Длинные тексты их только расстраивают...

В рубрике Анонсированные материалы - 2022-06-10

Картинку современного студенчества представил в своей монографии “Преподавание в кризисе” первый проректор национального исследовательского университета “Высшая школа экономики” Вадим Радаев. Отрывок из книги опубликовали на сайте вуза. Хотя книга, по признанию самого автора, не претендует на большой научный труд, а основана всего лишь на наблюдении за студентами, она представляет интерес, пишет “Независимая газета”

Итак, автор считает одной из ключевых проблем современного высшего образования - неготовность студентов нового поколения читать и разбирать сложные академические тексты. Эта проблема наиболее тяжела для социальных и гуманитарных наук, где на таких текстах ранее строился, по сути, весь процесс преподавания.

Старшее поколение - люди книжной культуры. Воспитаны на литературе, художественной и научной. Через изучение длинных текстов прошлые поколения осваивали не только многие науки, но и сам окружающий мир. Таким же образом старшее поколение мыслит и сегодня. Преподаватели продолжают следовать традициям. И большинство их преподавательских приемов по-прежнему базируются на книжной культуре и работе с текстами.

Но студенты все менее охотно читают предлагаемые им сложные тексты. А если и читают (во многом под давлением преподавателей), то делают это иначе и воспринимают их по-иному. Они, как правило, не склонны “продираться через сложные текстовые построения и преодолевать сопротивление тугого материала, чтобы добывать сокрытый в них смысл”, отмечает Радаев. Не то чтобы они вовсе не способны к такому действию. Чаще они просто не понимают и спрашивают: “А зачем? Зачем они должны это делать?”

В результате формируется принципиально иное отношение к тексту - не как к источнику сокрытого в его недрах смысла, а как к источнику информации, которая должна быть “очищена, нарезана, упакована и готова к употреблению”. Студенты сегодня привыкли получать информацию небольшими дозами со значительной долей визуального и звукового сопровождения. На этой почве сформировалось устойчивое стремление к выдержкам и конспектам, дайджестам и википедиям. То есть к потреблению отфильтрованной информации, причем маленькими порциями. А социологи, характеризуя модное сегодня быстрое чтение, нашли ему название “серфинг” - легкое скольжение. Такое поверхностное чтение позволяет выхватывать студентам не более 20 процентов от прочитанного.

Новые поколения студентов не только читают, но и в целом учатся по-другому. Раньше из добытого и освоенного ими материала студенты накапливали свой культурный багаж. Такой багаж люди с гордостью несли по жизни, хвастали своими знаниями перед другими людьми. Но теперь смысл всего этого утерян. Преподаватели все чаще отмечают, что люди приходят в бакалавриат, магистратуру или даже аспирантуру с более низким уровнем базовых знаний и общей культуры в привычном для старших поколений смысле. То есть с меньшим объемом того, что когда-то прочитано, уложено в голове, освоено и запомнилось надолго.

Не менее интересен и такой новый феномен. Представители старших поколений берутся за решение задач, в которых, как правило, считают себя специалистами, отмечает также проректор НИУ ВШЭ. Современные молодые люди, не будучи специалистами, берутся за любые задачи и находят нужную информацию. А обнаружив ее, они не стремятся запомнить, а сразу начинают с ней работать. В итоге вместо формирования того же культурного багажа они управляют потоками информации, потребляя готовые смыслы, все менее формируя их самостоятельно и не удерживая в голове.

Вадим Радаев подмечает и такую деталь: студенты перестали задавать содержательные вопросы. А ведь это умение всегда считалось важным элементом формирования критического мышления. Мало того, студенты диктуют свои требования к лекциям преподавателей уже с учетом их собственных потребностей. Преподавателям приходится все чаще прибегать к аудиовизуальным приемам, потому что сухой текст воспринимается юным поколением с трудом.

Лектору все труднее удерживать постоянно ускользающее внимание аудитории. Катастрофически уменьшилось время, в течение которого студенты сохраняют способность фокусироваться на каком-то одном предмете. Радаев приводит такие данные: ранее сохранять внимание студенческой аудитории возможно было в пределах 50 минут. Сегодня при пассивном внимании слушатель вообще удерживается лишь на несколько мгновений. Например, по наблюдениям за американскими студентами, они переключаются каждые 19 секунд.

Нормальной работе в аудитории мешает постоянное включение студента в непрерывную коммуникацию через гаджеты. В ходе занятий преподаватель становится жертвой так называемого фаббинга (phubbing). Этим термином принято называть игнорирование человеком собеседника ввиду постоянного отвлечения на смартфон.

Выработалась привычка параллельно заниматься сразу несколькими делами и выполнять несколько задач одновременно. Так называемая многозадачность (multitasking) находит себе надлежащие оправдания. Например, говорится, что сегодня любой выбор оказывается недолговечным и само значение выбора при этом во многом обесценивается, отмечает Радаев.

Перенасыщенность различными формами коммуникации порождает характерную для нашего времени раздерганность сознания. Отсюда - размывание устойчивой мотивации студента. В прежние времена студенты четко знали, чего они хотят, и настойчиво шли к поставленным целям. Сегодня все иначе, хотя в сфере высшего образования продолжают готовить студентов к определенным профессиям. Новые поколения студентов оказались в ситуации множественного выбора. И это само по себе неплохо. Но... К вечной боязни что-то не успеть сделать у них добавилось ощущение, уже после совершенного выбора, что они упустили в жизни нечто более важное.



Статья опубликована в №060, от 10.06.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Длинные тексты их только расстраивают...".

Поделиться