Отбросы обществу

В рубрике Новость дня - 2020-10-30

Аксинья Титова

В Казахстане нарушают нормы утилизации зараженных коронавирусом медотходов. Эту проблему признал Министр здравоохранения Алексей Цой. Комитет экологического регулирования и контроля Министерства экологии, геологии и природных ресурсов провел анализ всех предприятий, оказывающих услуги по переработке и утилизации медицинских отходов. В ходе проверки удалось выявить предприятия и медицинские учреждения, у которых и вовсе отсутствуют экологические разрешения на оказание услуг по переработке и утилизации медицинских отходов. Чтобы донести тяжесть проблемы, напомним, что по своей характеристике медицинские отходы являются экологически опасными и могут привести к чрезвычайной санитарно-эпидемиологической обстановке не только в отдельных регионах, но и в стране

 Ампутированные части тела в пластиковых ведрах, использованные шприцы, контейнеры с остатками крови - эти медицинские отходы за три месяца прошлого года обнаружили казахстанцы в степи и селах. Один из таких случаев произошел в конце апреля в Ленгере Туркестанской области.
Фото и видеоматериалы с места жуткой находки обнародовали новостные порталы. Как стало известно, это были медицинские отходы, которые хранились на складе для дальнейшего уничтожения. За хранение и утилизацию медотходов в Ленгере отвечает ТОО “Олжас”. В отношении фирмы начали внеплановую проверку. Выяснилось, что водитель “Газели”, принадлежащей ТОО “Medox”, заехал домой. После этого загадочным образом его автомобиль вскрыли, а опасный груз разбросали.
- Медотходы весом 93 килограмма везли из Нуринской центральной районной больницы Карагандинской области. Ввиду того, что больница территориально находится ближе к столице, ответственное за утилизацию ТОО “Олжас” заключило договор аренды оборудования и “Газели” с ТОО “Medox”. В связи с поломкой дробильного оборудования отходы после обезвреживания должны были вывезти в Караганду. Нарушений со стороны ТОО “Medox” не выявлено, - прокомментировали в Комитете охраны общественного здоровья.
Изъятые из “Газели” медотходы оперативно собрали и уничтожили, а на территории провели дезинфекцию. За несоблюдение мер наказали разве что гендиректора ТОО “Олжас”. Штраф составил 290 тысяч тенге.
Нужно понимать, что разбросанные в степи под Ленгером биоматериалы - не первый с начала прошлого года случай обнаружения несанкционированных “медсвалок”. В феврале прошлого года в степи под Нур-Султаном выбросили почти три тонны медицинских отходов (пробирки с кровью и шприцы). Сомнительного происхождения мусор обнаружили возле села Ключи Шортандинского района Акмолинской области. Медицинские отходы принадлежали Национальному кардиохирургическому центру в столице. Компания, в чьи обязанности входила утилизация этих отходов, - ТОО “Казпереработка”. За нарушение правил хранения и утилизации медотходов фирму оштрафовали на 20 МРП (50 500 тенге).
Об этом и других подобных случаях вспомнила на недавнем пленарном заседании палаты депутат Меруерт Казбекова.
Такие действия депутат назвала “убийственно преступными”. Она отметила, что даже похороны погибших от коронавируса граждан проходят в особом порядке. И, к сожалению, эти меры, призванные изначально защитить людей и окружающую среду от распространения болезни, порой игнорируют даже человеческие чувства и религиозные традиции родственников. Медицинские отходы при этом представляют не меньшую, а даже большую опасность, так как на них находится биоматериал не одного, а многих носителей вируса. Так, во время своего выступления депутат подняла вопрос утилизации медотходов в период пандемии (защитные костюмы, шприцы, бинты, использованные в работе с зараженными COVID-19).
- Повсеместно присутствуют факты попадания медотходов на полигоны бытовых отходов или даже на несанкционированные свалки, что на фоне продолжающейся пандемии несет крайне высокие риски для жизни и здоровья населения. В соцсетях и независимых телеграм-каналах появились видео и фотоснимки транспортировки опасных медотходов на машинах скорой помощи и их выбрасывания в мусорные баки в жилых кварталах или недалеко от них в Алматы, Караганде и других регионах. И таких примеров немало, - высказалась Меруерт Казбекова.
В ответ на запрос в Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов сообщили, что по своей характеристике медицинские отходы являются экологически опасными отходами “янтарного” уровня. То есть отходы могут быть инфицированными либо потенциально инфицированными и способны стать причиной резкого ухудшения эпидситуации. Исходя из этого Комитет экологического регулирования и контроля Министерства провел анализ всех предприятий, которые оказывают услуги по переработке и утилизации медотходов. Проверка установила, что есть предприятия и медучреждения, у которых отсутствуют экологические разрешения на оказание услуг по переработке и утилизации медотходов.


