Гид Андрей Алмазов: Боитесь ледовых пещер!

В рубрике Культура - 2022-03-09

Галина Муленкова

Известный гид Андрей Алмазов бьет тревогу: каждый раз, поднимаясь на ледник Богдановича, он видит толпы людей, устремляющихся в ледовую пещеру. Он уверяет, что однажды там было около 400 человек, и каждому непременно надо забраться внутрь, сделать сэлфи, а то, что пещера может обвалиться или захлопнуться, никто не думает. Никто, кроме тех, кто съел в горах свой пуд соли и знает, что все здесь живое, дышащее и подвижное.

Горный гид Андрей Гундарев, которого больше знают по псевдониму Алмазов,  выделяет три приоритетных момента в своей работе: безопасность, хорошие впечатления, прохождение маршрута. Его задача — безопасно сводить человека в поход или на вершину, дать возможность насладиться природой и собственными усилиями, вернуть клиента домой целым и невредимым. Именно по этим причинам он не советует туристам, которых ведет на Богдановича, спускаться в пещеру Октябрьская.

Гид и путешественник
Андрей Гундарев рос в алматинском аэропорту, где работала его мама. Жили рядом с самолетами и много летали, потому что у работающих в авиации были льготы. Андрей занимался музыкой, играл панк-рок, посещал секцию каратэ, увлекался  футболом, а попав в секцию альпинизма при ЦСКА, тренировался у Людмилы Савиной — первой и единственной женщины из Казахстана, которая взошла на Эверест. Савина была сильным и строгим тренером. И было время, когда Андрей Гундарев входил в сборную РК по альпинизму.
  — По образованию я инженер электронной техники. Второй диплом, дающий право работать в туризме, я получил осознанно. Когда ты работаешь на маршруте, это сродни медитации. Сейчас я понимаю, что это единственная активность, которая позволяет мне находиться в состоянии «здесь и сейчас». Ты не сидишь неподвижно, не гонишь прочь мысли, чтобы достичь внутренней тишины, но ты находишься в «моменте», потому что нельзя отвлечься. Получаешь только чистые эмоции, видишь вещи такими, какие они есть. И только в этом моменте ты близок к пресловутому счастью.
Настольная книга Алмазова — атлас мира, и сегодня он побывал в нескольких десятках стран. Владея, кроме русского, казахским, английским и испанским языками, он давно и успешно работает с клиентами на самых разных направлениях. Он — участник программ «7 вершин» и «7 вулканов». Первая программа предполагает восхождения на высочайшие вершины всех континентов. Здесь самыми труднодоступными и дорогостоящими являются Эверест в Азии и пик Винсона в Антарктиде. Алмазов стал первым казахстанцем, поднявшимся на высочайший в мире вулкан Охос Дель Саладо на границе Чили и Аргентины (6893 метра), а также на высочайший вулкан Северной Америки Орисабу (5700 метров). До карантина он успел поездить по Европе и зимней России, потом, как и все, два месяца сидел дома, но благодаря все тому же карантину много путешествовал по Казахстану, увидел самый высокий водопад республики Бурхан Булак, прошел десятки нехоженых троп в районе Алматы.
— В плане международных путешествий 2021 год  был продуктивным, — говорит Алмазов. — Весной я поехал с группой в Непал и прошел трекинг под Эверест, потом путешествовал по Ликийской тропе в Турции, был в нескольких городах Грузии, где посмотрел работы художника Пиросмани и не пил вина, чем несказанно удивлял местных жителей. Съездил в Боровое, летом был в Киргизии — в районе пика Ленина на Памире и в районе пика Хан-Тенгри на Центральном Тянь-Шане. Это был сезон больших гор, хотя на вершины мы не поднимались. Потом мы с мамой отдыхали в Египте, на берегу Красного моря, где я занимался подводным плаванием и гонял по пустыне на квардоцикле. За три осенних месяца я посетил 10  европейских стран. Это была успешная поездка в плане реализации моей программы «Корона Европы», которая предполагает восхождение на высшие точки европейских государств. На этот раз я «закрыл» пять стран, был на высших точках Словении, Черногории, Сербии, Андорры и Испании. Сейчас две трети стран Европы по этой программе уже в списке. А нынешней весной я поведу туристов в трекинг вокруг гималайского восьмитысячника Аннапурны.
А теперь я прошу оценить профессионализм Андрея Алмазова как гида. Не правда ли, он очевиден и несомненен? Я к тому, что профессионал такого уровня имеет право советовать менее сведущим в этом деле коллегам и уж тем более — гидам-самозванцам.

