Шторм перемен

В рубрике Новость дня - 2022-04-07

Мадина Меирманова

Нефть для Казахстана - одна из важнейших статей дохода. Мы настолько привыкли оглядываться на цену барреля, что экономика просто разучилась существовать без нефтяной и “квазинефтяной” подпитки - интервенций в бюджет из Нацфонда. Нефть же и держит инвестиционные рейтинги страны на хорошем уровне.
Но все плюсы от сырья могут закончиться, если есть проблемы с ее доставкой покупателям. Станет ли авария в Новороссийске большой экономической проблемой для Казахстана? Попробуем разобраться

WELAR


Авария 22 марта в порту Новороссийска на двух выносных причальных устройствах вызвала головную боль нефтяников: начались перебои с отгрузкой нефти. Новороссийск - важнейшая точка Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). И ключевая - для экспорта казахстанской нефти. Собственно, весь проект КТК можно считать “проказахстанским”, хотя бОльшая его часть проходит по территории РФ: он был построен для вывода углеводородов из западных регионов Казахстана (Тенгиз, Кашаган, Карачаганак) на морские терминалы. В прошлом году 78,4 процента всей экспортированной нефти (53 из 67,6 миллиона тонн) ушли на внешние рынки через КТК. Да, российская нефть в трубопроводе тоже есть, но объемы ее сравнительно невелики. C 2001-го по 31 марта 2020 года включительно через эту нефтепроводную систему прошло более 662,7 миллиона тонн нефти, из них почти 578,2 миллиона - казахстанская нефть и только 84,6 - российская.

Вполне резонно, что проблемы на нефтеналивных терминалах вызывают большую обеспокоенность как у самих нефтяников, так и у Правительства Казахстана, для которого нефтяная сфера - донор республиканского бюджета. Доля нефтяных поступлений (как экспортная таможенная пошлина, так и трансферт из Нацфонда) - это треть всех бюджетных расходов.

Поэтому проблемы с транспортировкой донорского товара - это риск недополучения прибыли всей стране.

К слову, через территорию России проходит почти 95 процентов всей экспортируемой нефти.

Еще пять процентов приходится на альтернативные маршруты. Примерно 1,4 процента экспорта отправлено в Китай по нефтепроводу Атасу - Алашанькоу, 3,1 процента - по Каспийскому морю через порт Актау и далее по трубопроводу Баку - Тбилиси - Джейхан на средиземноморские порты. И еще немного ушло в Узбекистан.

В принципе, если будет потребность у покупателей в КНР, то Казахстан может нарастить поставки нефти на китайском направлении. Более того, сегодня Атасу - Алашанькоу используют только на 10 процентов: в прошлом году по этому нефтепроводу транспортировали менее миллиона тонн казахстанской нефти, в то время как пропускная способность нефтепровода - 10 миллионов тонн. А при строительстве промежуточных нефтеперекачивающих станций ее можно нарастить до 20 миллионов тонн в год.

Наращивание объемов в Баку - Тбилиси - Джейхан тоже можно рассматривать как вариант. Сейчас трубопровод использует примерно 60-70 процентов пропускной мощности (нефтепровод способен пропускать 1,2 миллиона баррелей нефти в сутки). Подавляющие объемы нефти в нем - азербайджанские. Казахстан влил в БТД в прошлом году только 2,1 миллиона тонн. Одна из ключевых проблем присутствия больших объемов казахстанской нефти в БТД - “узкое горлышко” на Каспии, а точнее танкерная перевозка нашей нефти до трубы в Баку. Почти 15 лет переговоров по строительству трубопровода по дну моря ничем так и не завершились. Поэтому-то отечественные логисты не торопились использовать это направление. Кроме того, как заявляли в Минэнерго РК, и потребности особой не было - уровень добычи невысок. Во-вторых, необходимо договариваться по ставкам транспортного тарифа в этой трубе. Видимо, теперь направление БДТ уже не будут игнорировать, дожидаясь “роста объемов производства” нефти.

Кстати, о производстве.
Авария в Новороссийске снизила объемы добычи черного золота. Больше всего просел Тенгиз, где сокращение добычи составило 37 процентов. Всего же, по данным Информационно-аналитического центра нефти и газа РК, суточная добыча нефти снизилась на четверть (примерно на 48 тысяч тонн) против показателей начала марта.

В Минэнерго, впрочем, не торопятся огорчаться, заявляя, что сокращение добычи нефти на 1,3 миллиона тонн (а именно эту цифру называют в качестве максимально возможной потери от аварии в новороссийском порту) “будет считаться частью компенсационного плана в рамках взаимодействия с партнерами по ОПЕК+”. “Казахстан к концу июня полностью компенсирует свои обязательства по ограничению добычи в рамках соглашения ОПЕК+”, - заявлено в сообщении ведомства.

Но не вполне ясно, во-первых, откуда взялась эта цифра. При 53 миллионах тонн в год экспорта по КТК за каждый месяц простоя Казахстан будет терять по 4,5 миллиона тонн...

А во-вторых, все эти цифры “спокойствия” приводят из расчета, что аварию устранят за три-четыре недели. Но гарантий того, что месяца хватит на ремонт порта, никаких.

Дело в том, что поврежденные плавучие шланги попали в перечень подсанкционных товаров. Как сообщал глава КТК Николай Горбань, отказано также “в поставке гидрокомпенсаторов, запчастей для шарниров, необходимых для вращения ВПУ (выносных причальных устройств. - “НП”) вокруг своей оси”. Более того, основные поставщики оборудования - компании Imodco, Blue Water и Gall Thomson Environmental Ltd. - известили КТК об отказе от дальнейшего сотрудничества с консорциумом и отмене запланированных ранее поставок.

Москва утверждает, что есть варианты замены импортных европейских шлангов и компенсаторов китайскими аналогами (в принципе, есть еще Иран с его тоже неплохими технологиями). Но контрактование и поставки могут занять гораздо больше времени, чем пара недель. Есть еще вариант наладить выпуск шлангов в России, тем более что, как заявляют в Фонде национальной энергетической безопасности РФ, технологии есть. Однако любое импортозамещение - процесс долговременный. И тут уже речь может идти не о месяце-двух, а, видимо, как минимум о полугоде.

Да, безусловно, нефть будет перенаправлена на другие маршруты. Но, как мы и говорили, вдоль них тоже немало трудностей, и они могут попросту не осилить “зависшие” объемы. А это огромные риски продления заморозки добычи на неопределенное время и, что самое страшное для экономики, риски недополучения доходов от нефти в то время, когда баррель стоит так заманчиво дорого (более 107 долларов).

Впрочем, запасы Нацфонда помогут стране выжить “без нефти”. Благо накоплено в национальной кубышке более чем достаточно - около 55 миллиардов долларов, а трансферт из Нацфонда в этом году - около восьми миллиардов.

Нур-Султан


Статья опубликована в №035, от 07.04.202* газеты "Новое поколение" под заголовком "Шторм перемен".

Поделиться