Самый гуманный суд в мире

В рубрике Исследования - 2022-04-12

Александр Волков

Приговоры участникам январских событий вызывают все больше вопросов
Январские события надолго останутся в памяти как алматинцев, так и всех казахстанцев. Террористическая угроза - дело прошлого. Но каким будет будущее, ведь многие из тех, кто в те дни решился хайпануть, хапнуть, пограбить и подзаработать на трагедии, сегодня получают номинальное наказание. К чему может привести такой сценарий?

Задержан -
не значит, что вор
Прошло ровно три месяца после того хаоса, который в начале года накрыл южную столицу. Это на самом деле очень большой срок, которого должно быть достаточно для того, чтобы предать суду тех, кто бесчинствовал на улицах Алматы. Однако сейчас общество продолжает находиться в неведении. Последнее сообщение о вынесенных приговорах датируется 5 марта, о первом сообщили чуть раньше - 21 февраля. Тогда стало известно, что суд в Алматы приговорил двух жителей Алматинской области к пяти годам тюрьмы каждого. Их осудили по статье “Хищение либо вымогательство огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств”. Статья серьезная. Но насколько соизмеримо наказание? Разберем этот приговор чуть ниже.
Как уже было сказано, следующая порция информации озвучена в начале марта. Тогда городской суд сообщил о вынесении приговоров по 41 уголовному делу. Причем подавляющее большинство - это ограничение свободы с учетом смягчающих обстоятельств.
“К этим обстоятельствам относятся раскаяние, признание вины, возмещение в добровольном порядке материального ущерба - кто-то в денежном эквиваленте, кто-то возвращает товар в нераскрытой упаковке. Для большинства подсудимых это первое уголовное дело в их жизни, и у многих на иждивении есть малолетние дети или престарелые родители. Эти обстоятельства суд учитывает и назначает ограничение свободы с установлением пробационного контроля”, - пояснил пресс-секретарь Алматинского городского суда Абай Жарылкасын.
Но насколько уместны в этом случае смягчающие обстоятельства? В те дни все здравомыслящие люди были озадачены лишь одной мыслью - как уберечь свою семью от террора, насилия и беспредела. Ведь было много эпизодов по угону машин, грабежам. В свою очередь, оказалось немало и тех, кто просто стал заниматься мародерством.
На тот момент по делам январских событий в Казахстане приговорили 62 человека. При этом напомним то, что известно: правоохранительные органы взяли в разработку около 8000 административных дел и около 700 уголовных. Уже в январе возбудили 44 уголовных дела по актам терроризма, 15 - по убийствам, шесть дел - по фактам пропаганды и призывам к захвату власти. Чуть позже число расследуемых генпрокуратурой уголовных дел значительно сократилось, что вполне логично, ведь под задержание попали не только причастные к беспорядкам, но и случайные люди. Это, несомненно, радует, ведь цель заключена вовсе не в том, чтобы посадить как можно больше людей, а отделить виновных от невиновных. Для чего на самом деле у следствия достаточно материалов. Ведь, несмотря на то, что бунтари разбивали камеры уличного наблюдения, сохранилось много записей-вещдоков с камер, которые работали непосредственно в магазинах и организациях, подвергшихся вторжению. Так что же с теми, кто виновен?

По минималке
Если посмотреть на те приговоры, которые уже оглашены, создается весьма неоднозначное впечатление: как будто в Казахстане действует самый гуманный суд в мире. С одной стороны, мародеры и преступники нанесли колоссальный ущерб. По официальным данным, в ходе январских событий в восьми регионах страны пострадало 42 здания государственных органов. Это города Алматы, Шымкент, Алматинская, Жамбылская, Кызылординская, Атырауская, Актюбинская и Восточно-Казахстанская области. При этом общая сумма ущерба составила около 30 миллиардов тенге. Помимо этого также пострадало имущество 1630 субъектов МСБ с заявленной суммой ущерба около 38,6 миллиарда тенге. Отражают ли эти цифры действительность? Сказать сложно, а судя по тому, что происходило в Алматы, и тем встречам, которые редакция проводила с представителями МСБ, сумма нанесенного ущерба гораздо больше. И потом, все это - потери материальные. Но ведь есть и жертвы. Только по официальным данным, по меньшей мере 227 человек погибли и более тысячи получили ранения. И именно здесь возникает вопрос: где вынесенные решения по этим делам? Повторим, прошло полных три месяца.
Озвученные приговоры позволяют предположить, что настоящие убийцы, насильники и закоренелые преступники попросту уходят от правосудия либо суд очень мягко относится к этим людям.
Конечно, нельзя исключать и того, что первым делом были вынесены приговоры по наиболее “простым” делам, где преступники попали на камеры наблюдения, что, собственно, и является неопровержимой уликой. Вкупе с признанием вины дела расследуют быстро. Но если так, то где решения по тем же эпизодам с насилиями и убийствами? Ведь они также должны были попасть в объективы камер... Однако из наиболее тяжелых статей прозвучало лишь “хищение оружия”, но даже здесь прослеживается след некой странной лояльности.
В частности, “Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств” раскрывает статья 291 УК РК. Так, согласно ч.1 указанной статьи (она самая легкая), “хищение либо вымогательство огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств” наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.
Ее можно было применить, если бы вор залез в магазин в одиночку. Но мы не видели не одной записи, чтобы кто-то атаковал оружейные магазины или также отделения КНБ/МВД в одиночку. Из имеющихся в открытых источниках данных, во всех случаях был обратный сценарий, когда к тому же оружейному магазину подъезжали 10-20 бравых ребят, которые попросту отодвигали охрану в сторону. То есть речь идет о нападениях группой лиц.
Таким образом, суд должен был применить более тяжелые пункты статьи 291 УК РК, в частности п. 3 “Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены (подпункт 3) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. А также (подпункт 4) - группой лиц по предварительному сговору”. Наказываются лишением свободы на срок от пяти до 12 лет с конфискацией имущества или без таковой.
Если же было и насилие, то это уже п. 4 и, соответственно, срок от восьми до 15 лет.
Вряд ли осужденные, которые ранее незаконным образом завладели оружием, планировали в дальнейшем оттачивать свое мастерство где-нибудь в тире. И все же им назначили минимальный срок.

