Сок земли Silk Alley

В рубрике Анонсированные материалы - 2022-10-13

Винная культура... Читатели наверняка много слышали об этом феномене, родина которого - Средиземноморье, где лоза вьется сквозь тысячелетия, а винная культура является ровесницей культуры вообще. Коротко говоря, это когда люди вместо водного раствора не очень качественного и не всегда сделанного из пищевого сырья этилового спирта-ректификата употребляют натуральное, безопасное и даже полезное вино (а в особо торжественных случаях - и дистилляты из него...).

 

Почему бы и Казахстану не присоединиться к этому глобальному престижному винному клубу? Тем более, что хотя наш народ в своей массе и предпочитает пока более брутальные напитки, это не значит, что в стране нет вина. Притом - хорошего. Притом - отечественного.

Народ о нем не знает, потому что в Казахстане с 1 января 2004 года запрещена реклама алкогольной продукции (вообще всей!). А ведь за истекший срок в стране были высажены новые элитные виноградники, построены современные заводы, используются последние ноу-хау в этой (между прочим, весьма технологичной) отрасли.

Что ж, мы ликвидируем этот пробел (но "рекламировать" будем не конкретный продукт, а человеческий труд, творческий кураж и предпринимательский талант). »так, наш рассказ - об уникальном месте (Сарыагашский район Туркестанской области, единственный в Казахстане с субтропическим климатом), где соответственно рождается уникальное, единственное в своем роде вино. Silk Alley, Шелковая Аллея - так зовется это урочище, терруар, шато - еще одно подразделение корпорации ВSB.

  

"Бордо мой друг"

В центре холмистого участка в 600 гектаров действительно возвышается "шато", которое местные, впрочем, зовут не на французский, а на итальянский манер - Вилла. при этом царствующий здесь винный стиль именно французский: все тринадцать сортов винограда, культивируемые в Silk Alley - французские (за исключением традиционно возделываемых в Казахстане грузинских –кацители и Саперави).

И по большей части - из Бордо.

- Французские энологи исследовали винодельческие области нашей страны, - рассказывает создатель Silk Alley –ашит Сарсенов, - и установили, что классические красные сорта, например, из Ѕордо у нас могут вызревать лишь на самом юге Казахстана, в субтропическом Сарыагашском районе Туркестанской области. В Алматинской же области, в предгорьях Заилийского Алатау можно рассчитывать лишь на белые сорта, не столь теплолюбивые - тот же Рислинг, завезенный из Германии.

Но дело в том, что я изначально хотел культивировать французские красные сорта - и именно из Бордо: Каберне Совиньон, Мерло, Пино Фран... И вот в 2010 году в окрестностях Сарыагаша я разбил виноградник, а в 2013 назад получил первый урожай.

Почему именно сорта из Бордо? Разумеется, не просто потому, что это - классика ("Бордо мой друг...", А.С. Пушкин), самый знаменитый винодельческий район в мире.

Тамошние вина, объясняет винодел свой выбор - лучшие не только потому, что являются эталоном вкуса, они еще полезны для здоровья. Именно красные вина из Медока и других регионов Бордо содержат в наибольшем количестве интереснейшие вещества, благодаря которому продвинутые врачи рекомендуют пациентам выпивать в день - для профилактики - бокал вина.

Это так называемые полифенолы - растительные пигменты, попадающие в вино с косточек и гребня виноградной кисти. То, что полифенолы эффективно предупреждают сердечно-сосудистую недостаточность и возникновение раковых опухолей, ученые открыли сравнительно недавно - в 90-х годах прошлого века. Поэтому у нас об этом знают не все, а вот на Западе открытие стало причиной настоящего бума эдакой винотерапии, даже в тех странах, где вина отродясь не пили.

Конечно, полифенолы встречаются не только в красном вине (меньше - в белом), но список продуктов не длинный: черный шоколад, цедра цитрусов, зеленый чай, облепиха, лук и экзотическое растение тунбергия.

Согласитесь, однако, что дегустировать в час отдыха еще неизведанную марку вина увлекательней, чем съесть луковицу. А тунбергия, та и вовсе растет на Мадагаскаре...

Рекордно высокое содержание полифенолов - свойство сортов винограда, традиционно возделываемых в Бордо. Конечно, неповторимые тамошние терруары с собой не увезешь. А вот аутентичные саженцы - плоть от плоти бордоской земли, но при этом многократно привитые, как породистые щенки, чтоб противостоять всевозможном агровызовам - энтузиасту из другой страны, мечтающему делать на родине изысканное вино, купить можно.

Впрочем, в Silk Alley вино получают не только из бордоских сортов. Отменным получается здесь и Вионье - провансальский, а если смотреть еще дальше в глубь веков - греческий сорт, завезенный в Прованс эллинами, основавшими Марсель, и дающий изящное белое вино. Или Шардоне - обязанный своей славой в первую очередь Бургундии.

Какой из всех этих прославленных французских сортов лучше других прижился на плантациях Silk Alley, какому больше подошли казахстанские субтропики Сарыагаша? Однозначный ответ дать сложно, тем более что погода изменчива, и разные годы могут стать винтажными для одних вин, и не столь благоприятными - для других. Отвечая на соответствующий вопрос, местные специалисты, подумав, назвали красный Пино Фран. Мы, впрочем, общались дистанционно, по телефону.

А приехав непосредственно на завод и продегустировав немало вин, я бы выделил Шардоне, и в букете, и во вкусе которого здесь ощущается никогда не встречаемый мной прежде... душистый дюшес - не лимонад, конечно, а груша. Особенно удался, как мне кажется, урожай 2020 года, дозревающий в 225-литровых дубовых бочках, но уже сейчас обещающий стать выдающимся вином.

Впрочем, на вкус и цвет, как известно, образца нет. Французские специалисты, которые не просто продали штаммы для Silk Alley, но периодически мониторят ситуацию, приезжая на виноградники, считают местную жару (порой до 50 по Цельсию) несколько экзотичной для виноградарства. При этом, однако, отмечают высокое качество вин.

Но никакого парадокса нет. Дневная летняя жара винограду - не помеха: ягода просто быстрее накапливает сахар, и собирать урожай здесь начинают не в сентябре, а в августе - только и всего. А вот теплые местные ночи, как считают энологи, не дают ягоде набрать слишком много кислоты - отсюда и фирменный привкус десертной груши.

 

Наука и искусство лозы

Мы подошли к очень важному вопросу. Насколько хорошо наше вино, что называется, по гамбургскому счету, насколько конкурентоспособно в глобальном плане? Однако на самом деле усомнится может только человек несведущий: мол, где уж нашей лозе соперничать с маркетинговыми гигантами из Калифорнии, Чили, Южной Африки, Австралии... Не говоря уже о таких классиках жанра, как Бордо и Бургундия.

Но надо знать специфику этого рынка. Настоящий ценитель не дробит глобальное многообразие по категориям (первая, вторая и так далее). Вино каждого уголка планеты уникально - и тем самым ценно. А почвенно-климатические микрозоны (так называемые терруары) юга Казахстана своеобразны, ни на что не похожи, благодаря чему местные вина и представляют интерес для "мировой винной карты".

Но для этого, во-первых, оно должно быть натуральным, изготовленным не из суррогата, а из чистейшего виноградного сока, а во-вторых, со скрупулезным соблюдением технологии. Все сложности которой изобретены, в конечном счете, лишь для того, чтоб по одному глотку можно было судить о характере местных земли и неба. Число же солнечных дней в то или иное конкретное лето должно высчитываться и вовсе с математической точностью. »стина в вине - и сказано это не поэтом, но ученым!

Что же это за технология?

Помимо профилактической составляющей, у вина есть еще одно достоинство: выражаясь языком производственников, это продукция высокого передела. Почему виноделие считается инновационной отраслью? Ведь, казалось бы, вполне традиционное занятие, насчитывающее не одну тысячу лет. Но эта простота - кажущаяся.

Мало найти славные корни, обзавестись достойным местом для виноградника и дождаться первого урожая. Это лишь начало. А вот дальше начинается чистая технология.

С середины июля виноделы регулярно берут пробы ягоды на сахар. Нельзя допустить, чтобы сырье переспело и набрало сахара больше нормы (при этом кислотность, напротив, будет меньше требуемой). В разных винодельческих районах эта норма имеет и различные значения. В августе-сентябре, когда содержание сахара в плодах достигнет оптимальной величины, грозди (каждую - в свое время, по мере созревания) собирают и отвозят на завод.

- Вы, конечно, слышали про гормон страха у животных, - рассказывает Рашит Сарсенов. - У растений есть аналогичный механизм. Если виноград неправильно собирать, например, поранив куст, это вызывает у растения стресс, и оно начинает синтезировать особые стрессовые белки, которые накапливаются в том числе и в ягодах.

Следующий этап - перевозка. Ее также нужно осуществить без последствий - и не просто не подавить, как кто-нибудь подумает. Если не обеспечить температуру ниже 15 градусов, то виноград подвергнется еще одному стрессу. Образно говоря, плод "решит", что пришла пора обеспечить оптимальные условия для роста семян, и сахар начнет перерабатываться в аминокислоты.

И тогда на завод поступит не ягода, а ее покалеченный и начавшийся разлагаться труп.

Вот сколько тонкостей. А ведь мы еще не дошли до этапа непосредственного изготовления вина.

На заводе взятый от винограда сок обрабатывается сернистым ангидридом - тем самым убивается естественная микрофлора ягод. В этом - важное отличие промышленного производства от знакомого иным гражданам домашнего способа изготовления вина, где брожение происходит как бы само собой, посредством диких бактерий, живущих в кожице плодов. На заводах вместо них используют культурные дрожжи с определенными характеристиками, выращенные в лаборатории. Почему? Дикие дрожжи неподконтрольны, они быстро наедаются сахаром, не успевают его весь переработать, гибнут и портят продукт. Лабораторные же их собратья "трудятся" гораздо более квалифицированно, подвластные контролю специалиста.

И в этом - выращивании наилучших дрожжей - еще один технологический секрет виноделия.

Если мастер желает получить благородное сухое вино - "умные" бактерии в танках полностью перерабатывают сахар сока в спирт, воду и углекислый газ (который затем выпускается в атмосферу, если, конечно, нет цели сделать игристое, которое в Silk Alley, кстати, тоже производят). Но прежде необходимо распределить каждый сорт, выращенный в той или иной местности, по отдельности.

И только затем, когда молодое вино, перебродив, будет готово, винодел приступает к последнему, высшему таинству - купажу. Марочное вино, смешанное для достижения лучшего вкуса из нескольких сортовых вин, сначала зреет в дубовых бочках, а после - в бутылках, пока, наконец, не доберется до магазинной полки или аукционного лота.

  

Изюминка Silk Alley

Однако в некоторых случаях и это еще не финальный этап. Сей дар человеку - виноград (дар солнца и земли, а древние выразились бы еще поэтичнее - дар бога Диониса, или Вакха) - может иметь и другую, более концентрированную ипостась. У нее много региональных и маркетинговых названий, но универсальная сущность. Это дистиллят - продукт комбинированного физико-химического процесса, в результате которого из виноматериалов образуется виноградный спирт - примерно 70-процентной концентрации. Это и есть, если угодно, квинтэссенция винограда, которая может быть из него получена.

С дистиллятом этим в дальнейшем можно манипулировать, пытаясь улучшить его вкус, но это вопрос спорный: может ли быть что-то лучше виноградной квинтэссенции?.. Его можно просто разбавить водой до 40 (плюс-минус) градусов - и будет вам виноградная водка: граппа, чача, агвардиенте. А можно и выдержать в дубовых бочках и только потом разбавить - и тогда на выходе будет бренди (если же соответствующие подвалы располагаются в департаменте Шаранта во Франции или в некоторых республиках бывшего СССР - то коньяк). В Silk Alley виноградным дистиллятом распоряжаются обоими вышеупомянутыми способами, но со своими особенностями.

