Кто настоящие виновники?

В рубрике Исследования - 2022-03-09

Александр Волков

Прошло практически два месяца после январских беспорядков, и только сейчас оглашены первые судебные вердикты в отношении тех, кто бесчинствовал в те страшные дни. Правосудие начало свершаться… Или все-таки нет? Ведь сейчас реальные сроки получили лишь мелкие сошки.

Мера вынужденная, но неэффективная

Митинг, насилие, мародерство, попытка переворота — все эти темы еще долго будут всплывать тревожными сообщениями в новостных лентах информагентств, ведь ставить точку в январских событиях действительно еще рано. Казалось бы, Алматы уже практически полностью отмылся от той копоти, но людям по-прежнему страшно. Это особенно чувствуется в центральной части города, где и развивались основные события, где выстрелы раздавались круглые сутки на протяжении недели и даже дольше.
Что происходит сейчас? Алматинцы с опаской подходят к окну и тут же хватаются за смартфон, чтобы пролистать последние новости, когда в городе кто-то запускает фейерверк. Да. В золотом квадрате немало таких персонажей, которые за последний месяц уже не раз тешили свое самолюбие таким вот ярким шоу, которое сейчас не уместно, по меньшей мере, по этическим меркам. Видимо, эти самые «фейерверкофилы» в числе первых бежали из страны, а после наблюдали за всем происходящим с голубых экранов европейских телеканалов. Кто был в те дни в городе, вряд ли захочет взять в руку даже маленькую петарду.
Но гораздо сильнее звуков салюта пугает другое — информационный вакуум, в котором казахстанцы находятся уже очень длительное время. В неизвестности люди оказались практически с самого начала январских событий. Понятно, что распоряжение о выключении в стране интернета и, как следствие, мессенджеров было вызвано тактической необходимостью. Во всяком случае, именно этим сейчас обосновывают свои действия силовики. Но, как стало известно чуть позже, эти меры оказались эффективны лишь против мирного населения. В свою очередь, те, кто организовывал так называемый «мирный митинг», имел собственную связь в УКВ-диапазоне — мобильные рации и спутниковые телефоны.
У мирных жителей единственным источником информации был телевизор, по которому передавали минимум информации о происходящем. Здесь речь идет не о каком-то желании удовлетворения своего любопытства, а о возможности понять, в каких частях города наблюдается активность, а в каких — затишье, позволяющее сходить в магазин, чтобы пополнить запасы. Увы, такой возможности не было. Зато были жертвы среди гражданских, которые отправились за продуктами, но по факту оказались не в том месте и не в то время.
В сухом остатке, даже когда сеть заработала, казахстанцы получали гораздо больше информации от своих родственников и знакомых, находящихся за рубежом, чем изнутри страны. Это явно не тот информационный плацдарм, который нужен был казахстанцам для поддержки в те тяжелые дни.