Домашние
каникулы
В целом наблюдается тенденция некой обобщенности в выборе наказания. В сухом остатке озвученные приговоры можно условно разделить на две группы. В первую попали те, кто ранее уже бывал в местах не столь отдаленных - они получили реальные сроки. Во вторую группу попали те, кто ранее не засветился (что вовсе не означает, что они не совершали противоправных действий) - получили сроки ограничения свободы.
О том, что ограничение и лишение свободы - это далеко не одно и то же, мы уже писали ранее. Напомним. Лишение свободы (понятно из формулировки) - человек попадает в тюрьму или колонию-поселение. В свою очередь, ограничение - это нахождение человека дома, пусть и с определенными “неудобствами”.
“Ограничение свободы состоит в осуществлении за осужденным надзора по месту его жительства специализированным органом без изоляции от общества сроком от одного года до пяти лет. В случае замены иного наказания ограничением свободы оно может быть назначено на срок менее одного года. Суд, назначая наказание в виде ограничения свободы, возлагает на осужденного исполнение обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы и учебы без уведомления специализированного органа; не посещать определенные места; в свободное от учебы и работы время находиться дома; не выезжать в другие местности без разрешения специализированного органа. Суд может возложить на осужденного к ограничению свободы исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению”, - УК РК.
Такое “наказание” может иметь самые разные последствия.
Если человек прежде вел себя асоциально, а, скорее всего, те, кто попал на скамью подсудимых, вряд ли были пай-мальчиками (в противном случае их бы там не было), то, находясь на контроле, он действительно может пересмотреть свой образ жизни. В это нужно верить. И потом, такому наказанию, несомненно, должны быть рады все домочадцы, ведь они получат примерного члена семьи.
Но может быть и обратный эффект: получив “ограничение”, подсудимый решит, что он ушел от наказания и попросту обвел вокруг пальца всю судебную систему. В таком случае нет никаких гарантий, что после окончания срока такой персонаж не вернется к прежним привычкам.
Здесь попросту недопустимо смотреть на дело так, как будто расследуется типичное правонарушение. Одно дело, когда речь идет о каких-то хулиганских действиях или банальном воровстве. Но в этом случае люди залазили в оружейные магазины, громили элитные магазины одежды и парфюмерии, будучи уверенными, что полиция не приедет. Даже при таких исходных для культурного человека отсутствие контроля не является поводом для того, чтобы преступить черту закона. Мы же наблюдали обратное - мародеры подходили к процессу грабежа весьма выборочно. В открытых источниках много видеоматериалов, из которых видно, что воры вели себя вальяжно, выбирая, что прихватить, а что оставить. Можно ли такое поведение списать на состояние аффекта - вопрос риторический. Конечно, нет! Когда люди вламываются через витрину магазина с заранее заготовленными (а может, и украденными) чемоданами, то, скорее всего, они четко понимали, на какие риски идут. И если это не остановило их тогда, почему закон должен относиться к ним снисходительно сейчас?
Конечно, если человек украл несколько плиток шоколада, а в январских событиях были и такие эпизоды, то подобное наказание можно считать объективным. Такие люди вряд ли могут представлять угрозу для общества. Гораздо важнее знать, как сложилась судьба тех, кто буквально зверствовал. Но либо им удалось уйти от руки правосудия, либо на этом этапе им по каким-то загадочным причинам не торопятся выносить приговоры.



Статья опубликована в №037, от 12.04.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Самый гуманный суд в мире".

Поделиться
Следуйте за нами