Внебрачный отец

В рубрике Новость дня - 2022-10-13

Сотрудники правопорядка прикрыли очередной рынок сбыта детей в стране. Условия для его процветания создают пробелы в законодательстве, допускающие коммерцию в процессе усыновления. Таким образом, прокуратура обнаружила несколько противоправных схем, использование которых привело к массовым случаям незаконного усыновления, в том числе гражданами иностранных государств...

 WELAR

«Семейные» узы

Информацию, о которой пойдет речь, опубликовали на сайте «Открытые НПА» в консультативном документе регуляторной политики к проекту закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам образования и защиты прав ребенка».

В документе приведены последние выявленные схемы продажи младенцев. Как выяснили, главными «пособниками» в таких преступлениях являются бездействие должностных лиц, пробелы в законодательстве, а также несовершенство Республиканского банка данных детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, и лиц, желающих принять их на воспитание.

Наиболее распространенной схемой незаконного усыновления стала следующая: оказавшаяся в роддоме девушка отказывается от малыша, при этом указывает на отцовство конкретного мужчины. Как правило, он женат, но общих детей с супругой у них нет. Ребенка передают отцу, хотя к его рождению он никак не причастен и не является его биологическим отцом. Вся эта процедура проходит согласно пункту 5 статьи 47 Кодекса «О браке (супружестве) и семье», по которому отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, устанавливается путем подачи в регистрирующий орган совместного заявления. Это и позволяет потенциальным усыновителям договориться с беременными женщинами, планирующими отказаться от ребенка, обходя тем самым требование о постановке на учет и прохождении сопутствующих усыновлению процедур.

По сведениям Министерства юстиции, с 2015 года нотариально удостоверено 1,4 тысячи таких действий, в том числе в пользу родственников. Наличие родства в этих случаях суды устанавливали со слов заявителей и свидетелей, при этом в делах нет документов, действительно подтверждающих родственные отношения.

Сейчас порядок действий органов опеки и лиц, в пользу которых мать или родители отказываются от ребенка, четко не регламентирован. Усыновители, получив нотариально удостоверенное заявление от матери, сразу же забирают малыша, инициируя процедуру усыновления только через некоторое время.


Жертвы стереотипов?

Причин, по которым уже на протяжении веков существует купля-продажа детей, в действительности не так много. Самые основные – это отсутствие поддержки и средств для существования. Нередко в такой ситуации оказываются матери-одиночки. Среди них немало девушек, воспитанных «для замужества»: единственное, к чему их готовили с детства, – это семейная жизнь. Им не дают достойного образования, учат покорности. В случае развода они не в состоянии обеспечивать не то что ребенка, но и себя.

Бывают случаи, когда женщина официально замужем и как такового развода не было, но фактически ее выгоняют из дома к родным, которые не всегда рады родственнице «с прицепом». Так женщины остаются на улице с детьми на руках. Средств на жизнь едва хватает, и, чтобы хоть как-то прокормить себя, а иногда и остальных детей, некоторые женщины решают продать младшего ребенка. Так у них хотя бы есть надежда, что в другой семье он избежит нищеты и получит все необходимое. По сути, для них это единственная возможность избежать неподъемных затрат и сохранить честь. Ведь в некоторых регионах страны, особенно в глубинке, до сих пор разведенные женщины или родившие ребенка вне брака могут стать изгоями в глазах родственников и знакомых.

Что касается покупателей детей, то, как правило, такие семьи становятся заложниками либо родительских инстинктов, либо давления общества. Здесь также играют роль определенные стереотипы: нельзя, чтобы окружающие узнали, что ты не можешь иметь детей. Поэтому некоторые супружеские пары вынуждены идти на тайную покупку новорожденного. Это помогает не только утаить происхождение нового члена семьи, но и ускорить процедуру его появления в доме.

Всеми этими мотивами умело пользуются торговцы детьми, выступающие посредниками между продавцами и покупателями.


По проторенным схемам

Получить достоверную картину о количестве проданных детей довольно сложно, поскольку такие схемы хорошо организованы. Поэтому об истинных масштабах торговли детьми можно судить лишь по новостным сводкам и некоторым фрагментарным данным, намекающим на нее.

Так, по состоянию на 2017 год в «Яндексе» и Google рассказали, что запросы вроде «где продают детей», «купля-продажа ребенка» и «продать ребенка на органы» ежемесячно вводили тысячи граждан стран СНГ, в том числе и казахстанцы.

Один из самых рабочих трафиков продажи младенцев находится в интернете. Для этого существуют группы в социальных сетях, где беременные девушки предлагают отдать еще не родившегося ребенка в добрые руки. Конечно, никто открыто не пишет, несет ли сделка коммерческий характер. Но условия можно выяснить, если написать личное сообщение. Есть и посредники, которые зарабатывают на том, что помогают найти усыновителей.
К примеру, в ноябре позапрошлого года на одном из интернетфорумов мужчина из Казахстана разместил объявление о том, что ищет девушку, готовую отказаться от ребенка. Встречаются оригинальные объявления типа «Я имитирую беременность! Срочно! Нужен ребенок!». Но чаще всего ищут либо отказников, либо приемных родителей.

