Режим ожидания коронавируса

В рубрике Новость дня - 2022-07-08

Аксинья Титова

Несколько месяцев назад казахстанцы были почти уверены: коронавирус побежден, жизнь в стране налаживается, а значит - можно снова строить планы, вести активный образ жизни. Однако с середины июня в Казахстане вновь отметили рост заболеваемости COVID-19. Санврачи обеспокоены: в желтую зону по коронавирусу уже вошел Алматы и приближается столица, поэтому с 5 июля казахстанцев вновь просят носить маски. Пока это только рекомендации, но чем выше число заражений в мегаполисах, тем больше слухов о грядущих карантине и режиме самоизоляции

WELAR

Чего ждать от новой волны коронавируса? Вход по электронным пропускам, деление на вакцинированных и невакцинированных, дефицит лекарств и больничных коек, подорванная экономика страны. Повторится ли прошлогодний сценарий локдауна в Казахстане?

Будто дежавю...
В Казахстане 4 июля зарегистрировали 187 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией. А всего днем ранее было на 30 случаев меньше. Пока страна находится в зеленой зоне по COVID-19, но за последнюю неделю число инфицированных увеличилось в три раза.
Наиболее сложная эпидситуация по ковиду складывается в Алматы и Нур-Султане. На два мегаполиса приходится более 70 процентов от суточного прироста инфицированных.
На фоне тревожных новостей 1 июля прошло заседание межведомственной комиссии по недопущению распространения коронавирусной инфекции, где стало известно, что карантин по COVID-19 может повториться. А Главный санитарный врач Казахстана Айжан Есмагамбетова заявила, что “независимо, зеленая, желтая или красная зона, масочный режим будет вводиться с 5 июля”.
При этом, учитывая рост заболеваемости COVID-19 в стране, МВК приняла следующие дополнительные меры в случае перехода региона в желтую зону эпидемиологического риска: перевод близких контактных лиц с больным на дистанционную форму работы; перевод сотрудников с абсолютными противопоказаниями к вакцинации против COVID-19 и беременных на дистанционную форму работы; обязательное ношение масок в закрытых учреждениях и общественном транспорте; рекомендован перевод совещаний с участием более 10 человек в онлайн-формат; независимо от зоны эпидемиологического риска рекомендовано ношение масок в авиа- и железнодорожном транспорте, на международных автобусах.
Сейчас в желтой зоне по коронавирусу находится только южная столица. Исследования показали, что причиной новой вспышки является тип вируса “стелс-омикрон”. Предположительно, именно эта мутация сегодня циркулирует и вызывает прогрессирующий рост инфекции. У заболевших наблюдаются повышение температуры тела, кашель, боли в горле, слабость. По данным ВОЗ, в 53 странах Европы регистрируют чуть менее 500 тысяч заражений этим типом коронавируса ежедневно. Суточная смертность при этом находится на уровне лета 2020 года - умирает около 500 человек в день. Ожидают, что, поскольку страны Европы отменили действовавшие ранее ограничения, уровень распространения вируса возрастет.
Вся эта картина разительно напоминает весну-лето двух прошедших лет.
Когда 13 марта 2020 года в Казахстане зафиксировали первые случаи коронавируса, для предотвращения распространения заболевания в стране ввели режим ЧП: установили ограничения на въезд и выезд из страны, а во всех регионах ввели карантин.
В течение почти трех месяцев казахстанцы выходили из дома только в магазин за продуктами, в аптеку и на работу. Кроме того, была приостановлена деятельность крупных непродовольственных объектов торговли, кинотеатров и других мест массового скопления людей.
Летом 2020 года в Казахстане продолжал действовать режим строгой изоляции. Именно на этот период пришлись самые высокие цифры по заболеваемости и смертности от COVID-19. Забитые стационары, дефицит лекарств и средств индивидуальной защиты, загруженные скорые и морги. Ситуация была настолько трагичной, что в стране был объявлен национальный траур по умершим из-за коронавируса.
Новые антирекорды по коронавирусу казахстанцы продолжили бить уже летом 2021 года. В июле-августе за сутки в стране регистрировали по 7-15 тысяч новых случаев COVID-19. А это значит новый локдаун и эпидограничения. Но теперь объектами для возмущений стали массовая вакцинация, система Ashyq, новые штаммы коронавируса и темно-красная зона.
Несмотря на возмущения казахстанцев, межведомственная комиссия все же приняла решение усилить карантинные меры в казахстанских городах. Так, была приостановлена деятельность всех предприятий и организаций, не участвующих в проекте Ashyq.
Большинство сотрудников государственных органов, нацкомпаний и обычных офисов перешли на удаленку, так же как и школьники со студентами. Кроме того, был введен запрет на проведение зрелищных, спортивных, семейных, памятных и иных массовых мероприятий.
Суточный прирост заболевших снизился только к осени прошлого года. Тогда же ослабили локдаун, нарастили темпы вакцинации и открыли границы. Статистику по числу инфицированных немного испортил новый штамм коронавируса “омикрон”, циркулировавший в начале 2022 года.
Только январские события в стране вытеснили COVID-19 с информационной повестки. А в течение нескольких последних месяцев казахстанцы и вовсе не вспоминали о пандемии, масках и ужасах прошлых локдаунов. Однако ситуация меняется на глазах. Теперь предприниматели и обычные горожане опасаются введения нового карантина...

