Артисты или клавиши на фортепиано?

В рубрике Последние новости - 2023-01-19

- Главный хормейстер театра «Астана Опера», обладатель большого количества международных наград, заслуженный деятель Казахстана, кавалер ордена «Курмет», дирижер - и все это один человек, вы. Как удалось достичь таких результатов?

 

- Приходилось очень много работать над собой, настолько, что музыка стала смыслом моей жизни, ею я занимаюсь с шести лет. Работа дирижера, хормейстера по большей части связана с репетициями. Ведь то, что видит зритель на сцене, – это всего лишь 10 процентов нашего основного труда в репетиционном зале. Но существует еще нюанс – для того чтобы начать работать с коллективом плодотворно, иметь отдачу, вначале нужно самому серьезно подготовиться. Идти к артистам с огромным багажом знания музыки, понимать, из чего она строится, как и почему композитор написал именно это произведение. Только благодаря серьезному подходу можно иметь хороший результат. И с каждым разом мы стараемся, чтобы этот результат увеличивался. Сколько бы ты ни возвращался к одному и тому же произведению, с годами чувствуешь и понимаешь его по-разному, поэтому никогда нельзя останавливаться в развитии.

- Как и все мальчишки, до восьми лет вы мечтали стать футболистом. Не жалеете, что мечта не осуществилась?

- Музыка все-таки победила, хотя я старался совмещать футбол и музыку, занимался им до 15 лет. Этот вид спорта я люблю до сих пор, только уже как болельщик, часто смотрю матчи, у меня очень много любимых команд, недавно следил за чемпионатом мира. Часто сравниваю свою работу со спортом, единственное различие – в достижении результатов. В музыке мы не имеем таких критериев оценки, как в спорте – атлет пробежал быстрее всех, и никто не задумывается, в каком стиле он пробежал, важен сам итог. В музыке тоже важен конечный результат, но все намного сложнее, так как здесь нет критериев скорости, потраченных секунд, длины или высоты. Виртуозностью в наше время уже никого не удивишь. Сейчас публика приходит не только послушать музыку, ощутить глубину ее исполнения, но и посмотреть, как это будет выглядеть на сцене. И общее впечатление должно оказать на человека такое сильное влияние, чтобы он захотел вернуться в театр снова.

- Что самое сложное в работе главного хормейстера и какими основными качествами он должен обладать?

- В отличие от других хормейстеров, театральный хормейстер – совсем иная категория, здесь мало просто заниматься музыкой, правильно ее «сделать», чтобы артисты вышли на сцену, спели и всем понравились. Мне очень часто приходится быть и режиссером - ставить задачи, говорить, как должен двигаться коллектив, и менеджером, потому что много организационных вопросов, даже подбирать костюмы для артистов – все это входит в мои задачи. Например, я много работал над костюмами к опере «Евгений Онегин», когда я вижу эскизы художника, дальше уже сам подбираю каждому артисту костюм, потому что знаю особенности фигуры всех артистов, кому какие цвета подходят и так далее. Нужно учитывать, что артисты – это не клавиши на фортепиано, которые нажал - и они зазвучали, это люди, которые требуют внимания. И если стекольщик занимается стеклом, сапожник - кожей, то руководитель большого коллектива в первую очередь занимается людьми. А человеческая душа более хрупкая, чем стекло, каждый из артистов – личность.

- Не обидно, что при огромном объеме работы вы все время остаетесь в тени? Хор – на сцене, а хормейстера мы не видим.

- Если зритель аплодирует коллективу, это говорит о том, что работаем мы правильно, и эта благодарность публики – самая лучшая похвала для меня. Я получаю удовольствие от того, что зрителю понравилось выступление.

- Каким должен быть хор театра в идеале?

- Мобильным, разносторонним, гибким, пластичным - и это помимо того, что артисты должны быть хорошими певцами. Универсальность нашего коллектива в том, что он может работать и как театральный хор, и также как отдельные артисты, каждый из которых должен уметь исполнять материал в любом положении: сидя, стоя, лежа, а иногда даже стоя спиной - не видя дирижера. Поэтому основной критерий – мобильность во всех отношениях: и в плане музыки, и в плане пения, и в плане артистизма. Даже если в постановке в определенных местах хор не поет, он все равно работает – заполняет паузы.

 

-  Вы работаете в театре более двух десятилетий. Какие постановки за это время были для хора самыми трудными?

