ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЕ

В рубрике Анонсированные материалы - 2022-06-02

Ольга Шишанова

В Западном Казахстане создадут две новые, особо охраняемые природные территории, появление которых экологи связывают в основном с охраной сайги

Об этом в ходе рабочей поездки в этот регион сообщила вице-министр МЭГПР РК Алия Шалабекова. По ее словам, обе территории откроют уже в июле в рамках реализации национального проекта “Жасыл ћазаћстан” с целью развития ООПТ, а точнее охраны сайги, в Западно-Казахстанской области в июле этого года.

При этом ожидается открытие РГП “Государственный природный резерват “Бокейорда” и государственного природного заказника “Ащыозек”.

Таким образом, на этой территории планируют сконцентрировать до 250 тысяч особей уральской популяции сайги, которая, к слову, очень сильно поредела во время неизвестного мора весной 2015 года.

- Сегодня подписано постановление о создании особо охраняемых природных территорий республиканского значения. Площадь заказника составляет 314 504,1 гектара, резервата - 343 040,1 гектара. Они будут расположены на территории Бокейординского, Жанибекского, Казталовского и Жангалинского районов Западно-Казахстанской области, - подтвердила вице-министр.

Напомним, что на территории Казахстана обитает более 95 процентов мировой популяции сайги, относящейся к бетпакдалинской, устюртской и уральской популяциям. Самая многочисленная из них - свыше 500 тысяч особей - находится на территории Бетпак-далы, самая малочисленная - устюртская. Хотя изначально это животное заселяло большую территорию в степях и полупустынях Евразии от подножия Карпатских гор и Кавказа до Джунгарии и Монголии. Любопытно, что при этом сайга относится к древнейшим представителям так называемой мамонтовой фауны вместе с шерстистым носорогом и саблезубой кошкой.

Но сегодня кроме Казахстана сайга обитает только в Узбекистане, Каракалпакстане, Киргизии, иногда забредая в Туркмению. Встречается она в малых количествах и в России - в Калмыкии, Астраханской области, на Алтае и в Волгоградской области, а также появляясь в Западной Монголии. А вот реинтродуцирована сайга только в одной стране - на Украине, в заповеднике Аскания-Нова.

В Казахстане в 2012 году ввиду непрекращающегося браконьерского промысла в основном из-за рогов сайги постановлением Правительства был введен запрет на пользование сайгаками, их частями и дериватами на всей территории республики до 2020 года. Однако сайга восстанавливалась на тот момент очень медленно, и этот срок продлили до 2023 года.

Между тем в 2014 году численность сайгаков едва превышала 256,7 тысячи особей, что экологи, повторим, связывали с непрекращающимся браконьерством, а потом и с инфекционными заболеваниями. Также гибель сайгаков наблюдалась из-за обледенения степей, которое препятствовало добыче пищи. Хотя - и об этом мало кто знает - в советское время в холодные зимы стада сайги спасали специально оборудованными кормушками.

Как бы там ни было, МОН РК в 2012-2014 годах выделило 332 миллиона тенге на исследование инфекционных заболеваний среди популяции сайгаков. Однако деньги, как выяснилось впоследствии, были потрачены впустую, потому как все оказалось бесполезным во время массовой гибели сайги, случившейся в 2015 году, когда ее общее количество в Казахстане уменьшилось и составило чуть более 100 тысяч особей. О причинах ученые, экологи и чиновники спорят до сих пор, теряясь в догадках и выводах, тем более что сайга издревле считается эндемиком на территории Казахстана, реагируя на малейшие негативные изменения в окружающей среде моментальной и повальной заболеваемостью, часто оканчивающейся из-за скученности стад ее гибелью. Что, в общем-то, и случилось последний раз в 2015 году.

Однако, как заявила вице-министр, “в результате системной работы стражей природы, принятых мер по сохранению популяций сайги и противодействию браконьерству их численность сейчас составляет около одного миллиона пятисот тысяч голов”. Однако статистика приводит несколько меньшие данные - примерно 1,3 миллиона. Что все равно не спасает сайгу от постоянного ее убийства браконьерами, которых не останавливает даже ужесточившееся - до 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества - наказание, которое инициировал Комитет лесного хозяйства и животного мира МЭГПР РК пару-тройку лет назад.

Может быть, поэтому несколько нелепо на этом фоне выглядят заявления фермеров, например, Жанибекского района ЗКО (и не только), которые в один голос жалуются на то, что “сайга их объедает”. А точнее их скот, который якобы остается без травы на пастбищах, где фермеры привыкли пасти скот. Забывая сообщить о том, что выпас зачастую происходит бесконтрольно, места выпаса никак не восстанавливаются, а безжалостно используются фермерами “до последнего”. Иными словами, налицо потребительское отношение к окружающей природе, тот самый антропогенный фактор, который чаще остальных причин является основным в сокращении и гибели биоразнообразия того или иного региона, а в Казахстане - особенно.

Почему бы, например, не воспользоваться воспроизводством кормовых мест? Или хотя бы оградить места выпаса, тем более что известно - сайга не в состоянии преодолевать более-менее высокие преграды, и даже простой забор может стать тем выходом, который приведет к всеобщему консенсусу.

Плюс в обязательном порядке стоит прислушаться к голосу ученых, которые убеждены в необходимости полномасштабного исследования перемещений сайги и призывают не принимать поспешных решений в вопросе искусственного регулирования численности животных. Что может, как обычно, привести и к без того необратимым последствиям, когда в дело вмешивается антропогенный и практически нерегулируемый фактор.

Нур-Султан



Статья опубликована в №056, от 02.06.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЕ".

Поделиться