Французский компромисс

В рубрике Мир - 2022-06-21

Второй тур выборов в Национальное собрание Франции состоялся 19 июня. От его итогов зависело, как распределятся 577 мест в нижней палате Парламента. По результатам первого тура основная борьба развернулась между двумя масштабными политическими движениями - пропрезидентским альянсом “Вместе!” и оппозиционным объединением “Новый народный экологический и социальный союз” (Nouvelle Union populaire ecologique et sociale - NUPES), пишут “Известия”

По предварительным подсчетам - здесь и далее - Ipsos и Sopra Steria на 21.00 мск, “Вместе!” получает 224 места в Парламенте, NUPES - 149, “Национальное объединение” - 89, “Республиканцы” - 78. Окончательные итоги стали известны позже - когда номер уже верстался.
Нынешнее голосование прошло при довольно низкой явке: на избирательные участки не пришли 54 процента французов. Это чуть меньше рекордных 57,4 процента, которые были зарегистрированы в 2017 году.

- Францию зачастую именуют республиканской монархией, имея в виду, что там очень сильна власть Президента. Вся конструкция Пятой республики была задумана Шарлем де Голлем для того, чтобы усилить президентское влияние, - пояснил “Известиям” ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров. - Поэтому президентские выборы во Франции всегда главные, а парламентские имеют второстепенное значение. Низкая явка в целом объясняется тем, что французы с недоверием относятся к политикам, считая, что они лишь болтают, а жизнь простых граждан от этого не улучшается. К парламентариям жители республики относятся с большим скепсисом.
Как бы там ни было, степень участия французов - это больше символический показатель: во Франции нет требований о том, какой должна быть минимальная явка для того, чтобы считать выборы в Парламент состоявшимися.

Главная интрига нынешних выборов в том, смогут ли получить большинство мест сторонники Президента. Если им не удастся занять как минимум 289 кресел, придется формировать коалицию с другими партиями. Такое “сожительство” в истории Пятой республики случалось трижды: при Президенте-социалисте Франсуа Миттеране, когда с 1986 по 1988 год Премьером был правый голлист Жак Ширак, а с 1993 по 1995 год - правый политик Эдуар Балладюр; и с 1997 по 2002 год, уже при Президенте Шираке, когда кабмин возглавил социалист Лионель Жоспен.

Для Эммануэля Макрона это не самый благоприятный вариант - политику, которую он относительно беспрепятственно проводил при поддержке большинства, без такой поддержки придется согласовывать с “сожителями”. Учитывая итоги первого тура, когда “Вместе!” получила 25,75 процента, опередив NUPES всего на 0,09 процента, можно уверенно сказать, что добиться безоговорочной победы, как пять лет назад, президентскому движению не удалось.

- В этом случае Макрону придется искать союзников в лагере оппонентов. Это, скорее всего, будут “Республиканцы”, которые получат гораздо меньше голосов, - отмечает Сергей Федоров. - Это наиболее договороспособная часть Парламента, потому что меланшоновцы и “Национальное объединение” находятся в жесткой конфронтации с президентским курсом. “Сожительство” вынудит Макрона искать компромиссы, дискутировать, находить сторонников, что осложнит работу исполнительной власти.
Уже понятно, что ведущей оппозиционной силой в ближайшие пять лет будет левое движение. Вместе с тем хорошие результаты показывает и ультраправое “Национальное объединение” Марин Ле Пен, которая в этом году вновь прошла во второй тур президентской гонки и проиграла в ней с гораздо менее разгромным счетом, чем в 2017-м. В первом туре ее партия набрала 18,68 процента голосов, что стало ее самым хорошим результатом за последние 36 лет. На протяжении этого времени “Национальному объединению” не удавалось сформировать в Нацсобрании свою фракцию (для этого у партии должно быть не менее 15 мандатов).

- Во втором туре партии очень важно породниться с какими-то близкими силами. Меланшону это сделать удалось: он сформировал хоть и разнородный, с большим количеством программных споров, но все-таки единый союз левых сил. При мажоритарной системе так проводить своих кандидатов единым списком гораздо проще, - пояснила “Известиям” профессор кафедры международных отношений и внешней политики России МГИМО Евгения Обичкина. - Партия Марин Ле Пен борется на своем поле одна. Мажоритарная система как раз нацелена на то, чтобы партии, с которыми никто не хочет породниться, не проходили в Национальное собрание. Сначала это было направлено на коммунистов, а позже на то, чтобы не допустить к власти крайне правых.
Для партий принципиально важно иметь свою фракцию в Парламенте - это дает им право на хорошее финансирование из казны, обращает внимание эксперт, и неслучайно Марин Ле Пен все время жалуется на бедность своей партии.

Теперь Президент должен заняться формированием Правительства, и сделать ему это надо как можно скорее, говорят аналитики.
- У Эммануэля Макрона очень сложная ситуация: Франция должна в ближайшее время передать в Брюссель проект бюджета на 2023 год, срочно голосовать по поправкам к бюджету на 2022-й, - напомнил Андрей Кудрявцев. - Объективные обстоятельства диктуют срочность действий в формировании нового Правительства.

Перемены в Кабмине должны последовать на следующий день после выборов: тогда Премьер-Министр может подать прошение об отставке Правительства, чтобы его полномочия были прекращены или же, напротив, подтверждены. По информации СМИ, Эммануэль Макрон может взять паузу на то, чтобы подумать над расширением Кабмина - в частности, над тем, чтобы ввести туда 10 новых министров-делегатов, выполняющих роль связующего звена между министрами и Парламентом, и госсекретарей.

Поделиться
Следуйте за нами