцев снесли довольно быстро, даже слишком легко. Потом прилетели авиация, беспилотники и вертушки и четыре часа их молотили”, - приводит слова неназванного источника, знакомого с ситуацией, издание “Московский комсомолец”.
По различной и неоднозначной информации, в этом столкновении могло погибнуть более 100 человек. Какое количество именно со стороны “вагнеровцев” - не известно. Но важен сам факт.
Впрочем, беспилотники хорошо и довольно эффективно показывают себя и в качестве диверсантов, которые способны серьезно повлиять на финансовую ситуацию в мире. Вспомним сентябрьскую атаку 2019 года на нефтяные заводы Saudi Aramco. Ответственность за эту атаку взяли на себя хуситы - военизированная группировка шиитов-зейдитов, действующая на территории Йемена. Исторически так сложилось, что Иран стал союзником хуситов. Поэтому Саудовская Аравия, США и ряд Европейских стран считают, что атака была скоординирована непосредственно Ираном.
Так вот, после идеологического объединения с Ираном у хуситов появилось довольно продвинутое оружие. По мнению аналитиков, корни образцов некоторого вооружения уходят еще в историю Советского Союза. Впрочем, многие образцы подверглись некоторой доработке в целях упрощения производства. В частности, на закрытой выставке, о которой общественность узнала лишь благодаря публикациям в сети, правительство хуситов в Йемене - это случилось в начале июля 2019 года - показывало крылатую ракету Quds-1 и “одноразовые” беспилотники, которые могут атаковать врага, пикируя на него. Название их - Samad. Насколько известно, есть версии Samad-1 и Samad-3. Однако точных и даже приблизительных тактико-технических характеристик опубликовано не было. Между тем, по совершенно разным данным, упомянутые беспилотные аппараты способны преодолевать расстояние до тысячи километров. Стоимость их не может превышать 15 тысяч долларов. И тогда произошло действительно нечто из ряда вон выходящее - Саудовская Аравия, третья страна по счету в списке военных бюджетов (67,6 миллиарда долларов США, по данным за 2018 год), не смогла защитить свои стратегически важные объекты. И, по имеющимся на этот момент данным, не смогла защититься от собранных “на коленке” ракет и беспилотников родом из прошлого века. Что касается убытков, то до момента восстановления производственных объектов сообщали, что Саудовская Аравия теряла до 300 миллионов долларов в день. Восстанавливалась организация после удара примерно месяц.
Свою эффективность этот вид боевых аппаратов показывает также и в деле зачистки опасных индивидов. Так, в сентябре 2009 года БПЛА MQ-9 Reaper разместили на Сейшельских островах для операций против пиратов в Индийском океане. В апреле 2010-го в Афганистане, утверждают, что ударом того же БПЛА был убит третий человек в руководстве “Аль-Каиды” Мустафа Абу Язид, известный также как Шейх аль-Масри, а 7 мая 2012 года - один из руководителей йеменского крыла “Аль-Каиды” Фахд аль-Куса. И, наконец, пишет Reuters, 22 сентября 2016 года ударом БПЛА Reaper был убит лидер “Аль-Каиды” в Йемене Абдаллах аль-Санаани. Однако MQ-9 - это очень дорогая машина, стоимость которой - около 17 миллионов долларов США. Ценник же на барражирующие боеприпасы, о которых мы рассказывали выше, существенно ниже, а экономический ущерб несравнимо выше. Тот же Bayraktar TB2, стоимость которого - около пяти миллионов долларов за единицу, смог принести своим военачальникам бесценное - изменил ход войны и повлиял на судьбу, можно сказать, многовекового конфликта.