- Для вызревания коньяка мы используем 400-литровые дубовые бочки, - рассказывает Андрей Силкин, начальник цеха дистилляции. - Вычислили, что именно такой размер обеспечивает оптимальную площадь соприкосновения древесины и жидкости. А древесину дуба выбирают потому, что в ней нет смолы. Зато есть так называемая смолка - именно она, взаимодействуя с ацетоном, содержащимся в первичной фракции при дистилляции (аналогично "головам" самогона), придает бренди-коньяку характерный цвет и отчасти вкус и запах. »менно поэтому при изготовлении дистиллята - сырья для коньячного спирта - нельзя полностью купировать первую, как, впрочем, и последнюю фракции. Нднако должен вам сказать, что мы перегоняем дистиллят исключительно из вина, точнее виноградного сусла, не используя, как другие производители, жима, мезги. Это наша "фишка", обеспечивающая неповторимый вкус коньяка "Шахсултан", который мы делаем в Silk Alley. » когда французские специалисты, изумленные его вкусом, узнали эту особенность технологии, они были сильно удивлены.

А дело, собственно, в том, что французы, движимые соображениями эргономичности, стараются использовать все имеющиеся виноматериалы, в том числе и мезгу. В Silk Alley в этом нет необходимости. ѕоскольку мезга - то есть косточки, шкурки, гребни - идут на изготовление граппы. Это уже не французский, а итальянский метод, на казахстанском же заводе нашли остроумный способ, как их комбинировать, при этом найти свой стиль.

- Но, кстати, и граппу мы делаем чуть по-другому, чем в Италии, - продолжает Андрей Силкин. - Там на граппу идут исключительно отжимки, оставшиеся после того, как из винограда отжали сусло, чтобы делать вино. Мы же можем позволить себе использовать именно сусло, которое дополнительно обогащаем мезгой, оставшейся от коньячного производства. Дело в том, что для производства дистиллятов в Silk Alley предусмотрен отдельный сорт, который не используется тут для производства сухого вина - Ркацители.

Не то что бы он не годился для этого, но такова изначальная винная философия Silk Alley - только сухие вина из французских сортов. Но есть и одно исключение. А именно - речь идет о десертном, сладком, как его еще называют, изюмном вине. (ягоды собираются с куста поздно, когда они, во-первых, набирают максимум сахара, а во-вторых, зараженные "благородной плесенью", подвяливаются, заизюмливаются.) В Silk Alley на него также идет сорт –кацители (а также Мускат), сбором которого в конце сентября и венчается виноградный урожай (тогда как Мускатом - начинается в начале августа).

В разных странах такое десертное вино именуется сотерн (Франция), токай (Венгрия), ледяное, айсвайн (Германия)... Теперь вот есть и в Казахстане своя изюминка... Пока это сладчайшее вино на Вилле дежурно называют сотерном, а можно было бы присвоить наименование по месту происхождения - шелковое.

Почему? Об этом речь далее.

  

Терруар бахчи

Silk Alley - название не случайное. Сердцем поместья является реальная аллея тутовника, или шелковицы (еще и оформленная в виде сердечка, если смотреть с высоты птичьего полета), растущая на этом участке с незапамятных времен.

Существует легенда, что когда-то в здешних местах орудовал бандит по имени Караман, собиравший дань с проходящих мимо караванов (Шелковый путь). Уставшие от средневекового рэкета китайские купцы в конце концов уговорили его перейти от террора к крышеванию, кроме того, убедили заняться производством шелка, снабдив саженцами шелковицы и коконами гусениц. С тех пор род того бывшего разбойника сменил профиль своего бизнеса (равно как и имидж - превратившись из полевого командира в святого старца), и в этом местечке (поблизости от села Енкес) шумят не налетчики, а посадки тутовника, в конце весны - начале лета раскрашивающие землю под ними разноцветными - черными, красными, розовыми - пятнышками.

Древний промысел продолжался и во времена СССР, но с распадом Союза были заброшены и здешние плантации. Когда в 2010 году прибывший из Алматы инвестор –Рашит Сарсенов создавал здесь виноградное будущее, от прошлого уцелели только небольшие рощи миндаля и тутовника. Вот эта последняя, через которую проложили 150-метровую аллею от Виллы на вершине холма до уютной беседки на другом краю рощи (подарок президента Узбекистана, между прочим, но о том еще будет речь), и дала название имению. Нднако эти старинные посадки миндаля и тутовника удалось не только сохранить, но и, лучше сказать, возродить, привив их ветви на молодые корни и разбив, таким образом, великолепные сады.

