Клановая перезагрузка

В рубрике Мир - 2020-11-05

Даулет Алтаев

Несмотря на, казалось бы, нестабильную ситуацию в Кыргызстане, инвесторы сохраняют спокойствие. Конечно, выказывают опасения относительно соблюдения интересов, но все же продолжают работу. Это дает основание полагать, что каждая из революций, если так можно назвать уже ставшие традиционными народные волнения, приводящие к смене всего лишь власти, только с виду отбрасывают страну назад. Каждая заварушка придает импульс. И некоторые эксперты считают этот импульс созидательным. Например способствующим пересмотру условий прежних договоренностей с инвесторами и партнерами или хотя бы угрозе. “Потрепать нервы” - выглядит как приятный бонус в результате одержанной победы в войне кланов за место в чиновничьей вертикали.
Поэтому складывается впечатление, что “совету директоров” Кыргызстана не выгодно развитие страны до уровня стабильного государства в классическом его понимании. Отсутствие постоянства, видимый хаос - это лишь наносное и даже официальное, которое позволяет манипулировать ситуацией всегда с извлечением личной выгоды. Этим, собственно, Кыргызстан силен, сплочен, нерушим и, конечно, ожидаем

Истерия в виде опасений безвозвратной потери инвестиционной привлекательности Кыргызстана ввиду нестабильного политического климата несколько надуманна. Да, ситуация со сменой всей вертикали власти может означать снижение уровня денежных поступлений. Но речь идет в основном о дотациях. Так, Евразийский фонд стабилизации и развития (ЕФСР) действительно приостановил перечисление 100 миллионов долларов до выяснения обстоятельств. Похоже поступил и Евросоюз - решил отложить предоставление шести миллионов евро на цифровизацию “до избрания нового созыва депутатов в следующем году. Основная же многолетняя программа сотрудничества, как заявили в ЕС, будет вестись с новым составом правительства, которое будет сформировано после парламентских выборов”. Но ведь все это не значит, что денег “новым” не дадут. И падение инвестиций “как минимум на 40 процентов в ближайшее время”, о котором говорят в том числе и кыргызстанские аналитики, это опять-таки временное явление - дотации всего лишь сдвинуты по срокам. До выяснения.

 Да и о каких деньгах идет речь, чтобы можно было задумываться о кризисе в масштабе государства? Все основные инвесторы остаются и продолжают свою работу на территории Кыргызстана. Например, месторождение “Кумтор” - канадская Centerra Gold не планирует сокращать свой бизнес по добыче золота. То же самое можно сказать и о крупных СП с Казахстаном и Россией.
Поэтому спокойствие крупных вкладчиков только лишний раз говорит о номинальности “масочной революции”, как уже успели назвать недавние волнения в соседнем братском государстве. И это еще раз подтверждает, что она осуществлялась не столько на улице, сколько в кабинетах. Двести тысяч человек (были ли они, эти 200 тысяч?) являлись вполне обычной массовкой - ведь действительно тяжело поверить в то, что безоружная, плохо организованная толпа сумела без единого выстрела захватить резиденцию, открыть тюрьмы и заставить отречься от присяги генералов. А еще в кратчайшие сроки определить лидера этого движения, который, к слову, появился на горизонте, а потом и на арене во второй половине действа. Да, невооруженным взглядом виден богатейший жизненный опыт Садыра Жапарова. Но, если называть вещи своими именами, все же больше похож на очень ответственного сотрудника, кризис-менеджера, который довольно жесткими мерами и решениями способен удержать порядок в возглавляемой им организации. В этом случае - в столице, в стране. Окружение, а именно сегодняшний Кабинет министров Кыргызстана, также является представителями бизнеса с богатейшей историей и резюме. У некоторых из них, например, Наримана Тулеева, мэра Бишкека, в свое время “были конфискованы торговые центры Sapat и “Караван”, подвал и первый этаж ТЦ на пересечении улиц Уметалиева и Токтогула, семь домов, три гаража и автомобиль”. Он, к слову, вышел на свободу в 2016 году по амнистии, а осужден был в 2012-м. И сегодня его семья, по данным economist.kg, владеет 15 организациями. Примерно такая история по части владения бизнеса почти у каждого представителя, как называют его сами кыргызстанцы, бизнес-правительства Садыра Жапарова - согласно официальным базам данных (osoo.kg), на каждого приходится от одной до 18 компаний. С полным списком читатель может ознакомиться по этой ссылке: https://economist.kg/2020/10/21/biznes-pravitelstvo-sadyra-zhaparova-ot-vice-premerov-i-glavy-gknb-do-press-sekretarya/.

 Страна частных
бизнес-интересов
Итак, Кыргызстан сплочен, стабилен - по крайней мере, так на самом деле считают инвесторы, голосуя “рублем” за возможность работать на территории этого государства. Но у Кыргызстана своя стабильность, характерная устою и характеру. Да, Казахстан устами МИДа тоже высказал обеспокоенность. Официально за граждан, в отношении которых (сотрудники проектов с казахстанским участием) участились случаи физического насилия. При этом представители МИДа подчеркнули: в последние годы (по всей видимости, имеют в виду годы работы предыдущего правительства) Казахстан вложил более миллиарда долларов инвестиций. Наиболее крупные совместные проекты в основном направлены на разработку месторождений полезных ископаемых. Одно из таких месторождение - Бозымчак, где работает KAZMinerals, рассчитано на работу в течении как минимум 18 лет. По крайней мере, когда просчитывали потенциал добычи месторождения в год, давали следующие цифры: “Шесть тысяч тонн катодной меди и 28 тысяч унций золота ежегодно в течение 18 лет”.
Тем самым ближайшие 12 лет (месторождение начали разрабатывать в 2014 году) являются расчетными и уже лежат в планах компании, которая является одним из наиболее крупных игроков на мировом рынке меди. И сложно поверить, что организация подобного масштаба, равно как и другие, схожие по своей специфике, но с капиталом со стороны дальнего зарубежья, позволили бы вложиться в Кыргызстан, не просчитав локальных нюансов на несколько десятков лет вперед. Иными словами, в исследованиях риск-менеждеров крупных трансконтинентальных организаций, работающих в сфере добычи ископаемых на территории Кыргызстана, ближайшие как минимум пять-десять лет явно спокойные.
Это же касается непосредственно России и интересов бизнес-сообщества этого государства. Даже несмотря на то, что произошло на руднике Джеруй (сожжен и разграблен в начале октября), принадлежащем “Альянс Алтын”, который в свою очередь входит в госконцерн “Русская платина”, работы в Кыргызстане этот инвестор не завершает, а лишь “прекращает на определенное время”. Это же касается месторождения Иштамберды. Конечно, возникли вопросы со стороны представителей Российской Федерации в Кыргызстане. Однако переговоры прошли успешно, и стороны договорились сотрудничать и в дальнейшем, заверив друг друга в необходимости имеющегося стратегического партнерства. Собственно, других вариантов не предвиделось.
По большому счету, подобная ситуация показывает - инвестиции в Кыргызстан даже при, казалось бы, нестабильной политической ситуации все равно продолжатся и будут наращиваться. Лучших, так скажем, “агентов влияния” на территории этого государства придумать сложно (как и любого другого). А нападки местных, точнее убытки ввиду привычных “сезонных набегов”, вполне решаются с помощью страховых организаций. Тем более что речь идет о сравнительно небольших суммах. Так, “трагедию” сгоревшего рудника Джеруй оценивают в 15 миллионов долларов, а Иштамберды - в 1,5 миллиона долларов. Кстати, даже несмотря на ситуацию с приостановлением работы на месторождении Бозымчак, акции KAZMinerals (понятно, что не одним этим месторождением живет организация, но акции все же показывали падение на Лондонской бирже с 18 сентября и достигли пика падения 6 октября) сегодня показывают рост (информация взята по состоянию на 28 октября с официального ресурса компании), находясь на максимальном за прошедший год уровне. Опять же - прогноз максимально оптимистичный.

Садыр Жапаров

 

Сохраняющуюся защищенность интересов бизнеса Казахстана и России на территории Кыргызстана мы рассматриваем как индикатор спокойствия в стране и приверженность прежнему курсу, несмотря на так называемый клановый сброс, перезагрузку. Ведь крупнейшими инвесторами, по официальным данным кыргызстанской стороны, в их экономику являются именно наши государства.
И все-таки вся эта ситуация в перспективе способна привести к определенного рода негативным последствиям. Да, сегодня в этом хаосе довольно четко виден симбиоз - взамен преференций в виде возможности работы с недрами кыргызстанская сторона активно использует интересы инвесторов, которые, по их мнению, являются слабым местом их партнеров. По большому счету, ни один суд в мире не сможет привлечь к ответственности уже несуществующее руководство страны за несоблюдение ранее заключенных контрактов. И перед инвестором вроде как постоянно нависает угроза возможного пересмотра условий работы. Но новые люди в старых кабинетах все же готовы договариваться и, более того, заинтересованы в этом. В то же время нет никаких гарантий, что интересы инвесторов в конце концов не станут разменной монетой в попытке, как это будет сказано кыргызской стороной, защиты национальных интересов. А то, что Кыргызстан способен попытаться высказать недовольство в отношении решений, казалось бы, ближайших партнеров, мы четко знаем - все мы помним ситуацию с заявлениями Атамбаева, приведшими к “затруднениям на границах”. К слову, “действенный рычаг давления на соседей-партнеров” - это вожделенная мечта политиков почти любого государства.
Впрочем, это худший сценарий, разворачивания которого не хотелось бы ожидать в ближайшее время в отношениях между нашими странами. Не хотят видеть его и инвесторы, которые пока еще не готовы вывести свои средства и всячески демонстрируют спокойствие, стараясь не нагнетать. Кто бы ни скрывался за той самой “двухсоттысячной толпой”, он, по всей видимости, пока тоже не готов к открытой конфронтации и заверяет - деньги под защитой. “Правительство Кыргызстана примет необходимые меры по обеспечению безопасности иностранных инвестиций, в том числе казахстанских, в соответствии с национальным законодательством”, - это официальный ответ пресс-службы МИДа Кыргызстана за запрос Интерфакса о результатах переговоров Руслана Казакбаева, Министра иностранных дел Кыргызстана, и Кайрата Нурпеисова, Посла Казахстана в Кыргызстане. Но что конкретно соответствует национальному законодательству Кыргызстана? И главное - как долго? Сказать сложно. Но революции - в ее классическом понимании - в Кыргызстане пока не ждут.

Поделиться
Следуйте за нами