СЕМЕЙНОЕ ДЕЛО

В рубрике Анонсированные материалы - 2022-04-01

Аксинья Титова

По данным Министерства внутренних дел РК, ежегодно в Казахстане по ходатайствам органов опеки лишают или ограничивают права около одной тысячи родителей, а к административной ответственности привлекают около 40 тысяч человек. По состоянию на прошлый год на учете полиции состоит свыше семи тысяч неблагополучных семей, где воспитывают более 11 тысяч детей

С апреля 2019 года по инициативе МВД в республике законодательно ввели новый институт - медико-социальный учет несовершеннолетних и неблагополучных семей, состоящих на учете в полиции. Осуществление такого надзора возложено на местные исполнительные органы и заключается в оказании несовершеннолетним и неблагополучным семьям медицинской, психологической, социальной помощи, адаптации и реабилитации. Комплекс медико-социальных мероприятий осуществляется до выхода семьи из трудной жизненной ситуации и способствует обеспечению общественного контроля за семьями группы риска. При этом сотрудники полиции вносят ходатайства о лишении родительских прав только в исключительных случаях - когда другими способами исправить ситуацию невозможно. Что представляют собой такие случаи и не становится ли казахстанская ювенальная система угрозой семьям, оказавшимся в непростых жизненных условиях?

Как и за что?
Жестокие методы наказания детей в Казахстане не редкость: пару лет назад прогремела история жительницы Шымкента, которая так сильно избила своего семилетнего сына, что того госпитализировали в бессознательном состоянии.
У мальчика констатировали ушиб головного мозга, закрытую черепно-мозговую травму и ожоги на шее и лице. Неудивительно, что суд лишил нерадивую мать родительских прав, а ребенку оформили инвалидность и отдали на патронатное воспитание в другую семью.

В 2020 году рассмотрено всего одно дело по ст. 106 УК РК “Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью”. Это был случай, когда отец избил своего 13-летнего сына за кражу денег у дяди, и в результате такой “воспитательной работы” на следующий день ребенок скончался. С учетом признания подсудимым своей вины была заключена сделка с прокурором, и подсудимому назначили минимальное наказание в виде шести лет лишения свободы. Приговор вступил в законную силу.

В 2019 году казахстанцев потрясла еще одна история родительской жестокости. Жительница пригородного поселка Железнодорожного до смерти избила двухмесячного малыша. Женщину приговорили к шести годам лишения свободы.

К сожалению, защитить каждого несовершеннолетнего казахстанца от физического и психологического насилия в семье пока не представляется возможным. Огромное количество таких фактов остается без огласки из-за того, что о них попросту не заявляют. Детские крики за стеной соседней квартиры, которая ограждает нас от происходящего, принято списывать на “личные дела” каждой отдельной семьи.

Что касается ответственных органов, которым впоследствии приходится разбираться в семейных делах, то зачастую они принимают решение в пользу “семьи”, не лишая родителей их родительских прав даже в доказанных случаях насилия над несовершеннолетними. К примеру, мать, выгнавшая родную дочь на мороз, поспешила оправдать свой “проступок” тяжелыми жизненными обстоятельствами и попросила не забирать у нее детей. Якобы устала от свалившейся на нее ответственности, потому и отыгрывалась на детях. Повезло, что благодаря соцсетям и неравнодушным горожанам этот случай не прошел мимо органов опеки. С малышами и матерью работают психологи, а семью поставили на профилактический учет в отделение ювенальной полиции. Вопрос о том, лишат ли женщину родительских прав, все еще остается нерешенным, но пока они при ней.

Как сказано выше, каждый год по ходатайствам органов внутренних дел около тысячи родителей лишают родительских прав. Цифра не учитывает то количество насилия, которое осталось вне поля зрения правовых органов. При этом в ювенальной полиции практику лишения родительских прав называют неоднозначным вопросом.

Двоякий вопрос
На практике лишить права на воспитание ребенка могут по следующим причинам (ст. 75 Кодекса Республики Казахстан о браке (супружестве) и семье): если родители (один из них): уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе злостно уклоняются от уплаты алиментов; отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения), из организаций для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и иных организаций; злоупотребляют своими родительскими правами; жестоко обращаются с ребенком, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ним, покушаются на его половую неприкосновенность; злоупотребляют спиртными напитками или наркотическими средствами, психотропными веществами и (или) их аналогами; при совершении умышленного преступления против жизни или здоровья своего ребенка, супруга либо других членов семьи.

При этом лишение родительских прав возможно по указанным основаниям только при соответствующем поведении родителя, а его вину требуется доказывать в суде.

Однако бесспорным доказательством уклонения от выполнения родительских обязанностей является злостное уклонение более трех месяцев от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетнего ребенка (к примеру, если установлено, что у отца есть стабильный и немалый доход, который он скрыл от судебного исполнителя и не платит с него алименты). Впрочем, на практике, когда речь идет о лишении родительских прав, могут возникать спорные случаи.