Отдельных слов заслуживают шесть древних деревьев абрикоса, представляющих собой уникальный труд народных селекционеров Средней Азии. Вообще, абрикос - плод, издавна возделываемый человеком, и сейчас в мире насчитываются десятки сортов. Однако здесь, близ самых западных отрогов Тянь-Шаня находится предполагаемая родина этого замечательного фрукта (который в тюркских языках называется "урюк"). И потому именно здесь он в наибольшей степени сохранил свои уникальные полезные качества, а само абрикосовое дерево - первозданную силу и мощь.

Красивая легенда нужна алмазу не меньше, чем искусная огранка (чтобы стать бриллиантом). Но легенда - это не вымысел, а причудливая смесь фантазии и истории, и уж во всяком случае гораздо больше, чем просто маркетинговый ход. К тому же, не все поддается рациональному объяснению. Есть вещи со своей памятью и характером. Так, деревянная мебель впитывает все запахи, что витали в доме на протяжении десятилетий (а то и столетий, если речь, скажем о каком-нибудь старинном замке). А вино вбирает в себя все, что его окружало в процессе выращивания, изготовления и хранения: и не только солнечное тепло и соки земли, но и эмоции окружающих людей, и даже песни, музыку и смех... », уж конечно, атмосферу места.

Кстати, о старинном замке. Был достоверный случай, когда, продегустировав какое-то драгоценное столетнее вино - заметьте, не пропавшее, хотя и со специфическим вкусом, понятным одним знатокам - эти самые знатоки затем всю ночь не сомкнули глаз. Все они, а их было несколько человек, наутро утверждали, что слышали загадочные звуки, видели таинственные тени... В общем, готический шум. Не иначе бутыль отдала то, что аккумулировала на протяжении векового хранения в подвале шато.

Конечно, это случай исключительный. Обычно же вино от пустых забот избавляет. Впрочем, о его терапевтических свойствах мы уже говорили. Сейчас же речь о том, что место происхождения вин Silk Alley не только позволит отличить их от аналогичных товаров на магазинной полке, а действительно проявит себя в их характере, сообщит им гений этого места, который когда-то побудил людей выбрать эти земли для жизни и трудов, а затем хранил здешние рощи, даже когда люди их бросили...

Особенности терруара - так называют энологи эту "соль земли", которая придает вину неповторимый характер. В случае с Silk Alley это и богатая известняком почва, и влага, которая испаряется в лежащих в низинах прудах и затем поднимается к кустам на холмах, и теплые ночи, и много чего еще, что можно перечислить, а еще больше того, чего перечислить нельзя, и не только потому, чтоб не разглашать коммерческой тайны, но и потому, что виноделие, как всякое искусство - таинство.

Но еще об одном моменте не сказать нельзя.

 

О "соседях" лоз.

Собственно виноградники составляют лишь две трети площади Silk Alley. Остальная земля - сады, пруды, аллеи. ѕруды - это водоемы для хранения поливочной воды, поступающей сюда единственным путем - по каналу, идущему сюда из-за границы, из Узбекистана. Канал, впрочем - слишком громко сказано. На самом деле, когда он, наконец, добирается до Silk Alley, это маленький ручеек, размером с ординарный алматинский арык.

И вот он-то и позволяет существовать всему живому на десятки километров в округе (вот когда четко понимаешь, что вода - источник жизни)!

Из прудов накопленная за зимний период вода поступает по системе капельного орошения к каждому кустику и дереву (из-за ограниченности запасов влагу приходится строго экономить). Водоемы, кстати, пришлось углубить по сравнению с советскими временами - во-первых, потребности выросли, а во-вторых, таким образом в придонных слоях воды удается сохранить нужную температуру (нужную не для растений, но для осетровых рыб, которых разводят в Silk Alley, впрочем, это другая тема).

