Сколько стоит посидеть

В рубрике Новость дня - 2022-09-06

Аксинья Титова

На днях в Министерстве финансов рассказали, сколько заплатили казахстанцам за ошибки следователей, прокуроров и судей

Так, по информации Orda.kz, в Минфине предоставили следующие данные: в 2018 году выделено 133 199 023,21 тенге в пользу 114 физических лиц; в 2019 году выделено 275 589 636,18 тенге в пользу 195 физических лиц; в 2020 году выделено 423 268 732,85 тенге в пользу 247 физических лиц; в 2021 году выделено 548 861 451,15 тенге в пользу 199 физических лиц; за восемь месяцев 2022 года выделено 466 229 726,64 тенге в пользу 155 физических лиц.

Как говорится в ответе исполняющего обязанности руководителя аппарата Минфина Кайрата Орунханова, иски о незаконном уголовном преследовании подают на территории всего Казахстана. Что касается суммы, которую Правительство планирует выплачивать незаконно осужденным в 2023 году, то эти выплаты зависят от того, сколько оправдательных приговоров и постановлений будет вынесено органами, ведущими уголовный процесс, и, как следствие, сколько из них подадут иски о возмещении компенсации морального и материального вреда. То есть о конкретной сумме не говорится ничего.

Это несмотря на то, что, согласно пункту 1 статьи 923 Гражданского кодекса Республики Казахстан, вред, “причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, возмещается государством в полном объеме, независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, в порядке, установленном законодательными актами”. Вот только во сколько государство готово оценить каждый отдельный случай?

WELAR

И миллиона мало
О том, на какую компенсацию могут рассчитывать незаконно осужденные казахстанцы, говорят наглядные примеры.

Так, в 2015 году карагандинцу Ардаку Даткину государство обещало выплатить 500 тысяч тенге. Его арестовали по подозрению в совершении убийства, и он просидел в СИЗО более полутора лет. И только во время судебного процесса Даткин сумел убедить присяжных в том, что невиновен. Затем он подал иск на 10 миллионов тенге в качестве компенсации морального ущерба. Нужно ли пояснять, что эту сумму суд основательно срезал.

Актюбинец Виктор Олейников до сих пор вспоминает допросы следователя Заводского отдела полиции, а также унижения в суде. Он пытался убедить служителей Фемиды, что не насиловал 17-летнюю Альбину Смирнову (данные жертвы изменены), но ему не поверили. В итоге суровый приговор: девять лет колонии. Спустя год Олейников все же доказал свою правоту - его оправдала коллегия по уголовным делам Верховного суда. Он потребовал 10 миллионов тенге компенсации, однако слуги Фемиды оценили его страдания в 500 тысяч тенге.

В 2010 году широкий резонанс вызвало извинение председателя Павлодарского областного суда Ауезнура Каженова, которое он официально принес за незаконное осуждение двум жителям региона. Причем извинился публично - перед видеокамерами и диктофонами. Надо отметить, что процедура официального извинения предусмотрена в Уголовном процессуальном кодексе: за неправосудные решения извиняются не только судьи, но и следователи, и полицейские, и прокуроры. Вот только извинения в карман не положишь.

Видимо, поэтому замакима Атырауской области Салимжан Накпаев за свою честь стоял твердо: за полгода, проведенные за решеткой по обвинению в самоуправстве, он потребовал от местного ДВД 20 миллионов тенге компенсации. Правда, сумму иска сократил вдвое, но и эта компенсация до сих пор считается рекордной для нашей страны.

При этом в Верховном суде подчеркивают, что размер компенсации морального вреда суд определяет исходя из принципов справедливости и соразмерности, учитывая субъективную оценку гражданином тяжести причиненных ему нравственных и физических страданий.

Видимо, по этому принципу и решалась судьба жителя Нур-Султана Даурена Бакиева (данные изменены), которого осудили по статье “Мошенничество”, но потом оправдали. Решением Сарыаркинского райсуда столицы в его пользу с государства взыскали 300 тысяч тенге. Постановлением кассационной инстанции городского суда размер компенсации увеличили до одного миллиона тенге.

В Костанайской области 10 апреля 2016 года двое полицейских прибыли домой к 21-летней матери-одиночке Любови Дорошенко и попросили ее проследовать с ними в опорный пункт. Женщина согласилась, оставив дома годовалого ребенка.
Уже в опорном пункте полицейские избили девушку и угрожали отрезать ей пальцы только для того, чтобы она созналась в краже из магазина, которую не совершала.
Костанайский городской суд 1 августа 2017 года вынес решение о выплате компенсации жертве пыток в размере 1,5 миллиона тенге.

Серика Сарсембаева осудили на восемь с половиной лет за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Полицейские выбили из него признание в совершении преступления, используя шокер, дубинки и противогаз. Сарсембаева пытали в течение четырех дней, пока он не сознался в том, чего не совершал.

На суде он также не смог изменить показания, так как на него оказывали давление. Отсидев 283 дня, он был оправдан апелляционным судом. Изначальная компенсация, которую определил суд, составляла 500 тысяч тенге. Правда, потом суд пересмотрел свое решение и увеличил размер компенсации до двух миллионов тенге.

