Специальная избирательная операция

В рубрике Мир - 2022-04-26

Согласно первым обнародованным итогам голосования, во главе Франции в 2022-2027 годах останется прежний Президент Эммануэль Макрон. Несмотря на напряженную гонку во втором туре, его соперница Марин Ле Пен не смогла мобилизовать в свою поддержку ни левых, ни колеблющихся, ни отказников, пишет “Коммерсант”. Предварительный подсчет голосов дал ей лишь 42,40 процента против 57,60 у Президента

Сторонники Эммануэля Макрона празднуют победу на Марсовом поле у подножия Эйфелевой башни. В штабе Марин Ле Пен, расположившемся в одном из павильонов в Булонском лесу, царит уныние. Кандидат “Национального объединения” планировала в случае победы устроить автобусный парад в Париже, теперь автобусы пригодятся, чтобы развезти ее сторонников по домам. Ожидался ли такой итог? Отчасти да.

Предвыборная борьба начинается с войны плакатов. Из кандидатских шеренг у избирательных участков в последнюю неделю остались только двое - Марин Ле Пен и Эммануэль Макрон. Официальные слоганы у первой: “Для всех французов”, у второго: “Мы все Эммануэль Макрон с нами” (знаки препинания по вкусу). Неофициальные написаны уверенной рукой поверх. Самый популярный: Ni Le Pen, ni Macron, Ni patrie, ni patron - “Ни Ле Пен, ни Макрон. Ни мать, ни патрон”.

Узнаем руку леваков Жан-Люка Меланшона, для которого что один, что другая - враг. Но роскоши “ни-ни” меланшоновцы себе позволить не могут. Накануне в сетях публиковали карикатуру. Три способа проголосовать за Ле Пен: собственно проголосовать, опустить в урну пустой бюллетень, пойти в воскресенье на рыбалку. Соответственно, все две недели между первым и вторым турами выборов штабы кандидатов только и делали, что обхаживали левый электорат, родив в нем гордое ощущение (отчасти оправданное), что это они сегодня выбирают Президента Франции.

Чтобы держать своих сторонников в тонусе, их кумир Меланшон предложил им, раз не вышло сделать его Президентом, избрать его Премьер-Министром. Должность эта, понятно, невыборная. Но если на следующих, парламентских, выборах левые возьмут реванш у партии власти и захватят нижнюю палату, Президенту может остро понадобиться левый Премьер-Министр. Такие случаи бывали в истории Франции, это называется “сосуществованием”.

Пять лет назад в ходе такого же финала Эммануэль Макрон был избран, получив во втором туре 66,10 процента голосов и опередив Марин Ле Пен с ее 33,90 процента. На этот раз накануне голосования разрыв обещали меньше, хотя и в пользу Эммануэля Макрона. Но хотя в победители прочили именно его, страна отчетливо делилась пополам. Если же учитывать, что многие должны были сегодня голосовать не за Макрона, а против Ле Пен, люди, поддерживавшие Президента, справедливо чувствовали обеспокоенность и даже страх.

Это напряжение отчетливо чувствовалось на улицах и на избирательных участках, где французы не только вставали в очереди, но и совсем не на вежливый французский манер ворчали друг на друга.
На одной улице встретился военный патруль, давно уже невиданый в столице. Воскресенье выдалось неспокойным. Во Франции произошло два теракта. В городе Блуа злодей был застрелен, когда напал с ножом на полицейских, а в Ницце молодой парень ранил священника и монахиню. Вроде бы эти события должны были подтолкнуть к голосованию за правых. Но если в первом случае нападающим был марокканец, приехавший учиться во Францию, то во втором - француз, да еще и крайне правый, сторонник партии Марин Ле Пен, который к тому же утверждал после ареста, что намерен был “убить Макрона”. Судите сами, что делалось в эти дни в умах французов. Социальные сети были полны предсказаниями, причем все так яростно спорили между собой, как будто бы посты точно так же улетали в урну в ожидании подсчета голосов.

Помнится, как еще с полгода назад во Франции серьезно обсуждали возможность того, что во французские выборы вмешаются русские.
Сначала казалось, что это возможно, но маловероятно: какое дело России до здешних выборов... Но к последним предвыборным месяцам вмешательство стало очевидным. Правда, оно оказалось совсем не таким, как ждали, а хуже. “Специальная военная операция” против Украины и угрозы в адрес НАТО, звучавшие со стороны Франции, превратили политиков, хоть как-то и когда-то высказавшихся в поддержку России и ее Президента, в “лакеев Кремля”. Пострадали от этого и Эрик Земмур, и Жан-Люк Меланшон, и Валери Пекресс, и, конечно, главный претенден на президентский реванш Марин Ле Пен. У сторонников Эммануэля Макрона было сколько угодно возможностей упрекать ее чуть ли ни в продажности. Ведь в 2015 году ее партия, тогда еще “Национальный фронт”, заняла девять миллионов евро у Первого чешско-российского банка и до сих пор не расплатилась по кредиту.

Наметившиеся перебои с сельскохозяйственной продукцией или энергоносителями не удалось поставить в вину Президенту Макрону - он легко переадресовал их на Москву, ведущую военные действия на Украине. Удар, нанесенный крылатыми ракетами по целям в Одессе в день перед голосованием, как и последовавшая за этим весьма эмоциональная пресс-конференция украинского Президента Владимира Зеленского также обернули дело не в пользу России и ее потенциальных сторонников во Франции. В общем, “Ъ”, предположивший еще 13 марта, что Эммануэль Макрон “въедет во дворец на русском танке”, оказался прав.


Статья опубликована в №043, от 26.04.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Специальная избирательная операция".

Поделиться
Следуйте за нами