Итак, 400 га площади покрыты виноградниками. Но, помимо лоз, как уже говорилось, здесь растут и десятки гектаров садов - рощи тутовника и черешни, гранатового и фисташкового дерева, айвы, фундука, миндаля, грецкого ореха... А между собой участки разделены аллеями, вдоль которых высажены липы и акации, джида и прочие медоносы - тут же, неподалеку расположена и пасека. Впрочем, для изготовления великолепного меда Silk Alley первые в мире ремесленники - пчелы - используют в основном все же аутентичный местный медонос - жантак, он же Alhagi pseudahagi, верблюжья колючка.

Есть и оранжерея для цитрусовых: апельсина, мандарина, лимона - с раскрывающейся крышей на летний период (Сарыагаш - хотя и субтропики, но все же не тропики). С этой оранжереей связана отдельная история. В 2015 году вино Silk Alley получило первое место на конкурсе в √ермании. Тогда же партию этого славного напитка подарили посетившему шато президенту ”збекистана. В ответ тот подарил Silk Alley саженцы хурмы, миндаля, фундука, а также мандаринов, апельсинов и лимонов вместе с теплицей, где они и растут по сей день, и уже дали урожай. Другой дар узбекского президента - уютная беседка в восточном стиле, растущая по другую сторону Шелковой аллеи, о которой уже говорилось выше.

А ведь кроме всей этой богатейшей флоры есть еще и фауна. Мошади, например: как местные аутентичные породы, так выписанные из-за границы - знаменитые своей резвостью орловские рысаки. Чем они еще знамениты, так это гибкостью, скажем так, характеристик, свойственных этой породе. Конечно, все знают, что орловцы - отличные скакуны. Но это если их с жеребячьего возраста готовить к ипподрому. Однако с тем же успехом их можно подготовить и к любой другой "лошадиной специальности": ведь это благородное животное востребовано в самых разных сферах - и на военной службе, и в спасательных экспедициях, и в охотничьих походах, и в прогулочных мероприятиях. (А раньше - еще и при сборе винограда, кстати).

Наряду с лошадьми есть еще и барашки с козами (в том числе весьма экзотического вида), куры, утки, гуси, индейки и цесарки. Чего стоят только королевские куры, которых в далекие времена ели только китайские императоры (гурманов привлекало малое количество жира и вкус, сравнимый с дичью).

Вся эта разнообразная живность - как растущая, так и бегающе-плавающе-летающая - имеет, конечно, ценность и самостоятельную. Как эстетическую, так и продуктивную. Орехи, гранаты, цитрусы и прочие ягоды-фрукты уж наверняка найдут своего едока. А на тутовых ягодах, например, здесь настаивают граппу... Но, кроме того, вся эта пышная зелень среди каменистой серой земли создает специфичную атмосферу восточной бахчи, оазиса в пустыни - терруара для виноградников, повторюсь, крайне необычного, но, как уже говорилось, интересного и перспективного.

 

О винограде Божьем

А напоследок не могу не сказать еще несколько слов о... пользе вина. Конечно, на этот счет мнения расходятся, но... Есть факты.

Известен, в частности, ставший хрестоматийным научный опыт исследователей из Техасского университета, по иронии судьбы изначально намеревавшихся доказать как раз таки вред от употребления спиртного.

Желая убедиться, что алкоголь сокращает жизнь, ученые в течение 10 лет отслеживали судьбу тысячи человек, которым в начале эксперимента исполнилось 55 лет. Среди участников были и сильно пьющие, и выпивающие умеренно (нормой авторы исследования считали до трех порций спиртного в день; по-казахстански, стало быть - жуз грамм), и те, кто никогда капли в рот не брал, и даже те, кто "завязал".

Результаты ошеломили самих ученых. Меньше всех, оказывается, живут абсолютные трезвенники, 69 процентов которых не дотянули до финала исследования - 65 лет (особенно не повезло тем, кто раньше пил, но "бросил"). Даже крепко выпивающие, а именно, в 4 раза больше нормы - и те до финиша потеряли меньше своих "коллег", 60 процентов. Ну а победу праздновали (вероятно, теми самыми тремя порциями) умеренные - из их числа не дотянул до 65 лет всего 41 процент.

Не поверив своим глазам, научная группа повторила опыт с еще одной партией добровольцев. Итог - тот же. И после 20 лет (!) исследования отчаявшиеся, но честные ученые опубликовали революционные данные.