Другая схема по продаже детей, особенно распространенная в регионах, — сарафанное радио. Нередко роженицы предлагают малышей бездетным знакомым, но, как правило, тоже за вознаграждение. Правоохранители постоянно отслеживают такие подозрительные сообщения, чтобы вовремя пресечь незаконную деятельность. Но, как говорится, не интернетом единым.
Поистине профессиональными продавцами детей можно назвать врачей, ответственных за детство и материнство. Некоторые из них позволяют забрать ребенка-отказника прямо из роддома, оформив свидетельство о рождении сразу на новых родителей. В южной столице такой бизнес, как выяснили, еще недавно процветал. На него работала целая «корпорация». В Алматы 5 июля 2016 года огласили приговор сразу 32 фигурантам дела о продаже 28 младенцев. Среди них были сотрудники алматинского роддома и усыновители. Покупателей детей освободили от уголовной ответственности за деятельное раскаяние. А вот коммерсантам повезло меньше – некоторым родителям и врачам вменяли от двух до десяти лет.

Схема их бизнеса была хорошо продумана. Это можно судить хотя бы по тому, что следствие велось с 2008 и по 2015 год. Но вполне возможно, что дольше.

Узнать о преступном промысле правоохранителям удалось после того, как к ним обратилась женщина, выступающая посредником в продаже детей. По ее словам, изначально она была уверена, что помогает людям законно усыновлять детей. Но когда узнала, как обстоят дела на самом деле, решила пойти в полицию и положить конец трафику. За содействие следствию ее не привлекли к уголовной ответственности.

По ее показаниям, продаже подлежали не совсем брошенные матерями дети. И в этом есть аморальная «заслуга» медицинских работников: они буквально заставляли некоторых женщин отказаться от своих детей, оказывая психологическое давление.

Для стопроцентного результата они выбирали не всех рожениц, а лишь девушек, которые недавно приехали в Алматы из других регионов республики. Узнавали, замужем ли она и кто отец ребенка. Если выясняли, что не замужем, то сразу же приступали к психологическому давлению. Говорили: «Зачем тебе такая обуза?.. Ты еще молодая, тебя же с ребенком замуж никто не возьмет! И как ты приедешь с младенцем на руках к своим родителям? Как будешь его воспитывать, если у тебя денег нет? А мы знаем богатых людей, которые с радостью купят твоего младенца». Выдержать такое аргументированное давление могла не каждая. Поэтому многие женщины соглашались расстаться с детьми, что было на руку медперсоналу. Ведь все уговоры были лишь из корыстных побуждений.

Причем если изначально детей продавали за довольно высокую сумму – от 10 тысяч долларов США, затем цена упала до четырех тысяч. В конце дошло до того, что некоторых детей продали за 100 тысяч тенге. Дело в том, что роженицы находились в больнице всего три дня. За это время медперсоналу надо было успеть найти платежеспособных покупателей.

Продав ребенка, они выдавали заказчикам поддельные свидетельства о рождении. Причем могли указать в документах все, что угодно. Например, будто младенец родился не в Алматы, а в другом городе и даже стране.

В итоге преступный бизнес стал настолько стихийным, что казалось, будто медперсонал даже не опасался, что младенцы могли попасть к педофилам, маньякам или даже торговцам внутренними органами. Как оказалось, покупателями могли стать даже те казахстанцы, у которых не было ни собственного жилья, ни постоянного заработка, даже люди с инвалидностью, не имеющие родственников. Случись с ними что – ребенок остался бы один, на улице.

 

Как с этим бороться?

Пресечь подобную схему сотрудники правопорядка, по сути, могут лишь тогда, когда дельцы темного промысла допускают ошибку. Кто-то выдает себя в интернете, а кто-то решает подписать «чистосердечное». Проблема в том, что, даже зная, как устроен детский трафик, до сих пор нельзя предположить, как много случаев торговли детьми происходит ежедневно. Как это предотвратить – уже другой, весьма серьезный вопрос.

Как считают правозащитники, решением проблемы могут стать уроки полового воспитания в школах. Это хотя бы немного, но сократит случаи ранней беременности, которая в итоге и вынуждает многих женщин продавать детей, а то и идти на убийство младенцев.

В свою очередь, государству нужно усилить социальную защиту женщин и детей. Ведь именно они в случае ссор или тех же разводов часто остаются без средств к существованию.

Остро ощущается недостаток центров реабилитации и адаптации женщин, пострадавших от насилия и оказавшихся в сложной жизненной ситуации. В Казахстане такие центры, конечно, есть, но они немногочисленны.

И, что не менее важно, для сокращения преступных инцидентов в стране необходимо упростить и сделать прозрачной систему усыновления. Хотя бы потому, что детдома слишком дорого обходятся обществу. Государство платит за содержание каждого ребенка в доме малютки и доме милосердия. Логично, что чем больше там детей, тем больше денег получит учреждение. Система не настроена на то, чтобы устраивать этих детей в семьи, и, пока идет «подушевое» финансирование, вряд ли что-то изменится. Поэтому родителям иногда проще купить малыша.

Еще один способ помочь отчаявшимся женщинам — внедрение бэби-боксов: специально оборудованных мест, где женщина могла бы анонимно и без уголовного преследования оставить ребенка, имея возможность вернуть его до того момента, пока его не усыновили. И хотя в прошлом году государство сделало первые шаги навстречу этой инициативе, «колыбели спасения» оборудованы не везде. А ведь, по сути, только такие условия и смогут пресечь или хотя бы сократить преступную цепочку торговли детьми в стране и помочь многим детям обрести семьи.

Аксинья Титова

Поделиться