Очередь в светлое будущее

В рубрике Мир - 2020-10-29

Мадина Меирманова

Страны Евразийского экономического союза пишут сценарий постпандемического развития своих экономик. Главную ставку в союзе делают на сотрудничестве с Китаем - он хоть и не первая экономика мира, но ближайшая и безсанкционная. Собравшись на днях за виртуальным круглым столом, эксперты и политики стран-участниц ЕАЭС и КНР решали вопросы “сопряжения ЕАЭС и китайской инициативы “Один пояс, один путь”


Между Евразийским экономическим союзом и Китаем довольно тесные экономические связи. Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с КНР хоть и не предусматривает отмены пошлин или автоматического снижения нетарифных барьеров, но помогает облегчить торговое сотрудничество. Например, в сфере таможенных процедур предусмотрен выпуск товаров без необоснованных задержек (увы, пандемию никто не предусматривал). Прописана и норма об обеспечении ускоренной таможенной очистки скоропортящихся товаров. В соглашении также зафиксированы существенные гарантии для экспортеров государств-членов ЕАЭС в отношении охраны и защиты прав интеллектуальной собственности.
Если бы не пандемия с ее карантинными ограничениями, вполне возможно, в 2020 году все страны ЕАЭС “почувствовали” бы преимущества прошлогоднего соглашения. Но не получилось. На казахстанской стороне границы с КНР (на посту “Нур жолы”), например, скопилась многокилометровая очередь казахстанских авто: введенными в СУАР карантинными мерами Пекин разрешил пропуск через границу только пары десятков фур в сутки. Остальным приходится ждать своей очереди днями и неделями.
Все это вкупе с общим экономическим спадом сократило товарооборот между странами Евразийского союза с Китаем. В целом товарооборот союза с КНР упал на 6,3 процента. (Товарооборот Казахстана с Китаем, напротив, подрос: по итогам восьми месяцев взаимный товарооборот вырос на 4,2 процента, составив около 10 миллиардов долларов.) “Несмотря на незначительное снижение торгового оборота вследствие пандемии, Китай остается главным стратегическим и торговым партнером государств-членов ЕАЭС в Азии, занимая первое место во внешнеторговом обороте. В январе - августе 2020 года на Китай приходилось 20,1 процента внешнеторгового товарооборота ЕАЭС. С учетом падения деловой активности в мире вплоть до середины II квартала 2020 года сокращение взаимного товарооборота между ЕАЭС и КНР на 6,3 процента можно считать незначительным”, - заявили в ЕЭК.
Китайская сторона даже отмечает, что пандемия хоть и повлияла на китайской товарооборот с ЕАЭС, но “темпы снижения торговли с государствами-членами оказались ниже, чем с другими партнерами”. “Инвестиции в страны союза росли вопреки тенденциям и достигли 710 миллионов долларов, увеличившись по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 7,9 процента”, - сообщил заместитель Министра коммерции КНР Ван Шоувэнь. По его словам, Пекин ожидает “перспективы не только по скорому восстановлению товарооборота до предпандемийного уровня, но и более быстрому его наращиванию”.
Кстати, Минторг Казахстана считает, что катализатором ускоренного роста взаимного товарооборота может стать электронная коммерция. Правда, для этого Бахыт Султанов предлагает “координировать усилия между ЕАЭС и Китаем”.
Нур-Султан, например, отрабатывает “электронный вопрос” в рамках трехстороннего проекта между Казахстаном, МТЦ и фондом Китая “Юг-Юг” - по диверсификации казахстанского экспорта в Китай. В проекте предусмотрено обучение казахстанских предпринимателей тонкостям “электронной коммерции” и созданию базы для е-торговли: логистика, электронные платежи, ИТ-услуги. Попутно Казахстан пытается превратить свой “Хоргос” в “электронный хаб”. “В прилегающем к площадке международного центра приграничного сотрудничества (МЦПС) “Хоргос” регионе РК и КНР хорошо налажена коммуникация по железной дороге и автомагистрали, что открывает большие возможности для осуществления логистических операций при международных отправлениях. Создание электронной платформы позволит представителям МСБ экспортировать свою продукцию на территорию КНР, а также импортировать и отправлять товары в другие страны транзитом”, - заявил Султанов.
Но пока одни ищут практические пути увеличения товарооборота, другие думают над тем, как увеличить выгоду от торговли. А точнее, как отвязаться от мировой корзины валют и перейти на взаиморасчеты в национальных.
Член по интеграции и макроэкономике коллегии Евразийской экономической комиссии Сергей Глазьев считает, что отказ от доллара был бы логичен с учетом “периодических санкций США в адрес России, которые влияют и на китайских партнеров”. “Мы много говорим о формировании своей валютно-финансовой архитектуры, но мало делаем в практическом плане. Не могу сказать, что наши регуляторы здесь отстают, они как раз и создали платежные системы и систему обмена информацией, но вот участники хозяйственной деятельности очень вяло пользуются этими элементами инфраструктуры. Они по-прежнему, если говорить о биржевых товарах, работают в чужих валютах - долларах, евро, фунтах”, - заявил Глазьев. И призвал создать евразийскую валютно-финансовую систему.
Правда, для этого “важно стабилизировать курсы национальных валют ЕАЭС”, что сделать сложно из-за высокой привязки экономик стран к доллару и евро. “Мы на самом деле можем легко перейти на расчеты в национальных валютах, но гораздо сложнее провести их ценообразование. Если мы этого не сделаем, все равно цены на рынках будут формироваться на кросс-курсах по отношению к доллару и евро. И такой переход на национальные валюты будет формальным”, - заявил Глазьев. Он уточнил, что ни одна страна ЕАЭС не влияет на ценообразование своих основных экспортных товаров: нефти, газа, зерна и металлов, но предложил внедрить практику долгосрочных контрактов по энергоносителям и другим биржевым товарам.
“Было бы больше расчетов в национальных валютах, меньше рисков, лучше была бы возможность контролировать операции, блокировать утечку капитала и повышать эффективность нашего валютно-финансового рынка”, - резюмировал Глазьев.
Идея перехода на взаиморасчеты в нацвалютах действительно не нова. Но волатильность тех же тенге и рубля не добавляет им привлекательности. Непредсказуемость курсов - слишком большой риск для бизнеса, на который он вряд ли пойдет даже из патриотических соображений.

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами