ЗАКОН О САЙГЕ

В рубрике Анонсированные материалы - 2022-07-22

Даулет Алтаев

Сайгу “помиловал” Президент. Как отметил глава государства, если все же возникнет необходимость регулировать популяцию расплодившейся сайги, то убийство - крайняя мера.
Министерство экологии, геологии и природных ресурсов после объявления выговора главе ведомства распространило сообщение, что заказано масштабное исследование с привлечением лучших специалистов. Тема примерно следующая: как жить дальше с чрезмерно расплодившейся сайгой. В общем, складывается впечатление: были не готовы, что государственная программа сохранения сайги даст результаты.
И все же если решение о внедрении этой крайней меры принято, как правильно без ущерба, а то и с максимальной выгодой для популяции изымать сайгу? И в каком документе соответствующий порядок должен быть зафиксирован?

Напомним, история с “казнью”, а потом с “помилованием” степной антилопы началась с того, что опубликовали планы по забою 80 тысяч голов сайги. Мол, сайге так понравилось быть национальным достоянием, что она тут же расплодилась и начала объедать домашний скот, попутно вытаптывая земли сельхозников. Так было сказано представителями упомянутого Министерства - мол, проредить надо ввиду удовлетворения требований фермеров. Сделать это хотели в ЗКО. По словам Сериккали Брекешева, Министра экологии, геологии и природных ресурсов, западноказахстанская популяция наиболее многочисленна и сегодня составляет более 800 тысяч голов. Всего же по Казахстану, по последним данным аэроучета, численность сайгаков достигла одного миллиона 318 тысяч голов. Так вот “подрезать” хотели именно западноказахстанскую популяцию. А приступить должны были уже осенью. Теперь же, после критики Президента намерений Минэкологии, ситуация изменилась - сайга продолжит жить и размножаться. Кстати, по данным Брекешева, сайга почти эндемична - на территории нашей республики сосредоточено около 95 процентов всей мировой популяции.

Что не совсем понятно в этой истории, так это метод принятия решения на истребление сайги государственным ведомством. Фактически выговор был сделан не за сам факт возможного убийства, а за попытку решить вопрос, следуя по пути наименьшего сопротивления. Представьте ситуацию с переполненным элеватором. Куда девать продолжающее поступать зерно? Действительно, это последний вариант - взять и уничтожить. Пусть хлопотно, но надо решить вопросы с переработкой, плюс логистические моменты. Чем же в этом случае отличается сайга от зерна, являясь таким же полноценным брендом Казахстана? Ведь это натуральное преступное расточительство ресурсов - на возрождение популяции, напомним, государство направило миллиарды тенге.

Спустя несколько дней после расширенного заседания Правительства, где состоялся разговор с главой государства, Брекешев на площадке СЦК отметил следующее: “Восстановление численности сайгака - это достижение Казахстана. ...Сайгак - это наш национальный бренд. Грамотное управление этим ценным ресурсом - это та задача, которая стоит перед нами сейчас. И надо решать ее системно, с учетом всех мнений, с обязательным научным сопровождением”. Тональность изменилась кардинально, что дает основание полагать следующее - решение об истреблении 80 тысяч голов приняли, получается, без “обязательного научного сопровождения”. То есть под давлением фермерства. Кстати, о них. Есть ли их вина в том, что сайга начала конкурировать с домашним скотом за кормовую базу? Определенно. Ведь выпас должен вестись, по идее, на четко обозначенной территории, которую логично огородить. У нас же о скоте почти забывают. Впрочем, огораживание пастбищ, охрана - это затратный проект. И если учитывать интересы сельхозпроизводителей, то для решения этой задачи требуется участие государства - субсидии, преференции, волевые решения. Ну а привлечение тех же волонтеров, общественников на дежурства и охрану пастбищ тоже выглядит очень полезным. Ведь разграничивая скот дикий от скота домашнего, эксперты защиты природы на самом деле спасают, помогают конкретно сайге. К слову, жизнь сайге может продлить в том числе и проект одомашнивания. Кстати, такое решение позволит найти настоящие руки хозяина пусть для части бесценного ресурса. Ведь это еще и перспективная точка туристического интереса.

Кстати, сегодня в открытом доступе отсутствуют четкие правила и инструкции относительно того, как дальше поступать с антилопой, если все же принято решение ее убить. Отчего сегодня высказываются лишь предположения. Например, что мясо можно перерабатывать и консервировать. Мол, это как экспорт, так и обеспечение внутреннего рынка. Однако убийство - мера крайняя. Поэтому мясо сайгака вполне может претендовать на редчайший деликатес, что в свою очередь скажется на цене. В этом случае важно реализовать реинкарнацию сайги - на деньги, полученные от продажи тушенки либо от организации платной охоты (опять же - ультраэксклюзивное занятие, доступное единицам), необходимо создавать все новые улучшенные условия для увеличения популяции сайги. В том числе поддерживать животных зимой, финансировать экспедиции мониторинга окота сайги, а также направлять средства на привлечение профессиональных охранников сайги от браконьеров. Пусть это будут частные охранные организации, которые вооружены и оснащены техникой лучше браконьеров и, называя вещи своими именами, куда лучше государственных инспекторов. Идея привлечения к охране сайги вооруженного профессионала выглядит гораздо выигрышнее - он мотивирован финансово на то, чтобы задержать или уничтожить браконьера. Кстати, пристального внимания заслуживает привлечение профессионалов из отечественной армии (служащих по контракту) на охрану национального достояния. В том числе и сайги.

Вернемся к основной теме. Итак, убийств все же будут избегать. Ну а что говорят наши специалисты по поводу идеи переселения сайги? То есть локального регулирования численности. Да, такие предложения в рамках проекта озвучиваются, но речь идет больше о вывозе сайги за рубеж. А что если попытаться пополнить, например, устюртскую популяцию, которая сегодня насчитывает всего около 28 тысяч голов, или бетпакдалинскую - около 490 тысяч животных? К сведению, такие планы тоже есть. Но есть и нюансы. Первый - нарушение естественного баланса конкретной локации. Второй - необходимость адаптации к местным условиям. Между тем, согласно экспертным мнениям, смешение сайге может пойти на пользу, так как позволит принести дополнительную устойчивость ввиду расширения “базы данных иммунитета” - из-за естественных угроз. Что касается возможного нарушения баланса, то природа этого не даст сделать - внутривидовая конкуренция - один из лучших и наиболее натуральных способов контроля численности. И по поводу адаптации. В случае смены локации в пределах Казахстана особых проблем возникнуть не должно - все же учеными проработан проект отправки за рубеж, который признан вполне безопасным. Значит, возможность есть.

Статус сайги как национального достояния обязывает вести буквально поголовную инвентаризацию. Требуется закон, в котором четко будут прописаны все необходимые меры по регулированию популяции сайги. Точно должен быть определен порядок применения упомянутой крайней меры. А именно метод установления, в каком районе, в какой конкретно локации, в каких случаях и сколько именно голов можно заготовить. Электронная фиксация каждой сайги в базе данных является долгожданной мерой - каждая выведенная из строя особь должна быть изучена на безопасность, а потом переработана прописанным в законе методом. Естественно и логично, что профессиональный подход к применению крайней меры не может быть привязан к охотничьему сезону. К тому же этим должны заниматься прошедшие подготовку специалисты. Если есть заявка на хобби, то есть на охоту, это должно быть рассмотрено на самом высоком уровне. Примеры с организацией охоты на дрофу в Казахстане есть. Что же касается финансовой отдачи - средства должны быть максимально прозрачны, большую часть из которых необходимо направить на улучшение условий жизни отечественной, а по сути глобальной популяции сайги. Нарушителей - судить и как за убийство, и как за растрату вверенного государственного имущества. В общем, особый статус требует и особого отношения с персональным законом.



Статья опубликована в №077, от 22.07.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "ЗАКОН О САЙГЕ".

Поделиться