В чем мораль сей статистической притчи? Безалкогольного рецепта здоровья и долголетия на самом деле не существует. Рашит Сарсенов, хозяин не только Silk Alley, приводит в пример своего знакомого французского винодела, которому хорошо за 80 лет. Среднего роста и комплекции, тот не пьет ни чай, ни кофе, ни минералку, а вместо этого каждый день выпивает - не залпом, конечно, а в течение всего трудового деревенского дня - до двух литров вина. Которое употребляет и просто так, утоляя жажду, и вместе с едой, из которой предпочитает сыр и хлеб, потому что это быстро и не отвлекает от труда.

Несмотря на солидные возраст и дозу, винодел не знает, где находится печень и сам делает почти всю работу на винограднике, передвигаясь на тракторе вдоль лоз или поднимаясь на танки для вина. Конечно, виноградари Франции - как, наверное, и других "винных стран" Средиземноморья - особая каста, живущая по своим пасторальным канонам. На недоуменный вопрос, как подобная алкогольная толерантность вообще возможна, он без тени кокетства отвечает, что два литра в день - это распространенная практика, а его сосед, который, правда, моложе и под два метра ростом, выпивает и все три!

Кто-то скажет, что это - наследственное. Мол, за десятки поколений у виноделов выработался специфический генотип. Но, думается, одними хромосомами французского аксакала не объяснить - и вообще рациональными выкладками.  онечно, он и ему подобные экземпляры - выдающиеся плоды винной культуры, но и другим этот путь не заказан.

К тому же, долгожительством могут похвастать не только виноделы - эти профессионалы вина - но и обыкновенные любители увенчать вечер бокалом чудотворного напитка. Отмечено, что в странах винной культуры (а это не только Средиземноморье, но и, например, «акавказье) продолжительность жизни традиционно выше. ѕотому, кстати, многие страны и оценили эту удачную средиземноморскую винную модель (как и средиземноморскую диету), и с энтузиазмом перенимают ее.

Впрочем, как уже говорилось выше, терапевтические свойства благородного алкоголя - и в частности, сухого вина - одними лишь рациональными аргументами не объяснить.

Сегодня наука знает об этаноле, полифенолах и прочих химических веществах, входящих в состав вина, но не факт, что знает обо всех. Не факт, собственно, что химией все ограничивается. Может, лет через сто какому-нибудь новому Менделееву приснится другая, еще более изощренная таблица неструктурированных прежде элементов.

А вино будут пить, как его пили до изобретения вообще каких бы то ни было таблиц - и получать никак не зависящую от их знания пользу, существенная составляющая которой - удовольствие.

Люди порой недооценивают это мягкое спокойное сиюминутное счастье - удовольствие. И порой, искушенные псевдонаучной, псевдомедицинской антирекламой алкоголя, даже пытаются обменять восхитительный хмельной экстаз на скудные дары абсолютной трезвости. Но ведь всякий врач знает: все есть яд, и все есть лекарство. И дело не только в дозе, но и в цели.

Да что доктора! Однажды довелось ознакомится с теорией некоего историка-трезвенника, из которой следовало, что Иисус Христос в своей земной жизни, оказывается, пил не вино, о чем прямо говорится в священных текстах, а... виноградный сок.

Особенно меня поразил мотив автора: несовместимость божественной природы и спирта. Бог, мол, не может выпивать.

Однако данные говорят, скорее, об обратном. Может! (Бог, вообще, по определению все может.) И дело не столько в том, что сладкий сок во времена оные просто не умели долго хранить. Вино много раз упоминается в Библии, и всегда - в таком смысле и контексте, что сомнения нет: это действительно вино.

Оно бывает молодым и зрелым, оно чистое и, в отличие от воды, не поддается заразе, оно прогоняет заботу и радует душу - и потому сопровождает человека во время отдыха и торжества. И еще оно определенно - дар свыше.

А значит, употреблять нам сам Бог велел. В меру, конечно. Впрочем, если иной раз не хватило, можно и изыскать еще...

 

Андрей Губенко. Фото Алексей Мальченко

Поделиться