Тревожные сообщения
в гидовском чате
Пещеру на Богдановича в 1963 году открыли спелеологи, ее назвали Октябрьской. Тогда надо было долго подниматься в гору пешком, чтобы достичь высоты более 3000 метров над уровнем моря, а сейчас добраться до гляциальной зоны — раз плюнуть, достаточно доехать до урочища Медеу в Малом Алматинском ущелье Заилийского Алатау, взять билет на канатную дорогу до Талгарского перевала, а оттуда прошагать еще пару километров, и вы — у цели. Бурное развитие внутреннего туризма, связанное с долгим карантином, сделало этот маршрут чрезвычайно популярным. Это близко, красиво, любопытно, недорого и… очень опасно.
Подготовленные люди ходят в пещеру в кошках, с ледорубами и веревками и обязательно — в касках, потому что сверху могут прилететь камень или кусок льда. И не по сто человек, а малым составом, чтобы не потревожить храм недоброй Снежной королевы и не вызвать ее гнев. И вот Андрей Алмазов стал поднимать в чате алматинских гидов тему безопасности, точнее небезопасного массового паломничества в пещеру на Богдановича. Потому что самодеятельность простительна на сцене, но не в горах…
— Пещера Октябрьская потенциально опасна, как любые пещеры, и особенно ледовые, — говорит Андрей Алмазов. — Одно дело, когда ты находишься на открытом пространстве и видишь, что тебе может угрожать, будь то летящий камень или лавина, а когда ты спускаешься в ледяную пещеру, которая может обрушиться, — это другое. Ледник — это застывшая вода, она медленно, но течет. Постоянно происходят микроземлетрясения и подвижки, и в один прекрасный день пещера может схлопнуться. Если в это время внутри будут находиться люди, их никогда не найдут.

Андрей Алмазов
у пещеры Октябрьской.

 

Разве что через полвека или более, когда от ледника останутся лишь воспоминания, и далеко от этого места, потому что ледники «текут». Вовлекаясь в переписку гидов в чате, я обратилась к гляциологу, ведущему научному сотруднику Института географии и водной безопасности Александру Кокареву с просьбой оценить опасность спуска в ледовые пещеры. Он ответил: «К сожалению, трудно, а может, и невозможно прогнозировать поведение льда в ледниковом гроте. «Мертвые» льды под мореной размываются внутри моренными водотоками, образуя пустоты. Обрушение возможно по чисто физическим причинам (ослабление прочности льда под действием массы верхних слоев камней, увеличение влагонасыщенности льда, развитие термокарста и многое другое). Но закономерный конец таких гротов — обрушение (схлопывание). В 80-х годах прошлого века и на морене Туюксу, и на моренах других ледников таких гротов было много. Сотни метров лабиринтов, но сейчас такие образования редкость. Кроме полного обрушение ледяных пещер, опасны также колодцы и каньоны водотоков в них, вытаивание и обрушение иногда огромных валунов со сводов. Но, повторяю, что прогнозировать эти опасности невозможно».
— Ситуация с ледником изменилась по сравнению с прошлым годом, — продолжает Алмазов. —  В прошлом году в пещере Октябрьской  были две камеры. В одной — невероятное количество намерзших на потолке и стенах кристаллов, а в этом году вторая камера уже недоступна. Либо произошло обрушение, либо замерзла и закрыла вход натекшая вода. Это говорит о том, что структура ледника постоянно меняется. В эту зиму я своих клиентов в пещеру не пускаю. Я показываю и объясняю объективные опасности тем, кто идет со мной,  и у  людей складывается нормальное понимание, по каким причинам не стоит рисковать. Это массовое паломничество за красивыми фоточками. Люди не знают, куда идут. В основном это приезжая молодежь, и все  они пытаются забраться внутрь, мешают друг другу и  подвергаются серьезной опасности. Гиды ведут группы по 20 человек и сами не понимают, кто их участники в этом хаосе, а участники не понимают, кто их гиды. Очень много потерявшихся людей на леднике, которые не знают, из какой они группы и кто за них отвечает. Я объясняю все это своим клиентам, и они понимают, что в горы надо ходить с надежными гидами.

Завороженные
сиянием льда
Видом льда и прикосновением к нему был заворожен герой романа Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества» Хосе Аркадио Буэндиа. Он привел детей  на ярмарку, устроенную цыганами, и в одном из шатров бритоголовый великан  «…охранял сундук, похожий на те, в которых пираты хранят свои сокровища. Из сундука потянуло пронизывающим холодом. Внутри не было ничего, кроме огромной прозрачной глыбы, набитой несчетным числом белых иголок. Упав на них, вечерний свет разлетелся на тысячи разноцветных звезд». Герой подумал, что это самый большой в мире бриллиант, но это был лед.
Если вы никогда не ходили по большим ледникам, преодолевая по снежным мостам бездонные трещины или находя места, где их можно перепрыгнуть, если  не обходили ледовые гроты, края которых могут обрушиться под вашей тяжестью, не ночевали в палатке на леднике и под вами не скрежетал  лед, вы не знаете,  с чем имеете дело. А гиды, имеющие серьезную горную подготовку и знающие технику безопасности, ищут способы докричаться до тех, кто в выходные выстраивается на тропе цепочкой, чтобы достичь пещеры и на какое-то время слиться со льдом. Так недолго стать  заложником ледника, и вырваться их его холодных объятий вряд ли возможно!
Инста, газеты, тикток — это каналы, через которые можно выйти на целевую аудиторию, и там пишут гиды-профессионалы свои предупреждения в поисках рычагов воздействия на орды неорганизованных или не должным образом организованных туристов. Увы, в своем неведении современный турист одинаков. Близость горного курорта, станции канатной дороги и горнолыжных трасс дает иллюзию защищенности, но если пещера обрушится и закроется, что не исключено, никто никому не сможет помочь. Помните непреложное правило: горы никогда не прощают ошибок!


Статья опубликована в №09, от 02.03.2022 газеты ""МК" в Казахстане" под заголовком "Гид Андреи Алмазов: Боитесь ледовых пещер!".

Поделиться