- Все оперные спектакли сами по себе сложные. Мы очень много и серьезно работаем над национальным репертуаром, это непростые спектакли. А также большую сложность в плане пения, игры представляют мощные полотна «Аида», «Кармен», «Турандот». Особенно в первом акте хоровой коллектив находится в постоянном движении, и еще при этом должен качественно петь. Например, оперу «Турандот» мы начали учить за полтора года до постановки – повторю, это очень большой спектакль. Если кто-то не придает этому значения, заметьте, что оперный коллектив на сцене всегда поет наизусть. И для того чтобы выучить материал, нужно много времени, особенно если опера исполняется на французском или итальянском языке.

- Приходилось ли артистам выполнять что-то необычное в спектаклях с технической точки зрения?

- В опере «Дон Карлос» артистам нужно петь на большой высоте, а потом они спускаются сверху вниз. Но у нас в театре технологии современные, артистам ничего не угрожает, все очень надежно. Однако есть обычный природный страх, например, высоты. Иногда хор опускается на 30 метров вниз под сцену и оттуда поет, как из-под земли, в таком зависшем состоянии, кого-то это тоже может пугать. Но у нас в хоре работают в основном молодые артисты, они очень любопытные, пытливые, ничего не боятся, готовы пробовать все новое, и это очень приятно. 

- Еще говорят, что в экстраординарном и высокопрофессиональном хоре «Астана Опера» очень свежие голоса.

- Да, так и есть. Важно, что человеческий голос – это единственный инструмент, который создала природа, остальные инструменты создал человек, поэтому человеческий голос – уникальный инструмент. Работа с ним требует большой внимательности. Если твой музыкальный инструмент сломался, ты можешь пойти и отремонтировать его, если ты потерял инструмент, ты можешь купить новый. Однако голос, если с ним что-то произошло, заменить уже ничем нельзя. Поэтому работать с ним нужно со знанием, не перетруждать его, иначе он может потом не ответить. Особенно перед спектаклем нужно быть предельно осторожным, аккуратно распевать солистов.

- Есть ли конкуренция в вашем коллективе? Кто-то стремится стать солистом, солисткой?

- Многие солисты нашего театра – это выходцы из хорового коллектива «Астана Опера», чему я очень рад. У нас есть такие артисты хора, которые могут в любой момент встать и спеть сольную партию. И я считаю – это очень хорошо, что внутри коллектива есть здоровая конкуренция, она позволяет коллективу расти. Я не против, чтобы артисты развивались в сольном плане. К примеру, Ерулан Камел, Руслан Совет могут петь в хоре, а завтра исполнить в спектакле сольную партию - и наоборот.   

- Вы верите в случай?

- Что касается моей жизни, то благодаря случаю я стал главным хормейстером, точнее сказать, благодаря неупущенной возможности. Это было как раз 23 года назад, в январе. Тогда обсуждалось, кто мог бы собрать хоровой коллектив, сказали, что есть молодой хормейстер. Меня попросили сформировать оперный хор, а я вовремя воспользовался этой возможностью. Считаю, что так не бывает, чтобы жизнь не давала тебе шанса, просто есть люди, которые этим шансом не воспользовались…

- Вы любите бильярд, рыбалку, теннис, а еще успеваете вести социальные сети. Откуда столько энергии?

- Все это отдых для меня. Есть профессионалы, есть любители, а я не отношусь ни к тем, ни к другим. Поймаю рыбку – хорошо, нет – тоже неплохо, для меня главное – зарядиться энергией от природы. Всегда едем большой хорошей компанией с ночевкой, берем палатку, разводим костер. Потом выкладываю фото своих трофеев в социальные сети, хотя сам в них красоваться не люблю, больше делюсь профессиональной информацией.

- В каких ближайших постановках можно будет услышать выступление хора?

- Через неделю, 25 января, мы исполняем «Реквием». Это выступление приурочено ко дню рождения великого композитора Моцарта. Это неповторимое произведение, самое узнаваемое и самое знаменитое сочинение наряду с его симфониями и операми. «Реквием» - музыкальный памятник, который сам себе написал венский классик. Так что добро пожаловать на наш концерт и на все спектакли в «Астана Опера»!  

Ольга Шишанова 

Автор благодарит за помощь в работе над материалом сотрудника пресс-службы столичного театра «Астана Опера» Екатерину Романову 

Поделиться