Закаленный судьбой

В рубрике Исследования - 2022-04-26

Алексей Мальченко

Время - самый неутомимый спутник человека, однако именно его многие перестают ценить. Закопавшись в рутине, мы привыкли говорить, что времени никогда не хватает, между тем нередко бывает так, что всего одно мгновение может изменить все: отобрать жизнь и остановить ход событий или наоборот - подарить шанс, дав человеку возможность прожить отведенное время достойно

Раскулаченные
перспективы
Речь пойдет о ветеране Великой Отечественной войны, об одном из тех полутора миллионов казахстанцев, кто отправился на фронт и кому мы все обязаны возможностью жить в свободной стране и любоваться чистым небом над головой. Получив на поле боя тяжелейшее ранение, приведшее к двукратной ампутации, Муслим Нусенов не сломался под гнетом жизненных обстоятельств и не просто выстоял, а закалил в себе и своих потомках сильнейшие человеческие качества, которые, увы, в наше время встречаются все реже.
Как у любого фронтовика, у Муслима есть своя уникальная история, в которой пересекаются героизм и утрата, отвага и боль, вера и обречение. Родился Муслим 14 апреля 1922 года, причем дата эта весьма условна. Почему? В сегодняшние реалии такой ход событий укладывается с трудом, но в те годы действительно не было четкого учета новорожденных. Не существовало метрик или каких-либо других документов, где фиксировалась бы точная дата рождения. Были лишь абстрактные ориентиры, чаще привязанные к временам года: родился, когда скот выгнали на пастбище, когда снег накрыл все вокруг, когда дожди лили без устали.
День рождения Муслима выпал на время, когда в ауле Араншы, расположенном на территории Каратасского района на юге КазССР, степи только покрылись зеленью. Тогда как таковых границ между государствами не было, и в братский Узбекистан жители южных областей Казахстана ездили очень часто, где на знаменитом базаре “Чорсу” продавали свой скот.
Дед Муслима - Мамай - был баем и в своем районе пользовался большим авторитетом, поскольку не только имел большое поголовье скота, а именно это и являлось маркером социального статуса, но и был щедрым меценатом. Дед Мамай построил школу-медресе, открыл лечебницу, пригласил из Бухары муллу, который обучал местных детей грамоте. Его считали отцом многие дети в округе, в том числе и сам Муслим, поскольку мальчик осиротел очень рано, оставшись с матерью Тиллей на попечении деда Мамая. Несмотря на утрату, у Муслима были ясные перспективы, ведь дед создал все условия, чтобы его внук ни в чем не нуждался, а сам мальчик усердно познавал как главные ремесла кочевников, так и современную науку.
Переломным моментом стал 1929 год - период так называемой коллективизации, когда у простых людей отбирали всю живность, а “зажиточных” баев отправляли в ссылку. Дед Мамай не стал дожидаться момента, когда придут за его имуществом, а сыграл на опережение: он раздал всех своих животных беднякам и отправился на юг, в Узбекистан. Ведь в тот период три четверти казахов вели кочевой или полукочевой образ жизни, а без скота средств для выживания не было в принципе. В свою очередь на территории Узбекистана было хорошо развито земледелие, что дарило по крайней мере надежду на какое-то будущее.
Миграция была вынужденной мерой, которая принесла семье немало испытаний, сильнейшим из которых стала утрата деда Мамая. Настало время массового голода, охватившего в 1932-1933 годах обширные территории СССР. Те родственники и близкие, которые перебрались вместе с семьей Нусеновых, разбрелись по разным городам и поселкам в поисках работы и возможности прокормиться. Десятилетний Муслим и его мать остались в одиночку переживать те страшные годы.