Стоит пояснить, что вопросы утилизации медотходов в основном сосредоточены в руках частных компаний: организации здравоохранения заключают договор с предприятиями, осуществляющими такую деятельность. Другую же часть медотходов утилизируют лечебно-профилактические организации, имеющие технологическое оборудование. Компании, которые занимаются утилизацией опасных отходов, есть в каждом регионе Казахстана.
“Отдельную статистику по таким компаниям и их количеству не ведут. Денежные средства в больницы для утилизации медотходов поступают из Фонда социального медицинского страхования. Обязательный и единый тариф утилизации отходов отсутствует, так как это отнесено и находится в конкурентной среде”, - пояснили в Минздраве.
Основную массу отходов утилизируют методом сжигания. Золу вывозят на полигоны твердых бытовых отходов.
При этом, как пояснили в Комитете охраны общественного здоровья, в Казахстане отсутствуют специальные полигоны для медотходов, так как в силу их опасных свойств они подлежат утилизации. В дальнейшем остатки после обезвреживания, которые уже не относятся к опасным отходам, отправляют на мусорные полигоны. Патологоанатомические и органические операционные отходы (органы, ткани, ампутированные конечности) подлежат кремации или захоронению на кладбищах на специально отведенном участке.
По закону, за ненадлежащую утилизацию медотходов компанию могут привлечь к ответственности - как к уголовной, так и к административной. Все зависит от размера причиненного ущерба и последствий. Если не причинен вред окружающей среде, то можно отделаться штрафом (как это и произошло в упомянутых случаях).
Если говорить о соблюдении вышеприведенных пунктов, то председатель правления Ассоциации профессиональных экологов Алексей Смирнов считает, что в Казахстане “никто не соблюдает нормы по утилизации медицинских отходов”. Как отмечает специалист, для занятия этим бизнесом у каждой компании должна быть специальная печь-инсинератор, которая поддерживает температуру от 900 до 1200 градусов.
- Нет никакой системы сертификации этого оборудования. Любой может построить печь, назвать ее инсинератором, написать, что у него там якобы соответствует температура, и никто не проверит, так ли это. Проверяющие органы интересуются, как правило, санитарными нормами помещения, сотрудниками, где они моют руки, где медотходы хранят, а технические параметры остаются не у дел. В Казахстане каждый может собрать минимальный пакет документов и участвовать в тендерах, а выиграв - сжигать опасный мусор кустарным методом, - размышляет эксперт.
Инсинератор отличается от печи тем, что мусор в нем вращается и сжигается дотла. Если привести в пример европейские методы утилизации медотходов, то в большинстве прогрессивных стран давно ввели автоматизированные печи, которые работают без помощи людей. Это помогает добавлять мусор постепенно, а не забивать печь за раз доверху.
- У нас по большей части персонал неквалифицированный. Как это происходит: рабочий за раз набил печь отходами и сидит отдыхает. При таком режиме горения ты хоть какое очистное устройство поставь, она будет очень сильно дымить. Перед утилизацией мусор должен проходить дробление, чтобы оставались небольшие элементы, они лучше сгорают. Проверяющие органы пишут: печь оснащена очистным сооружением, но никто не уточняет, что под этим подразумевается. Это как написать характеристику: у машины должны быть колеса, а какие колеса - не сказать, - отметил эколог.
Также он пояснил, что для утилизации медотходов многие компании используют крематоры. Стоит пояснить, что в них можно сжигать исключительно биологический материал, к примеру, туши животных, но никак не пластик.
- Крематоры обезвреживают зараженные туши животных, чтобы зараза дальше не пошла, - это их основная функция. А инсинераторы “заточены” на утилизацию пластика, отходов. У нас на это никто не обращает внимания. Утилизацию отдают на откуп экологам, но в этой деятельности больше санитарных норм. Получается, что у одного дитя три няньки, и каждая нянька по-своему понимает процесс воспитания. Санитары говорят одно, экологи - другое, иногда это сильно разнится, нет единых отраслевых требований по сжиганию медицинских отходов, - заключил Алексей Смирнов.
По мнению экологов, чтобы решить проблему утилизации медицинских отходов в Казахстане, необходим новый кодекс. К слову, сейчас он уже находится на стадии разработки. Новый стандарт должен базироваться на проверенных нормах, которые давно применяют во многих странах. В идеале новые правила утилизации медотходов должны быть такие же четкие, как правила утилизации шин, где прописаны все ступени от сбора и упаковки до перевозки и сжигания.
Справка “НП”
Сегодня в Казахстане около 200 фирм, занимающихся утилизацией медотходов; и до тех пор, пока не ввели четкие стандарты, предприниматели могут строить самодельные печи за пять миллионов тенге, а не покупать импортные инсинераторы за 70 миллионов. В конкурентной среде это объяснятся просто: установив самое передовое оборудование, ты все равно не будешь иметь каких-либо конкурентных преимуществ при проведении госзакупок...

Поделиться
Следуйте за нами