Реальность
с беспилотниками
По мнению военных экспертов, на поле боя стремительно врывается новый игрок. Рой из БПЛА в некоторых условиях может быть непобедимым даже в случае использования современных систем ПВО и ПРО. Тысячи, десятки тысяч смертоносных целей могут серьезно нагрузить систему любого крупного, стратегически важного города мировой державы, как Вашингтон или Москва (ведь системе защиты придется “отбиваться” еще и от шквала электронных помех). “Причина воспринимать конфликт (в Нагорном Карабахе. - “НП”) серьезно состоит в том, что маленькие войны исторически всегда служили генеральной репетицией больших. Они выступают полигоном для испытаний новых принципов и средств. Гражданская война в Испании позволила фашистским силам поэкспериментировать с бомбардировками гражданского населения. Она преподала Германии несколько ценных уроков насчет бронированной техники. Столкновение на Кавказе - это лишь звено в цепи недавних войн. Оно показывает, как может развиваться следующий конфликт между большими державами”, - пишет Хал Брэндс. Он, к слову, окончил Стэнфордский университет, получил степень доктора исторических наук в Йельском университете и является профессором по вопросам мировой политики Школы международных исследований при Университете Джона Хопкинса, старшим научным сотрудником Центра стратегических и бюджетных оценок и Института исследований внешней политики, а в свободное время пишет для Bloomberg. Он, видя хрупкость этого мира, уязвимость и произошедший перелом на поле сражения, пытается обратить на это внимание. Действительно, появляются совершенно новые средства ведения войны, и средства эти могут быть собраны буквально под носом у “главного штаба противоборствующей стороны” - теоретически это может быть столица любого государства мира. И при средней дальности в тысячу километров это может быть по-настоящему опасное оружие - при относительной простоте локализации производства и сборки, которое можно наладить чуть ли не в обычном подвале, в час “ч” эти машины могут помочь потенциальному противнику нанести сокрушительный удар по объектам глубокого тыла. Особенно, если контрабандная доставка частей подобных машин будет четко спланирована и растянута во времени, чтобы не привлекать внимания.
А танки? Они в своем самостоятельном виде почти бесполезны - в одиночку, без прикрытия в воздухе, точно. И это еще пока не применяли искусственный интеллект, который так активно натаскивают правильно различать цели по поведению в любое время суток и в любых погодных условиях. Поэтому научить его обходить, приспосабливаться к менее интеллектуальным, традиционным средствам обнаружения - это лишь вопрос времени.
“Российский танк Т-90, который есть на вооружении как Армении, так и Азербайджана, тянет “всего-то” на 4,5 миллиона долларов. “Таранить” его точно не выгодно, нужно только попасть ракетой в цель, которая существенно дешевле танка, и самому беспилотнику уклониться от поражения. И здесь более экономичными представляются барражирующие снаряды Heron (пусковая установка включает 20 ракет), оснащенные системами оптического или радиолокационного наведения. Этот “дрон-камикадзе” стоит около 100 тысяч долларов. Таким образом, БПЛА стоимостью в сто тысяч долларов способен уничтожить танк, цена которого выше. Для военных это очень наглядная арифметика с точки зрения эффективности боевых действий. Война за Нагорный Карабах наглядно продемонстрировала эффективность применения БПЛА, что еще раз свидетельствует о смене тактики войн как таковых”, - пишет газета “Взгляд”, пытаясь найти путь, по которому будет развиваться ВПК в ближайшее время.
Меняется время, требуя изменения подхода к защите от современных угроз. Традиционные методы ведения войны, согласно принятой военной доктрины, которые исповедуют военачальники и которым обучают в высших военных учебных заведениях, могут более не отвечать требованиям современных вызовов в полной мере. Армия, а мы привыкли видеть ее роль в принадлежности к военному лагерю в масштабах ОДКБ, перестает быть прежней и требует смены приоритетов в плане подбора вооружений, акцентов. Буквально на днях Президент Касым-Жомарт Токаев заявил о важности оснащения казахстанской армии наиболее передовыми цифровыми технологиями и средствами. Для достижения этой цели решено ввести должность заместителя Министра обороны по вопросам цифровизации. Также Президент РК, будучи Верховным главнокомандующим, поручил до 1 ноября 2021 года создать структуру Единого оператора информационно-коммуникационной инфраструктуры военного назначения. “Касым-Жомарт Токаев также назвал ряд приоритетов в оснащении войск современными вооружениями исходя из реальных угроз. В частности, он отнес к таким приоритетам создание сильной противовоздушной обороны, развитие элементов радиоэлектронной борьбы видов и родов войск, увеличение парка военно-транспортной авиации в целях повышения мобильности войск”, - сообщает портал akorda.kz.

Поделиться
Следуйте за нами