Доживем
до января?
По заявлению экспертов, одной из самых пострадавших от затянувшегося коронавируса сфер является сфера образования. Ведь в случае введения очередного локдауна на образовательные учреждения придется наибольшее количество ограничительных мер. Они не понаслышке знают, какие проблемы несет “дистанционный формат обучения” во время карантина.
Именно поэтому Министерство образования последние месяцы время от времени поднимает вопрос о сокращении летних каникул и вводит посещение летних школ “по желанию”. Все потому, что во время дистанционки успеваемость детей сильно просела. Но и это далеко не все, что пострадает с приходом новой волны пандемии. К примеру, крайне негативно новость о возвращении ковида встретил казахстанский бизнес. Предприниматели опасаются ограничений, которые принесут новые финансовые потери, и считают, что повторение ковидного сценария в дальнейшем чревато повторением январских событий. Так, председатель регионального совета национальной палаты предпринимателей “Атамекен” по Алматы Максим Барышев считает, что одной из причин январских событий стали два года коронавирусных ограничений, которые привели к обнищанию многих казахстанцев. Такой вывод можно сделать исходя из большого количества разбитых магазинов, витрин и украденных товаров, в том числе и еды из супермаркетов.
- Я считаю, что нужно применить международный опыт. Если ограничения все-таки необходимы, то в соответствии с международным опытом необходимо компенсировать затраты бизнеса на вынужденный простой. Например, в странах Европы возмещали среднемесячную заработную плату сотрудникам. У нас же делали выплаты по 42 500 тенге, и то полтора раза. Мы в НПП “Атамекен” как-то подсчитали, что сутки ограничительных мер, которые включают запрет работы предприятий, обойдутся бюджету в два миллиарда тенге. Это только по Алматы. То есть, чтобы закрыть южную столицу, бизнесу необходимо выплачивать два миллиарда тенге ежедневно. Примерно такую сумму бизнес генерирует в течение одних суток, - поясняет Максим Барышев.
Но не только этим экономически опасно введение локдауна. Вместе с новой волной коронавируса вновь повышаются риски падения спроса и цены на нефть, и это главная причина негативных ожиданий аналитиков Нацбанка.
Ведь не только заполненными поликлиниками, но и ослаблением нацвалюты запомнилось минувшее лето казахстанцам. На курс тенге повлияло падение российского рубля, который просел на четыре процента. С июня по август казахстанская валюта ослабла на два процента. Но из-за карантина спрос на доллар в стране был умеренным. Поддержку тенге оказал и профицит текущего счета, который сложился в размере более двух миллиардов долларов. По мнению аналитиков, очередная волна коронавируса может вновь ударить по курсу тенге. В фокусе также и геополитические риски.
Валюты развивающихся стран, в том числе и Казахстана, могут ослабнуть из-за обострения политических разногласий между отдельными государствами, в частности США и Китаем, считают эксперты.
При этом, если нефтяной сектор терпит убытки, угольная промышленность страны в прошлом году сильного удара коронакризиса не ощутила. Казахстан с начала года экспортировал более 18 миллионов тонн угля. Примерно такие же объемы продали за рубеж и в прошлом году. Об этом сообщили в Министерстве индустрии и инфраструктурного развития. По сообщению ведомства, пандемия практически не повлияла на поставки. Прежними остались и основные рынки сбыта.

Может,
пронесет?
Несмотря на все звучащие в последние дни заявления, в Минздраве все же умеют обнадежить.
Так, глава Минздрава в кулуарах Кабмина рассказала, что пока власти не собираются принимать больших ограничений. По словам Ажар Гиният, к этому часу в Казахстане против КВИ привито более 11 миллионов человек: “Сейчас коллективный иммунитет есть, более 11 миллионов человек у нас в стране привито, ревакцинацию прошло около пяти миллионов человек, это почти 67 процентов из подлежащего контингента, и есть переболевшие пациенты, которые заболели легкой формой, но имеют иммунитет. Поэтому сегодня мы резкие меры ограничения не принимаем”.
Между тем она рассказала, может ли коронавирус “полномасштабно” вернуться в Казахстан. А это, по ее словам, зависит от появления новых мутаций, новых штаммов коронавирусной инфекции. Например, в Китае сейчас идет рост “омикрона”, “стелс-омикрона”. В сутки заболевает около 30 тысяч человек. В этой стране уже принимают жесткие меры.
Казахстану же пока остается наблюдать за ситуацией.



Статья опубликована в №071, от 08.07.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Режим ожидания коронавируса".

Поделиться