СЕРДЦУ НЕ ПРИКАЖЕШЬ

В рубрике Анонсированные материалы - 2022-03-17

Аксинья Титова

Оплачивать трансплантацию органов за рубежом за счет госсредств предложили в РК. Члены фракции партии AMANAT выступили в Мажилисе с депутатским запросом, в котором затронули проблему донорства в Казахстане, а точнее - его низкую культуру

Счастливый
билет?

“Поднимаемая нами проблема не касается большинства граждан. К счастью, не касается! Она затрагивает чуть более трех тысяч больных хронической почечной недостаточностью, которые ожидают пересадки почки. Их более 90 процентов из тех, кто нуждается в трансплантации органов. Эти люди ежедневно, нередко годами, ждут спасения, и каждый день для них может стать последним! Сегодня 63 процента больных ждут пересадку свыше трех лет, а 114 человек - более 10 лет. Длительность нахождения на гемодиализе приводит к заболеваниям сосудов, сердца, печени. Каждый год около 100 больных умирает - 291 человек в 2021-м”, - отметили депутаты.

По их словам, пересадка почки делается в казахстанских клиниках бесплатно. Кроме того, есть квалифицированные хирурги и оборудование. Однако существует огромный дефицит донорских органов.

“В обществе пока не развита культура донорства, особенно посмертного. Пока мы далеки от развитых стран с количеством доноров от 20 до 50 человек на один миллион. У нас этот показатель - менее одного донора. В результате количество операций по трансплантации почек уменьшается. Если в 2017 году сделано 208, то в прошлом - всего 129. Причем только в пяти операциях были посмертные доноры, остальные - родственные. Отчаявшись, наши граждане пытаются делать операции за рубежом, но только уже за свой счет. Согласно приказу Министра здравоохранения “Об утверждении правил направления казахстанцев на лечение за рубеж”, государство не оплачивает операции, которые проводятся у нас”, - говорится в запросе.

Депутаты напомнили, что для больных “время работает против них”. Поэтому важно изменить подход Правительства и разрешить оплачивать пересадку почки за рубежом в рамках бесплатной медицинской помощи.

Для решения проблемы предлагается: оплачивать зарубежные операции тем, кто ждет пересадку более трех лет; определить перечень стран, где Казахстан готов оплачивать операции; предпринять усилия по заключению с этими странами соглашений по проведению для наших граждан операций в приоритетном порядке из числа других иностранцев.

“Предлагаемое решение расширит возможности для наших граждан в трансплантации почки, тем самым увеличив шансы на возвращение к нормальной жизни”, - заключили депутаты.

Однако с этим, казалось бы, позитивным решением согласны не все. Президент общества пациентов с трансплантацией “€мір сыйы” Сандугаш Орынбаева раскритиковала предложение депутатов оплачивать пересадку органов казахстанцам за рубежом.

Есть
альтернатива

“Я считаю, это популистское высказывание. Возможно, оно продиктовано чистыми помыслами и желанием помочь как-то. Но так говорят люди, которые не знают нашу сферу абсолютно (...) Это в корне неверно и не решит проблему нехватки органов. Каждое государство должно само решать этот вопрос. У нас созданы все условия для развития трансплантации, у нас есть врачи, координационные центры, супер-лаборатории. Операции делаются успешно много лет. Другое дело, что существует дефицит органов.

Вопрос стоит здесь остро”, - сказала Сандугаш Орынбаева в эфире проекта 20:22 на YouTube-канале BaigeNews.kz.

При этом она отметила, что одна операция по пересадке почки за рубежом стоит около 60-65 тысяч долларов (30-33,5 миллиона тенге на человека). Операции по пересадке легких и сердца стоят еще дороже.