Небольшие по меркам лишения свободы и репутации компенсации на деле то немногое, на что приходится рассчитывать казахстанцам. Далеко не всем незаконно осужденным приходится надеяться даже на изменение приговора. Согласно статданным Верховного суда, из почти миллиона рассматриваемых ежегодно судебных дел более 98,6 процента судебных актов не подвергается отмене.

Бесконечная
история
От 200 тысяч тенге до 1,5 миллиона - такова сегодня средняя сумма компенсации для казахстанцев, обвиненных в тяжких и особо тяжких преступлениях. По сути, за годы отсидки невинно осужденному можно рассчитывать лишь на сумму средней годовой или одномесячной зарплаты в стране, что никак не соизмеримо с ущербом, который осужденному нанесли.
Исходя из этого возникает вопрос: за какие приговоры в Казахстане выплачивают наиболее высокие компенсации. Быть может, жертвам политических репрессий, среди которых не только те, кто “отделался” годом заключения, но и те, кто просто лишился жизни по прихоти или по ошибке правительства.
Если говорить о жертвах политических репрессий, то с 2003 года этой категории граждан выплачено 14,9 миллиарда тенге в качестве единовременных денежных компенсаций и специальных государственных пособий.
Как сообщают в Министерстве труда и социальной защиты населения РК, в результате политики по выявлению “врагов народа” в период с 1921 по 1954 год в Казахстане осудили 100 тысяч человек, к 25 тысячам из них применили высшую меру наказания - расстрел.
В соответствии же с Законом РК “О реабилитации жертв массовых политических репрессий” лицам, подвергшимся необоснованным репрессиям и реабилитированным в соответствии с законодательством, выплачивается денежная компенсация из расчета трех четвертей месячного расчетного показателя (далее - МРП), действующего на момент обращения в органы социальной защиты, за каждый месяц пребывания их в указанных местах, но не более 100 МРП.

Таким образом, за период с 2003 по 2020 год единовременная денежная компенсация из республиканского бюджета выплачена на сумму 2,9 миллиарда тенге. Размер компенсации составляет от 2188 тенге (3/4 МРП) до 291 700 тенге (100 МРП).
Кроме того, жертвам политических репрессий, а также лицам, пострадавшим от политических репрессий, имеющим инвалидность или являющимся пенсионерами, независимо от иных видов социальных выплат выплачивается специальное государственное пособие (СГП) в размере 1,07 месячного расчетного показателя (в 2021 году - 3122 тенге).
За период с 2005 года по 2020-й СГП выплачено на сумму 12 миллиардов тенге. В 2020 году выплата СГП произведена на сумму 1 миллиард 180 миллионов тенге. На выплату СГП в 2021 году выделили 1 миллиард 259 миллионов тенге.
Конечно, помимо этого реабилитированные граждане, а также лица, признанные пострадавшими от политических репрессий, имеющие инвалидность или являющиеся пенсионерами, имеют право на: зачет времени содержания под стражей, отбытия наказания в местах лишения свободы, ссылки, привлечения к принудительному труду с ограничением свободы на спецпоселении и на принудительном лечении в психиатрических учреждениях в стаж для получения пенсии - в тройном размере; получение очередного трудового отпуска в удобное для них время, а также на дополнительный отпуск без сохранения заработной платы сроком до двух недель в году, первоочередную установку телефонов; первоочередное устройство в дома-интернаты для престарелых и инвалидов, проживание в них на полном государственном обеспечении; льготное обеспечение протезно-ортопедическими изделиями; бесплатную консультацию адвокатов по вопросам, связанным с реабилитацией.

Поддержка хотя бы в таких жизненных сферах - это, конечно, хорошо. Но все это может не понадобиться незаконно осужденному...

Ошибка судьи -
штраф государству
Как сообщают в Верховном суде, согласно закону, судьи могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности в случаях нарушения ими законности. Кроме того, согласно статье 418 УК, предусмотрена уголовная ответственность судей за вынесение заведомо неправосудного приговора. За это деяние недобросовестный судья может получить от двух до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от пяти до десяти лет.
И хотя это также может являться успокоением для беспричинно осужденных казахстанцев, говоря о размерах компенсационных выплат, вполне логически можно объяснить их “ограниченность”. Компенсация за причиненный незаконными действиями следствия, прокуратуры и суда моральный и материальный вред взыскивается непосредственно из республиканского бюджета. Деньги на исполнение обязательств по решениям судов выделяются из резервов Правительства.
Понятно, что вся компенсационная нагрузка ложится на простых налогоплательщиков. То есть за ошибки судей расплачивается народ. А учитывая масштабы несправедливых приговоров в стране, если уж по достоинству оценивать цену человеческих жизней, таким образом можно попросту растратить государственный бюджет. Другой вопрос: почему налогоплательщики Казахстана должны нести расходы за расследование и надзор и судебное разбирательство выдуманного преступления? Ведь таким образом причиняется особо крупный ущерб как бюджету, так и имиджу нашей страны теми, кто должен этот ущерб предотвращать.

На этот счет казахстанские юристы имеют свое мнение: стоит внести в статистику графу “орган, причинивший ущерб народу и государству посредством незаконного уголовного преследования и осуждения” и ужесточить ответственность для тех, кто уполномочен “выбивать показания”. По мнению правозащитников, это, возможно, уменьшит количество надуманных преступлений.



Статья опубликована в №094, от 06.09.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Сколько стоит посидеть".

Поделиться
Следуйте за нами