Осколок,
подаривший жизнь
После окончания семилетки, в 1939 году, Муслим поехал в столицу Туркестанского края того времени город Ташкент, где поступил в педагогический техникум Инпроса. В этом учебном заведении преподавали такие выдающиеся личности, как С. Сейфуллин, С. Отегенов, М. Тынышпаев, М. Жумабаев, А. Байтурсынов, Ж. Аймауытов, И. Жансугуров. Педтехникум Инпроса был осколком Казахского педучилища, впоследствии передислоцированного в Алма-Ату и ставшего основой для КазПИ, а ныне КазНПУ имени Абая. Стать учителем было детской мечтой Муслима, заветной, но так и не сбывшейся. Судьба направила одаренного студента в совершенно другое русло. Там же, в Ташкенте, был объявлен набор на подготовку кадров судебно-следственных работников для Средней Азии и Казахстана. Муслим решил попробовать себя в новом деле и с легкостью поступил в высшую юридическую школу Наркомюста (Народного комиссариата юстиции), где уже с первого семестра обучения показал отличный результат.
Очередным испытанием стало начало Великой Отечественной войны, оно в буквальном смысле разрезало его жизнь на “до” и “после”. Не успев окончить высшую школу, Муслим одним из первых из своего окружения подал документы в военкомат, и после прохождения ускоренного курса радиста-разведчика его направили в самое пекло. Тогда, в 1941 году, в Союзе мало кто представлял, что такое война и насколько неподготовленной к ней окажется страна. И причина вовсе не во внезапности нападения немецко-фашистских войск, а в отсутствии кадров и безграмотном руководстве на фронтах. Нередко из-за несуразицы должностей лишались опытные боевые офицеры, на место которых приходили совершенно несмыслящие в военном деле “эксперты”, загоняющие людей под пули врага. Но кто об этом знал тогда?
Глаза девятнадцатилетнего Муслима горели, ведь он - радист-разведчик - не отсиживался в тылу, а был направлен на передовую, в Керчь. То самое место, которое вошло в историю как место одной из крупнейших катастроф Советского Союза за все время ВОВ. Это была настоящая бойня, поскольку на открытой местности фактически без какой-либо защиты оказалось около 250 тысяч советских солдат. Опрометчивое и излишне самоуверенное командование того фронта готовило атаку и поэтому не сочло нужным тратить силы на создание каких-то оборонительных сооружений. Вот что о тех событиях писали журналисты, побывавшие на полуострове.
“Войск было повсюду вблизи передовой так много, что само их количество как-то ослабляло чувство бдительности. Никто не укреплялся, никто не рыл окопов. Плотность войск, подогнанных Мехлисом (по мнению экспертов, именно на нем лежит вся ответственность за Керченскую катастрофу. - Ред.) к переднему краю, была чудовищная. Каждый немецкий снаряд, каждая мина, каждая бомба наносили нам огромные потери. В километре-двух-трех от передовой все было в трупах”, - вспоминал свой приезд на полуостров военный корреспондент Константин Симонов.
Это одна из причин, которая привела не просто к отступлению, а беспощадному уничтожению - немцы устраивали ковровые бомбардировки, от которых солдаты могли закрыться лишь плащ-палатками - операция “Охота на дроф”. Всего за неделю операции погибло более 160 тысяч советских военных и десятки тысяч оказались ранены - в их числе был Муслим Нусенов.

Как позже рассказывал солдат, ранение было тяжелейшим, но именно оно спасло радисту-разведчику жизнь. После очередного авианалета осколочным Муслиму раздробило ногу. Возможно, это ранение могло привести к летальному исходу, если бы не санитарка, которая буквально на себе вытащила разведчика из воронки. Женщина оказала Муслиму первую помощь и погрузила его в отплывающую с пристани баржу. О судьбе той санитарки и оставшихся на полуострове солдат можно только догадываться. Из сухих фактов известно, что в течение последующих нескольких дней Крымский фронт в Керчи был полностью разгромлен и прекратил свое существование.
Раненый солдат был госпитализирован в город Пятигорск, где ему провели первую ампутацию. Потом Муслима перевезли в Баку, где из-за развивающейся гангрены пришлось проводить вторую ампутацию уже выше колена. Нужно понимать, что для молодого юноши потеря конечности - это травма не только физиологическая, но и сильнейший психологический шок. Но! Он не пал духом, нашел в себе силы и мужество продолжать жить, пусть и с определенными физиологическими особенностями.