“Где-то 300 миллионов долларов необходимо, чтобы сделать операции всем нуждающимся сейчас. Это примерная цифра, может выйти и 400. Это огромные цифры, которые государству нужно выложить и сделать в той же Белоруссии или другой стране, где это делается. Но каждая страна обеспечивает прежде всего свои потребности, своих пациентов, которые нуждаются. И уже затем по остаточному принципу - иностранцев. У нас человек пять, которые стоят в листе ожидания, нашли деньги, собрали, заложили квартиры, собрали через фонды и благотворительные организации и соцсети. И тем не менее они ждут. Год, два, три. Есть пациент, который четыре года ждет за рубежом. А пересадить тысяче казахстанцев за рубежом... Это как? Сколько мы будем ждать? Это немыслимо по функционалу. Нас там никто не ждет с распростертыми объятиями”, - сказала Сандугаш Орынбаева.

Вместо этого, по ее мнению, в стране нужно развивать посмертное донорство.

“Получается, мы не можем развить свое донорство и будем брать органы у граждан других стран. Почему депутаты не настаивают на национальной программе? В каждой стране есть национальные программы на долгие годы вперед. Необходимо планомерно рассчитать, как идти и двигаться, чтобы развить собственную трансплантацию. Да, сложности есть, доверие упало. Но доверие надо возвращать. Легче всего уйти от этой проблемы, откреститься. А давайте работать! Давайте говорить, информировать. Пусть AMANAT вместе с нами встанет и начнет говорить людям. Это сложно. Это этическая проблема. Любой партии тяжело. Они не хотят негатив получать в свой адрес. Вопрос тяжелый”, - сказала она.

В действительности - главная причина, по которой получить жизненно важный орган казахстанцам проще за рубежом, - слабое развитие, если не сказать, отсутствие посмертного донорства в стране. Если представить денежные суммы, о которых говорит общественник, то, безусловно, они бы могли остаться в стране и при должном развитии трансплантации продвинуть казахстанскую медицину на много шагов вперед. Другой вопрос состоит в том, что если не учитывать дефицит донорских органов, насколько казахстанцам денежно была бы доступна пересадка органов внутри страны?

Все зависит
от нас самих

Стоимость операции в Казахстане в десятки раз ниже, чем за рубежом. И низкие цены на медуслуги привлекают все больше иностранцев.

Несколько лет назад шымкентские врачи пересадили немецкому пациенту почки. Результат тот же, что и в ведущих клиниках мира.

Как сообщил в одном интервью управляющий директор НАО “Фонд социального медицинского страхования” Нурлан Касимов, гражданам Казахстана операцию по пересадке органов оказывают бесплатно. Таким образом, ежегодно медицинским организациям оплачивается около 3 миллиардов 202 миллионов тенге за пересадку органов и тканей.

Услуга по пересадке почки в среднем оценивается в 3 миллиона 200 тысяч, пересадке печени - 5 миллионов 800 тысяч тенге. Пересадка сердца - 25 миллионов тенге.

Но... За 2020 год врачи произвели изъятие органов только у одного умершего человека. Донором стал 31-летний мужчина из Павлодара, у которого констатировали смерть мозга. Благодаря ему пять человек получили новую жизнь. Родственники умершего дали свое согласие, и казахстанские хирурги изъяли у него пять органов. До этого у умершего донора изымали органы только в августе 2019 года. За последние годы органы пожертвовали посмертно еще несколько человек. Получается, трупной трансплантации в Казахстане практически нет.

И это несмотря на то, что действующее законодательство предусматривает презумпцию согласия, которая означает, что медики вправе изымать органы у человека со смертью мозга без разрешения родственников. Однако на практике следовать закону оказалось невозможно. Врачи, опасаясь претензий со стороны родственников, всегда спрашивают разрешения и почти всегда получают отказ.

Еще в 2017 году можно было сказать о бурном развитии трупного донорства в Казахстане. Тогда за один год удалось с помощью органов 32 погибших спасти более 100 реципиентов. Однако после скандала в Актобе, когда родственники подали в суд на врачей за то, что те, следуя закону, не спросили разрешения и изъяли органы у умершего пациента, трупная трансплантация пошла на спад, а теперь и вовсе практически сошла на нет.