Так, в январе прошлого года в центре адаптации несовершеннолетних оказались четверо детей, родные братья и сестры. Дети спокойные, воспитанные, одним словом, домашние. Органы опеки решили, что в казенном учреждении им будет лучше, так как в отчем доме нет ни угля, ни дров, но есть мама, которая одна растит шестерых детей.

Как рассказала мать семейства Мария Стрельцова в разговоре с волонтерами движения “Творим добро вместе”, жизненная ситуация их семьи оказалась непростой. Бывший муж никак не помогал в воспитании детей, сумма по алиментам накопилась просто гигантская: более шести миллионов тенге. Мужчина давно нигде не работал, судебные исполнители не могли ничего взыскать в счет накопившегося долга. Выйти на работу у Марии тоже не получалось: во-первых, некуда было пристроить двухлетнюю дочь, а во-вторых, работу в своем поселке женщина найти не могла. Семья жила только на адресную социальную помощь: это около 95 тысяч тенге, из которых 40 тысяч Стрельцовы отдавали за аренду жилья и коммунальные услуги. Оставшихся денег семье с шестью ребятишками на месяц хватало с трудом. Все деньги, как правило, уходили на продукты. При этом в злоупотреблениях алкоголем женщина замечена не была. Но, несмотря на это, семья находилась на учете в органах опеки. Получается, что забрать детей у матери на практике оказалось проще, чем изыскать деньги для многодетной семьи на покупку угля и дров.

Конечно, если родитель получает минимальную заработную плату или вообще не имеет дохода, не выполняет свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от него не зависящим, и в суде не доказано обратное, то говорить о лишении родительских прав по этому основанию нельзя. Однако существует ст. 127 Кодекса РК “Об административных правонарушениях”, в которой говорится о невыполнении родителями или другими законными представителями обязанностей по воспитанию детей. К слову, более 100 частных судебных постановлений обычно инспекторы выносят за нарушение закона именно по этой статье. По факту получается, что в некоторых случаях отсутствие средств по содержанию детей приводит к тому, что родитель попросту не может создать всех необходимых прописанных законом условий для содержания ребенка, вот и не справляется со своими обязанностями. Особенно если детей двое и более.

Поэтому говорить о том, что отсутствие определенных условий - как раз тот случай, когда ребенка можно изъять из семьи, достаточно спорно. И в идеале наши ювенальные органы должны оказывать поддержку семьям, которые в ней нуждаются...

Система
“с человеческим
лицом”
Изучая ту ювенальную систему, которая сегодня сложилась в Казахстане, общественники нередко задаются вопросом: а нужна ли стране система ювенальной юстиции по западному образцу? Это при том, что в нашей стране сложилась своя концепция развития этой системы. Сейчас в ней задействованы социальные работники, психологи, ювенальные адвокаты, ювенальная полиция, ювенальная прокуратура и, конечно, суд.

Примечательно, что первые специализированные межрайонные суды по делам несовершеннолетних в качестве экспериментальных образованы в городах Астане (Нур-Султан) и Алматы в 2007 году. В других регионах ювенальные суды образованы позже, в 2012 году. Изначальными задачами этого суда было: обратить внимание на несовершеннолетнего, принять меры к выявлению причин его вовлечения в преступную среду, поставить вопрос об устранении этих причин, применить такие меры наказания, которые не повлекут за собой вовлечение детей и подростков к правонарушениям в последующем.

Сегодня отечественные ювенальные суды рассматривают уголовные, гражданские и административные дела, касающиеся детей. Следуя гуманизации уголовной политики, суды стали меньше применять в качестве меры наказания лишение свободы, в частности, к лицам, впервые совершившим преступления, преступления небольшой и средней тяжести, а также к несовершеннолетним. Конечно, если дело не идет о покушении на половую неприкосновенность ребенка или о прямой угрозе его жизни и здоровью. А, как с уверенностью заявляют правозащитники, в последнее время наблюдается рост количества таких дел. Только за прошлый год к ним поступило 315 исковых заявлений по этой категории.

К слову, Закон “О противодействии семейно-бытовому насилию” до сих пор волнует как правозащитников, так и просто казахстанских родителей. Поэтому с некоторой периодичностью в сети до сих пор появляются фейки о том, что казахстанцев могут лишить родительских прав “по щелчку пальцев” из-за показаний третьих лиц.

Конечно, официальные органы эту информацию опровергают: забрать из семьи ребенка можно только в случае, если насилие над несовершеннолетним докажут и оставлять его в семье в дальнейшем будет опасно. Тем не менее эти фейки продолжают влиять на нашу гражданскую позицию: для того чтобы не прослыть “разлучником” семьи и остерегаясь, что в один из дней в наш дом также могут прийти сотрудники ювенальной полиции, люди нередко замалчивают вопиющие случаи, которые происходят у них на глазах. В то время как иногда заявления о подобном могут стать действительно единственным спасением маленького человека, терпящего побои и унижения.



Статья опубликована в №033, от 01.04.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "СЕМЕЙНОЕ ДЕЛО".

Поделиться