Человек с большой буквы
Муслим вернулся домой в город Чирчик (Узбекистан), где его ждала не только мать, но и будущая спутница жизни Далихан. Их судьбы во многом очень схожи, ведь семье девушки также пришлось мигрировать из Казахстана и искать возможность для существования. Далихан также росла без отца, этот долг лег на плечи старшего брата девушки Акрама, который успел благословить молодых перед тем, как сам ушел на фронт. Спустя некоторое время после возвращения с фронта Муслим и Далихан решили создать свою ячейку общества. Если быть более точным, это решение приняли их матери, но и молодые были не против. Как показало будущие, вместе им удалось добиться больших успехов и создать по-настоящему счастливую семью.
Муслим продолжил обучение в юридической школе, после чего пошел работать секретарем судебного заседания. Чуть позже, параллельно с работой, он в заочном формате обучения окончил Ташкентский юридический институт. Уже тогда о Муслиме сложилось мнение как о человеке справедливом и законопослушном, что позволило ему стать народным судьей в Арысском районе, а позже, в 1954 году, его назначили председателем народного суда Сайрамского района.
За сравнительно небольшой по меркам советского времени срок работы - 12 лет - Муслим заработал авторитет справедливого судьи, за что его уважали как коллеги, так и жители района. Это, пожалуй, и есть главная оценка качества работы и усердия, с которыми он подходил к своим обязанностям. Быть судьей непросто, и выдержать такую профессию дано не каждому человеку. Ведь в ней нужно осознавать, что именно от твоего решения зависят судьбы десятков и сотен людей. Малейшая недоработка может привести как к осуждению невиновного, так и к освобождению преступника. Муслим выдержал и этот экзамен, преподнесенный судьбой.
Вместе с трудовым стажем росла и семья Нусеновых. Понятно, что здесь свой отпечаток оставили и суровые будни их матерей-вдов, и голодные годы, и ряд других объективных факторов. Так, один за другим у них родились 10 малышей - семь дочерей и три сына. Помимо этого и без того немаленькая семья приняла многих детей, которых воспитывали как своих родных.

Муслим продолжил судейскую практику, следующие 16 лет он служил стране в должности председателя суда Сарыагашского района. Всего в судебной системе он проработал около 40 лет, за что первый среди народных судей был удостоен звания “Заслуженный юрист КазССР”. Пришел пенсионный возраст.
Несмотря на то, что как коллеги, так и общественность хотели, чтобы Муслим продолжил свою трудовую деятельность, после 60-летия он сдал рабочее удостоверения и ушел на заслуженный отдых. Сделал он это отнюдь не потому, что устал, наоборот, в нем кипела кровь, и Муслим был готов работать еще не один десяток лет. Но такой ход событий противоречил бы установленному порядку и закону, к которому он призывал всю свою сознательную жизнь. Поступить так означало предать свои же принципы, а этого себе позволить он не мог.
Муслим никогда не говорил о тех трудностях, которые вызывала его инвалидность, а они, несомненно, были. Даже современные протезы, созданные из облегченных и высокопрочных материалов, приносят их обладателям неудобства и физическую боль. В те времена протезирование было слаборазвитым, а сами протезы весили до 20 килограммов. Но, как он написал в своей книге, посвященной самым дорогим людям на свете: “Я не ощутил, что у меня нет ноги. За всю жизнь две святые женщины - моя мать и моя супруга - не дали ощутить, что я калека”.
За свои подвиги в годы Великой Отечественной войны Муслим Нусенов награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны I и II степеней, медалями “За победу над Германией”, “Маршала Жукова”, многими юбилейными медалями и почетными знаками. Но главной наградой стало сохранение рода. К столетнему юбилею Муслим оставил большое наследие - Байтерек, который из двух сирот разросся до размеров мощного древа Нусеновых.

Жизненный путь Муслима Нусенова весьма показателен и должен служить современной молодежи своего рода хрестоматией, которая учит справедливости, отваге, силе, смелости, а главное - умению оставаться человеком, невзирая ни на какие соблазны и препятствия.



Статья опубликована в №043, от 26.04.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Закаленный судьбой".

Поделиться