С подачи некоторых общественных деятелей и активистов казахстанских врачей начали проверять органы МВД и прокуратура - проверяли за то, что врачи, по сути, действовали в рамках закона. Получился юридический парадокс - общество осудило врачей за то, что они следовали закону, но в то же время никто из врачей не был привлечен к ответственности.

Сегодня, если почку или печень можно пересадить от живого донора, найдя подходящего по биологическим параметрам и согласного отдать свой орган человеку, то сердце или легкие больной может получить только от умершего. В связи с этим у тех, кому требуется пересадка сердца или легких, сейчас практически нет шансов на выживание.

Особенно, если дело касается детей - в Казахстане запрещено трупное изъятие органов у детей. Нельзя пересадить ребенку орган от взрослого умершего донора - его сердце не подойдет ребенку по размерам. Большое сердце не пересадишь в маленькую грудную клетку.

По информации республиканского координационного центра по трансплантации, с прошлого года в пересадке органов нуждаются 3342 казахстанца. Больше всего пациентов, которым необходима пересадка почек.

Во многом развитию казахстанской трасплантации мешает именно укоренившееся общественное мнение о том, что врачи могут намеренно убивать потенциального донора ради органов. Это невозможно ни теоретически, ни практически. Хотя бы потому, что в процессе изъятия органов у трупного донора участвует около 100 человек из различных незнакомых между собой и независимых друг от друга бригад:
- этап констатации смерти мозга (невропатологи, реаниматологи-анестезиологи, нейрохирурги, в некоторых случаях - судебно-медицинские эксперты и другие);
- этап идентификации потенциального трупного донора (сотрудники Республиканского координационного центра по трансплантации регионального и республиканского уровней);
- этап обследования потенциального трупного донора, при котором проводится оценка состояния внутренних органов (лечащий врач, сотрудники Республиканского координационного центра по трансплантации, сотрудники различных лабораторий, Республиканской иммунологической лаборатории, неврологи, нефрологи, врачи УЗИ, рентгенологи);
- при допустимых результатах обследования координаторы головного офиса Республиканского координационного центра по трансплантации, находящегося в Нур-Султане, определяют, кто будет заниматься забором, назначают место и время изъятия органов;
- этап изъятия органов уже проводят врачи и медсестры, прибывающие из различных трансплантационных центров (обычно это несколько бригад); например, только для изъятия сердца приезжает от пяти до 15 сотрудников кардиохирургической клиники;
- этап транспортировки проходит с участием сотрудников Республиканской санавиации и ДПС МВД (диспетчеры, водители, пилоты, инспекторы);
- этап операции по пересадке органа, проходящий в разных клиниках и даже в разных городах (пять-шесть хирургов, анестезиологи, нефрологи, медсестры, санитары, патологоанатомы, врачи УЗИ, лаборанты, сотрудники республиканских и областных служб крови).
И далее. Все этапы трупной трансплантации контролирует Республиканский центр по координации трансплантации и высокотехнологичных медуслуг Минздрава - от выявления трупного посмертного донора до момента приезда хирургов для изъятия. Координаторы от центра работают во всех регионах страны и только в тех клиниках, которые имеют лицензию Минздрава. Ни координатор, ни трансплантологи не способны повлиять на заключение о смерти мозга у пациента, как думают многие граждане.
И все-таки при этом учитывается прижизненное согласие донора и его родственников. Координатор проверяет по базе, писал ли умерший прижизненный отказ от посмертного донорства. Если этого документа нет, координатор спрашивает разрешение на изъятие у родственников. Так делают сейчас все, несмотря на законность изъятия без чьего-либо согласия.

Нужно понимать, что гибель мозга - необратимое явление, после которого человек уже никогда не сможет ожить, однако после того, как органы умершего будут пожертвованы, это сможет продлить жизнь еще как минимум пятерым, чья жизнь сегодня находится на волоске.



Статья опубликована в №028, от 17.03.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "СЕРДЦУ НЕ ПРИКАЖЕШЬ".

Поделиться