Мой герой должен быть интересен для зрителя...

В рубрике Культура - 2022-04-21

Ольга Шишанова

Ему одинаково подвластны классические партии и танцевальные па в современном балете. Однако зрители любят его не только за их безупречное исполнение, но и за необычные образы, которые ведущий солист столичного театра “Астана Балет” Илья Манаенков создает на сцене, справедливо претендуя на роль характерного героя

- Илья, после просмотра спектакля с вашим участием у многих наверняка создается впечатление, что вам больше всего близки характерные персонажи. Не Принц, не Злодей, а совершенно неожиданный для всех герой. Так ли это?
- Да, есть такое. Вот, например, Кукольник из спектакля “Козы-Корпеш и Баян-Сулу” - это совсем другая роль, он ломает стереотипы и стирает границы своими проявлениями на сцене. Да так, что сам порой удивляешься - надо же, как оно произошло?! Но прежде чем прийти к этой роли, ты все-таки должен получить шанс - и не всякому танцору он выпадает. Иногда бывает, что во время репетиций, проб в тебе могут не заметить нечто необычное, но если хореограф опытный профессионал, тогда - да, тебе повезло, ты сможешь открыть в себе новые грани.

- Назовите, пожалуйста, несколько таких позиций или партий, которые оказались в вашей карьере столь же необычными, как Кукольник.
- Мне было интересно танцевать в миниатюре “Балбырауын”. Потому что у этого танца есть история, это наследие казахского хореографического искусства. Я был рад познакомиться с частью казахской культуры и принять в ней участие. Потом - роль Фараона в балете “Арканы Судьбы”. Она тоже стала для меня необычной не только из-за хореографии, но и по своему стилю воплощения и неординарности костюма. Вы знаете, что одежда, в которой артист выступает на сцене, должна не только соответствовать задумке хореографа, воплощать видение художника-постановщика, но и позволять танцору легко двигаться по сцене. То есть буквально, чтобы ты не чувствовал, что ты во что-то одет. Ну и, повторюсь, конечно, это роль Кукольника.

- Вы являетесь ведущим солистом столичного театра “Астана Балет”. Это звание ко многому обязывает...
- Я попал в труппу театра “Астана Балет” в 2016 году по рекомендации Рикардо Амаранте - приглашенного хореографа театра. До этого в течение трех лет работал в Королевском балете Фландрии, где исполнял сольные партии в балетах “Спящая Красавица”, “Дон Кихот”, “Ромео и Джульетта”. А звание ведущего солиста получил примерно через год после моего приезда сюда - мне тогда сказали, что я не просто танцор балета, но должен “вести” спектакль за собой. На тот момент, кстати, я много танцевал в неоклассических постановках. Что же касается классических партий, то спустя год после моего прибытия в театр я уже танцевал здесь Принца из балета “Щелкунчик”.

- Разницу при исполнении классики и модерна сильно ощущали?
- Да. И в первую очередь это видно по одежде, это проявляется в сценическом костюме. Если в классике это белое трико, в которое ты затянут, то, когда танцуешь A Fuego Lento хореографа Рикардо Амаранте, на тебе - черные брюки. Разница при этом огромна - в первом случае ты будто весь на ладони, зритель видит и оценивает тебя со всех сторон, и ты попросту не имеешь никакого права на то, чтобы разочаровать его. При этом ты обязан так показать, скажем, своего Принца из “Щелкунчика”, чтобы он стал моментально всеми и всегда узнаваем.
А вот во втором случае, танцуя неоклассику, ты, хотя также стремишься исполнить все наилучшим образом, все равно чувствуешь себя свободнее.

- Илья, если коснуться воплощения вами эмоций ваших героев, что вам проще передать, а что - сложнее: классический образ или все-таки более современного героя?
- Если говорить о ментальной передаче, то во время исполнения классической партии передать чувства и мысли моего героя все-таки сложнее. Ты не можешь отступить от общепринятого классического канона, к которому обязан стремиться. Да и технически движения должны быть точно так же выверены.
Тогда как, танцуя неоклассику, ты легче вживаешься в образ, но вот физически, конечно, приходится порой тяжелее. Тут ты работаешь больше телом, хотя, конечно, при этом также необходима передача эмоций, все же это не классический балет, исполняя который, ты должен подвести своего зрителя к сильнейшему сопереживанию происходящего на сцене часто лишь несколькими движениями или мимикой.

- Тогда расскажите, пожалуйста, какие из всех ваших партий оказались для вас наименее сложными, а какие не можете забыть до сих пор.
- Для меня важными являются три роли, исполнение которых я никогда не забуду. Первая запомнившаяся для меня партия - из спектакля A Fuego Lento, потому что там я впервые танцевал на протяжении всего балета и был одновременно ведущим исполнителем. Было тяжело, но мне это нравилось. Второй значимой ролью стал мой танец в In the Middle, Somewhat Eleveated хореографа Уильяма Форсайта. Сколько себя помню, я всегда мечтал танцевать в этом балете. Еще будучи школьниками, мы с придыханием произносили имена знаменитых балетмейстеров - Форсайта, Дуаты, Киллиана. И вот, спустя два года после моего приезда в Казахстан, моя мечта исполнилась, что меня очень вдохновило. И, наконец, третье, что стало для меня важной профессиональной вехой, это моя сольная партия Ферхада в балете Юрия Григоровича “Легенда о любви”. В ходе ее подготовки, репетиций мне приходилось выкладываться очень сильно, причем как физически, так и морально, в рекордно короткие сроки добиваясь нужного результата. Но я всегда считал и считаю, что мой герой должен быть интересен для зрителя, должен его зацепить, запомниться...

Нур-Султан


Статья опубликована в №041, от 21.04.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Мой герой должен быть интересен для зрителя...".

Поделиться