Вы - казахская Фаина Раневская!

В рубрике Культура - 2022-04-14

Ольга Шишанова

Бессмертный балет Георгия Ковтуна “Козы-Корпеш и Баян-Сулу”, показ которого снова должен состояться на сцене столичного театра “Астана Балет”, выявил множество неоднозначных партий, среди которых, олицетворяющих собой дикую силу природы, запомнился образ Волчицы. Исполнительница ее роли - первая солистка театра “Астана Балет” Ансаган Кобентай -любезно согласилась ответить на вопросы журналиста “НП” в эксклюзивном интервью

- Ансаган, в чем заключается самовыражение роли Волчицы, которую вы сыграли в спектакле “Козы-Корпеш и Баян-Сулу”? Что дала вам эта роль? Что, может быть, забрала?
- Мне нужно было эту партию не просто станцевать, а прожить внутри себя. И, знаете, постановщик Георгий Ковтун очень прочувствовал ее как драматург. А для меня Волчица - это как олицетворение мудрости той природы, что нас окружает, и которую мы привыкли воспринимать как “дикую” - ведь есть такое понятие, что волки не церемонятся. Они не жалеют свою добычу. Но в то же время у волков есть стая, есть своя строгая иерархия, свои внутренние правила, которые удивительно сочетаются с их природной дикостью и свободолюбием. Моя же Волчица очень тронула меня тем, что она оправдала Кодара, особенно учитывая то, что не только для человека, но и для животного потеря - это боль. Пусть животные не всю жизнь несут эту боль с собой, может, в какой-то момент они ее и преодолевают, но все равно она оставляет отпечаток. И в этом случае отсутствие Волчицы как матери и есть причина того огромного потенциала боли Кодара и агрессии, его неумения любить. Потому что, как оказалось, он может даже любя убить. А мать всегда переживает за своего ребенка, где бы он ни был, тогда как ей волею судьбы пришлось осознать и принять, что она оставляет своего сына и ее больше с ним рядом не будет. И вот этот момент ее дикого отчаяния, ее внутреннего надлома, но и заботы цепляет больше всего, хотя она не теряет силы и бесстрашия. Причем все эти ее качества распространяются не только на ее ребенка, но и на всю волчью стаю. И для меня было в удовольствие танцевать столь цельный и необузданный характер - я могла выключить в себе человека, отдавшись природной ипостаси, инстинктам. И я очень благодарна Георгию Ковтуну, что он нам, артистам, дал большое поле для самовыражения, отметив, что мы - его живые краски, которые должны показать себя во всей своей настоящей красе, выплеснув на сцену в танце внутреннее “я”.

- Вашими партнерами в роли Кодара были разные артисты - Ерканат Ермагамбет и Байхадам Тунгатаров. Разницу ощущали?
- С Ерканатом я танцевала на премьере этого балета, и после этого он стал мне ближе и понятнее, хотя я и без того отношусь к нему тепло, как к младшему брату. Но дело не только в этом - все это происходит не специально, а скорее на бессознательном уровне. Да и вообще я считаю, что спектакль “Козы-Кореш и Баян-Сулу” не прост - я бы назвала его кармическим.
Тогда как с Байхадамом мы готовили свои партии взаимодействия совсем недавно, но с этим артистом я сотрудничаю на сцене очень давно. Так что, как ни странно это прозвучит, мне с Байхадамом было легче - мы близки с ним в балетной пластике. Но в Кодаре Ерканата, повторюсь, есть истинная передача образа дикого волка. Я до сих помню свои ощущения от премьерного спектакля, во время которого благодаря хореографии или сложившейся все-таки химии у нас с Ерканатом были “нотки” исполнения, которые совпадали просто идеально. Был момент, который меня даже довел до слез, то есть мне не приходилось и танцевать - я просто жила в этом спектакле, полностью погрузившись в свою Волчицу. Все происходило само по себе, складывалось и выплескивалось, как должно. Немаловажную поддержку оказал и Ковтун, который как профессионал всегда отталкивается от тела артиста, от того, что тот может ему дать на сцене, от импульса, исходящего от танцовщика. Он буквально вытаскивает из нас внутреннюю суть, после чего мы “просыпаемся” на сцене уже абсолютно другими.

- Кто еще из ваших героинь вам настолько же близок, как Волчица из “Козы-Корпеш и Баян-Сулу”?
- Наверное, это партия Мачехи в балете “Золушка”. И тут все просто - я очень люблю актрису Фаину Раневскую, которая играла эту роль в одноименной сказке. Вот и я старалась соответствовать. Более того, для меня этот персонаж тоже неоднозначен в своих проявлениях - Мачеха не так проста, как кажется на первый взгляд. Ведь она очень жадная до жизни, ловка в манипуляциях, не терпит рядом с собой соперников и обладает чувством превосходства над своим окружением. Однако вместе с тем она настолько неуклюжа и порою глупа, что это не может не вызывать юмористической реакции на все, что бы она ни делала. Да и вообще перед каждым исполнением этой роли у меня вошло в привычку пересматривать мультфильмы и сказки по этой теме, таким образом освежая в памяти и заново вживаясь в эту роль. И самым большим комплиментом после очередного исполнения этой партии стали слова зрителей, которые дождались меня по окончании спектакля и заявили, что я - казахская Раневская. Я была очень счастлива.

- Ансаган, у вас потрясающая пластика даже для балерины. Это свойственно вам от природы, это результат многочасовых репетиций или?..
- Как артистка, наверное, я знаю над чем надо работать, куда надо стремиться в своей профессии, тем более что есть классические каноны, на которые ты стараешься равняться. Но для меня главное то, что сцена для меня как океан, и я чувствую на ней себя буквально, как рыба в воде. Когда я выхожу на сцену, у меня появляется чувство удивительного уплотнения воздуха вокруг, все размывается, и тогда остаются только я и та история, в которой я должна буду сейчас проживать. А еще - музыка.

- И традиционный вопрос - каковы планы на будущее? Каких новых балетных партий ждать в вашем исполнении?
- Совсем скоро ожидаются большие гастроли нашего театра в Алматы. Я буду исполнять партии в таких балетах, как “Козы-Корпеш и Баян-Сулу”, “Арканы судьбы”, где танцую Луну. Конечно же, будет представлен спектакль “Султан Бейбарс”, где я исполняю роль китайской наложницы. И, наконец, в “Наследии Великой степи” я занята в номере “Асем Коныр” - это танец сильных женщин, и он мне также очень близок по духу. Так что вот все эти партии я буду снова готовить, искать в них что-то новое, более глубокое, в том числе и возможность очередного перерождения на сцене.

Нур-Султан


Статья опубликована в №038, от 14.04.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Вы - казахская Фаина Раневская!".

Поделиться