ПЛАНЫ НА ДЕНЬГИ

В рубрике Анонсированные материалы - 2022-06-23

Мадина Меирманова

Оказывается, в Новом Казахстане новыми могут вполне оказаться старые вещи. Например, схема формирования бюджета. Глава Счетного комитета предложила отказаться от трехлетнего бюджетирования и вернуться к планированию бюджета только на один год. То есть вернуться на 15 лет назад, потратив при этом кучу денег на “прыжок в прошлое”

В начале этой недели Парламент, собравшись на совместное заседание палат, в очередной раз подверг деструкции Правительство, но все-таки выразил ему свое доверие, приняв Отчет по исполнению бюджета прошлого года.

Разумеется, без критики не обошлось. Депутаты возмущались и раздутой затратной частью при неумении вовремя потратить запланированное, и некачественным сбором налогов, и просто профанацией. Мажилисмен Сергей Симонов, например, посчитал, что в стране отсутствует должная взаимосвязь между стратегическим и бюджетным планированиями, зато имеет место некачественное администрирование и несогласованность действий администраторов республиканских бюджетных программ и между собой, и региональными властями. А еще есть нарушение сроков реализации инвестиционных проектов из-за несвоевременного финансирования.

На фоне подобного рода возмущений депутатов прозвучало весьма неоднозначное предложение главы Счетного комитета за исполнением республиканского бюджета Натальи Годуновой перестать планировать на три года.

“Всем очевидно, что трехлетний бюджет так и остался формальностью. Затрачивается очень много времени, чтобы его сформировать. В ходе исполнения уточняется и корректируется только первый базовый год. В последующие годы мы даже не заглядываем. При очередном планировании уже на следующий период отдельные из ранее поддержанных расходов могут вообще выпасть из нового бюджета, как следствие появляются незавершенные объекты, не обеспеченные финансированием. На наш взгляд, настало время поднять вопрос о возвращении планирования бюджета на один год”, - заявила она. Также она сказала, что возврат может быть хотя бы временный: “Я предлагаю экспертному сообществу обсудить этот вопрос и вернуться к однолетнему бюджету. Это высвободит большие человеческие ресурсы и время, позволит более детально работать над качеством и эффективностью расходов. Возможно, это будет временная мера, и когда ситуация стабилизируется, можно будет вернуться к трехлетнему бюджету”. Добавив, что ее идея не нова.

“Я не первая поднимаю этот вопрос. Во-первых, его надо обсудить с администратором бюджетных программ, министерствами, местными исполнительными органами, с экспертным сообществом. Трехлетний бюджет сразу не очень хорошо себя показал. А сейчас в условиях, когда очень сильна изменчивость условий, в которых мы работаем, они практически являются формальными. При этом все администраторы - и в регионах, и в центральных госорганах - тратят очень много времени на то, чтобы детально по проектам расписать бюджет второго и третьего годов”, - сообщила Годунова.

Логика в ее словах вроде бы есть. Если бы не многочисленные “но”, которые всплывают.

Начнем с того, что новая система формирования бюджета появилась в стране одновременно с Бюджетным кодексом 2004 года, а непосредственно по трехлетнему бюджету страна начала жить с 2009 года.

Цель среднесрочного планирования довольно проста: властям нужно было понимание хотя бы “крупными мазками”, сколько денег потребуется на развитие не только в течение одного года, но хотя бы трех. Предполагалось, что макроиндикаторы, которые заложены на три года вперед, добавят ответственности чиновникам и за освоение средств, и за администрирование собираемого. Кстати, индикаторы эти были не “получить и потратить все до копеечки”, а в виде эффекта от трат. Например, целью государственных затрат на строительство больниц в ближайшие три года должно стать не собственно строительство больниц, а, например, увеличение средней продолжительности жизни граждан на пару месяцев или сокращение числа новых заболеваний на пять процентов.

Тогда же в начале 2000-х, когда экспертное сообщество обсуждало внедрение в Казахстане среднесрочного бюджетного планирования, говорилось, что это позволит более грамотно формировать планируемые затраты на крупные инвестиционные проекты. И, главное, сценарировать, откуда деньги на эти затраты будут браться.

Это как бюджет простой семьи. Например, наличие ребенка предполагает, что нужны траты не только на покушать/одеть/обуть, но и на обучение. Поэтому многие начинают еще с детского сада копить на университет чада. Или планы по крупным покупкам: сначала идет накопление первоначального взноса, потом есть картина затрат на протяжении энного количества лет.

Но и начинать капитальный ремонт квартиры при отсутствии денег на оплату коммунальных услуг никто не будет.

Но, увы, наши бюджетные планировщики умудряются и ремонты планировать, и на “образование детей” не закладывать. Мало того, что за три кризиса в последние 15 лет вынуждали менять и текущие параметры, и среднесрочные, так еще и само планирование все больше напоминает “безусловную веру в светлое будущее”, где нет кризисов, стабильно низкий тенге, а зарплат населения с излишком хватает не только на пропитание, но и на развлечения. И не факт, что при возвращении к однолетнему планированию эти чиновники от бюджета избавятся от своей “розовой пелены”.

Вот и получается, что менять надо не бюджет, а тех, кто его составляет. Причем, видимо, не министров, а тех, кто непосредственно занимается планированием и прогнозированием. Тем более в столице давно шепчутся, что самые “незыблемые” кадры страны сидят в бюджетном блоке Министерства финансов - их оттуда “могут уйти” только на пенсию.

P.S. Что же касается предложения Годуновой, то возвращение к однолетнему бюджету может звучать красиво, но и влетит государству в копеечку. Ведь придется полностью переписывать Бюджетный кодекс, что займет не один месяц и не одну кучку бюджетных денег.

Нур-Султан



Статья опубликована в №065, от 23.06.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Планы на деньги".

Поделиться