Год “Талибана”

В рубрике Мир - 2022-08-19

Аксинья Титова

Прошел ровно год с момента, как к власти Афганистана пришли талибы. С 1996 по 2001 год талибы уже были у власти в стране. Тогда они устанавливали жесткие законы: за воровство наказывали отрубанием конечностей, девочкам запрещали учиться в школе, а женщинам - работать. Год назад США приняли решение вывести свои войска. “Талибан” (запрещенная в Казахстане экстремистская организация) воспользовался этим, разгромил республиканскую армию и провозгласил возвращение Исламского Эмирата Афганистан. Свой очередной приход к власти он начал с обещаний сохранить “исламские ценности”, но проявить более мягкий и гибкий подход к ряду вопросов. Как на самом деле изменилась жизнь простых граждан и какими управленцами оказались талибы?

Голодные игры
Голод - главная проблема для Афганистана сейчас. До прихода талибов к власти примерно 75 процентов государственных расходов приходилось на иностранные гранты и гуманитарную помощь. Теперь большая часть этих программ закрыта, а резервы Центрального банка Афганистана, в основном находившиеся в США, заморожены. Это привело к почти полному краху афганской экономики и банковской системы.
Когда предыдущее правительство пало, Афганский центральный банк потерял возможность нормально функционировать: американское руководство заморозило его активы. “Талибан” требует вернуть заблокированные средства, но в Вашингтоне согласны сделать это при условии, если находящиеся под санкциями лидеры талибов уйдут в отставку с должностей в руководстве Центробанка.
Организации и правительства объяснили все эти решения страхом перед тем, что деньги попадут в карман “Талибана” - террористической организации, находящейся под множеством санкций ООН.
На практике эти решения (вкупе с другими проблемами) привели к тому, что у многих граждан Афганистана попросту нет денег, чтобы купить еду. Это несмотря на то, что дефицита продовольствия в стране нет, рынки заполнены.
В стране растут инфляция и безработица. Девяносто пять процентов домохозяйств недоедают, а как минимум 47 процентов населения находятся в категориях “кризис” и “критическое положение” по международной шкале измерения голода. Растут цены на самые важные товары. Экспертная оценка ООН выявила, что примерно 25 миллионов афганцев, то есть большая часть населения, живет в нищете. Десятки тысяч афганских детей ежемесячно поступают в больницы из-за недоедания, в отдаленных районах страны они просто умирают от голода. Существует даже практика продажи новорожденных детей, чтобы прокормить остальных.
По причине того, что 82 процента афганских семей потеряли свои зарплаты, каждая пятая семья вынуждена отправлять своих детей работать.
По оценке ООН, даже уличная преступность, которая практически исчезла в первые месяцы после прихода талибов к власти, сейчас вновь начинает расти.
Помимо этого талибы выпустили на свободу множество осужденных прошлым правительством наркобизнесменов. После прихода талибов к власти наркоторговля расцвела и стала разнообразнее.
Несмотря на бедность и процветающую преступность, талибам удалось практически полностью сохранить внутренние бюджетные сборы - различные налоги и пошлины. Понятно, что экономике, как и простым людям, лучше от этого не становится.
Единственное, с чем хорошо справляются талибы, - это коррупция. По информации журнала The Economist, с августа прошлого года малому количеству бизнесменов пришлось давать взятки на таможне, хотя раньше это было нормой. Как объясняет Халид Пайенда, последний министр финансов Афганистана перед талибами, полное решение этой проблемы вполне способно удвоить таможенные сборы в бюджет.

Женский вопрос
В прошлом году талибы обещали, что будут уважать права женщин “в соответствии с афганскими нормами и исламскими ценностями”. За год в стране вновь ввели ограничения.
Для начала талибы упразднили Министерство по делам женщин и заменили его Министерством “порока и добродетели”, которому поручено обеспечивать соблюдение исламского права в его ультраконсервативной трактовке. Теперь женщинам предписано носить хиджаб и закрывать лицо на публике. Невыполнение этого требования может привести к аресту и заключению в тюрьму их отца или ближайшего родственника мужского пола.
Довольно часто доходит до откровенного насилия - в Кабуле талибы избили водителя такси, который вез женщину без сопровождающего, а на границе с Ираном два боевика жестоко избили студентку за путешествие без “махрама”.
Кроме того, талибы практически запретили женщинам работать, ограничившись лишь некоторыми разрешенными областями: это разорило те домохозяйства, где женщины приносили основной доход. Восемьдесят пять процентов таких домохозяйств теперь вынуждены принимать “радикальные меры” для того, чтобы добыть еду.
Даже те женщины, которым талибы позволили работать (в первую очередь, учителя и врачи), часто не могут выйти на работу, ведь по новым законам до места работы их должен сопровождать мужчина, но не все обладают такой “роскошью”. Это (вкупе с запретом мужчинам-врачам лечить женщин) усложняет и доступ к здравоохранению.
Исключение женщин из экономики обходится Афганистану в один миллиард долларов (около пяти процентов ВВП), поскольку они составляют 20 процентов от всего работающего населения.
Год назад талибы обещали разрешить девочкам учиться в школе, но в итоге лишь отчасти сдержали свое слово. Сейчас девочки могут посещать только начальную школу (три-четыре года обучения). Школьная программа изменилась, и больше внимания уделяется изучению ислама.
По данным ООН, возможности продолжать школьное образование лишились 1,1 миллиона девочек. Руководители “Талибана” говорят, что это связано с нехваткой учителей-женщин. Официально женщинам разрешено работать учителями начальных школ, но им не платят зарплату, ссылаясь на проблемы в экономике.
Впрочем, говорить только об ущемлении женщин не приходится. Афганские мужчины, которые учились в магистратурах в частных колледжах в Кабуле и параллельно работали, теперь не могут платить за обучение - они сами не получают своей зарплаты. По этой причине афганские вузы разоряются. И это лишь одна из немногих проблем, ограничивающих права человека. Талибы также диктуют правила поведения для мужчин: теперь им запрещено брить бороды.
Ко всему прочему, террористы запретили показывать женщин в сериалах, закрыли убежища для жертв домашнего насилия, значительно ограничили возможность работать и перемещаться самостоятельно, а в одном из документов и вовсе предположили, что женщинам лучше оставаться дома, если у них “нет важных дел”. Отныне мужчинам и женщинам запрещено ужинать вместе вне дома. Дни прогулок в парке распределили: четверг, пятница и суббота отведены для женщин, остальные - для мужчин.
Более абсурдные законы распространяются на элементы культуры: водителям нельзя включать музыку в автомобилях, а в некоторых провинциях в целом отменили музыку и пение, поскольку они “запрещены шариатом”. Лидер талибов Хайбатулла Ахундзада считает все это “большой победой для мусульман по всему миру”.
В жизнь эти предписания воплощаются так же, как и все остальные - со значительной долей децентрализации. Как объясняет одна из жительниц Афганистана: талибы говорят о правилах как через телевизор, так и с помощью Инстаграма и Твиттера. Единого источника предписаний нет. Большинство анонсов очень размытые и непонятные. Фиксированных постов для проверки данных тоже нет. Поэтому каждый раз не знаешь, чего ожидать от новых запретов. Подобный стиль управления не только приводит к самостоятельной трактовке законов талибами на местах, но и к тому, что люди ограничивают себя даже сильнее, чем требуется по закону.

Мертвые не сопротивляются
Сразу после захвата страны талибы обрушили на Афганистан волну убийств. Тысячи людей, в особенности хазарейцев (шииты), были насильно выселены. Права на свободу собраний и высказываний урезали.
Талибы обещали, что афганцам, работавшим с предыдущим правительством (будь то чиновники, военные или просто обычные граждане), будет предоставлена амнистия. И хотя на уровне законов они сдержали слово, на практике по стране прокатилась волна внесудебных расправ и “исчезновений”.
Согласно одному из отчетов Human Rights Watch, более сотни бывших силовиков убиты талибами (либо “исчезли”) в четырех провинциях: Газни, Гельманд, Кундуз и Кандагар. Всего же таких провинций 34, то есть реальный масштаб может быть куда значительнее.
По всей стране бывшие служащие афганской армии и полиции, сдавшиеся и поверившие “Талибану”, подверглись пыткам и казням.
По словам активиста из провинции Гельманд, “Талибан” регулярно проводит ночные рейды в разных поселениях под предлогом “разоружения” бывших силовиков и увозит подозреваемых в неизвестном направлении. Узнать, куда именно (и что с ними собираются делать), не может никто.
Местные жители в провинциях Нангахар и Кунар обнаружили в каналах трупы более чем сотни мужчин. Предположительно это те, кого “Талибан” посчитал членами “Исламского Государства” (запрещенная в Казахстане террористическая организация).
Против таких подозреваемых также проводят ночные рейды: талибы избивают, задерживают, а порой и казнят тех, кого считают виновными, не соблюдая никаких легальных процедур и не информируя родственников о судьбе “арестованных”.
Миссия ООН в Афганистане сообщает, что аналогичные методы (внесудебные убийства, пытки и “бесчеловечные” наказания) применяют и против обвиненных в “преступлениях против морали”.
Также талибы активно преследуют СМИ: журналистам запрещено транслировать или публиковать материалы, которые “противоречат исламу” и “оскорбляют национальных деятелей”. Другое правило определяет, что “к вопросам, которые не были подтверждены официальными лицами во время трансляции или публикации, следует относиться с осторожностью”. Что именно под этим понимается, не уточняют. На деле десятки журналистов оказываются арестованы. По данным Афганской федерации журналистов, в прошлом году прекратили работу 218 средств массовой информации из 544, а 7000 работников СМИ потеряли работу...
Сложно представить, каким образом ситуация может измениться к лучшему. Большая часть талибов - люди, выросшие в горах, не имеющие представления о городской жизни и не пользующиеся интернетом, не говоря уже о наличии у них светского образования.



Статья опубликована в №089, от 19.08.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Год “Талибана”".

Поделиться
Следуйте за нами