Информационный шум

Власти в некоторой степени реабилитировались уже в последующие дни, когда острая фаза прошла, но все еще сохранялся повышенный уровень террористической угрозы. Один за другим начали выступать чиновники, локально обрисовывая происходящее в областях и районах. Если обобщить, то основной информационный фокус после январских событий был поставлен на выявление людей, причастных к беспорядкам. Уже к 20-м числам января стало известно о рассмотрении судами боле 8000 административных дел и около 700 уголовных.
Возбуждено «44 (Уголовных дела. — Прим. ред.) — по актам терроризма, 15 — по убийствам, шесть дел — по фактам пропаганды и призывам к захвату власти. Задержаны в качестве подозреваемых 780 лиц, из них по 695 судом санкционирован арест», — дал тогда интервью старший помощник генерального прокурора Казахстана Азамат Саргазин.
К середине февраля число расследуемых генпрокуратурой уголовных дел превысило 3000, а к концу месяца стало известно о первых приговорах — в южной столице начали судить мародеров.
«По 18 делам уже оглашены приговоры, двум гражданам в Алмалинском суде за хищение оружия и боеприпасов дали по пять лет лишения свободы», — сообщили накануне в Алматинском горсуде.
В пресс-службе суда добавили, что в основном по делам, где фигурируют мелкие кражи, граждане признают вину и раскаиваются, возмещают ущерб, обвиняемым назначают наказание в виде ограничения свободы.
Казалось бы, сейчас казнет забит информацией, касающейся январских событий, в которых нарушители даже рассказывают о том, что именно толкнуло их на грабеж… Но! Если сепарировать этот поток данных, то окажется, что все дела, доведенные до приговора, — это решения по мелким персонажам тех громких событий: один украл мясорубку, другой получил приговор из-за воровства шоколадок, третий — за то, что вытащил комплектующие для компьютера. Что же касается информации о реальных террористах, насильниках и бандитах, здесь казахстанцы вновь натыкаются на информационный вакуум. Спрашивается, почему? Ведь здесь наверняка есть немало важных подробностей.
В одном из интервью задержанные полицией трое мародеров рассказали, как грабили в Алматы оружейный магазин, а главное — что толкнуло на этот шаг. Объяснение не очень правдоподобное, но это все, что сейчас есть в открытом доступе.
«Ко мне в машину сел незнакомец и приказал ехать на Шаляпина — Саина. Я поехал. После ограбления этот человек исчез. Не знаю, кто он, куда ушел», — заявил один задержанный.
Кто эти «незнакомцы», которые «приказывали» демонстрантам? Почему конкретно этот «мирный митингующий» оказался настолько податливым и тотчас исполнил заведомо приступный шаг? Где приговоры по другим персонажам — грабящим оружейные магазины, которых выявили в ходе антитеррористической операции? Ведь у них были найдены не только гладкоствольные охотничьи ружья, но и автоматы, и гранаты, которых в обычных оружейных магазинах попросту нет. И, пожалуй, самый волнующий вопрос касается самих террористов, ведь они точно были, о чем говорил Президент страны Касым-Жомарт Токаев.
«Действительно (изначально. — Ред.) не было никаких погромов, криминальных действий. Но позже ситуация стала развиваться совсем в другом русле. Появились провокаторы и настоящие бандиты. И их целью было не участие в мирных митингах, а нападение на органы власти. Одним словом, в определенный момент на площади вышли настоящие террористы. «…» Естественно, возникает много вопросов по поводу того, кто причастен к этим событиям. В действительности это было дело рук профессиональных бандитов, а не тех, кто изначально вышел на мирные митинги», — сказал Президент, разбирая хронологию событий происходящего.
Почему нет информации о судьбе хотя бы одного террориста? Умалчивает следствие или?..

О чем молчит суд

Январские события оказались ярким примером гибридной атаки. Но, как отмечают многие эксперты, в Казахстане применена новая тактика, с большим числом в первую очередь местных преступников, а не наемников, как это было в других странах.
«В те даты значительное число участников мятежа были местные, доморощенные бандиты, которых одномоментно перебросили из разных регионов Казахстана. Вооружали уже их (преступников. — Ред.) на месте — за счет разграбления оружейных магазинов. Сценарий нетипичный. Ими четко руководили, отдавали приказы, в том числе и мелкие «командиры», — считает президент российской секции Международной полицейской ассоциации генерал-лейтенант Юрий Жданов.
В организованном акте насилия над городом наблюдались четкая иерархия и руководство происходящим, когда, казалось бы, стихийно движущиеся толпы по разным улицам одномоментно меняли направление и стягивались в конкретную локацию.
Таким образом, тех же мародеров, укравших оружие «по указке», можно было судить по более строгой статье УК, если среди фигурантов был бы тот самый «вышестоящий», которого наверняка поймали. Но об этом опять-таки ничего не известно.
Сами январские события вызвали в мире очень бурную дискуссию на предмет примененного метода. В частности, необычным был состав агрессивных «митингующих».
«А иностранные наемники работали инструкторами или же составляли ударные группы для выполнения особо важных задач. Таких, скажем, как точечный удар по акиматам — административным зданиям, подавление группы силовиков, ликвидация какого-нибудь важного чиновника. А всю тяжелую и грязную работу делали свои же бандиты. А что? Ведь это гораздо дешевле и безопаснее. И никому не предъявишь обвинения и улики. Внутренние беспорядки!» — считает Жданов.
Понятно, что в интересах следствия детали многих дел остаются засекреченными, но то, что «на показ» выставляют исключительно эпизоды мелких грабежей, вызывает недоверие. Если судить по числу задержаний и арестов руководителей силовых структур, то можно предполагать, что в январских событиях были задействованы не только криминальные элементы и «случайные» прохожие, но и сотрудники министерств. Почему до сих пор суд не озвучили ни одного вердикта по этим персонажам? Нет в информационном поле и решений по ряду загадочных смертей высокопоставленных силовиков. Очередная ступень информационного вакуума.
Наивно полагать, что казахстанцам гораздо важнее знать, что к ответственности был привлечен мародер, укравший шоколад, чем судьба убийц, насильников и террористов. Люди, которые невольно стали заложниками чьей-то войны, не должны испытывать информационного голода как минимум потому, чтобы спокойно спать ночью, осознавая, что опасные люди изолированы от общества и они уже точно не уйдут от ответственности. Сейчас же повисшая в воздухе тишина порождает лишь недоверие к системе, которая обязана защищать.


Статья опубликована в №09, от 02.03.2022 газеты ""МК" в Казахстане" под заголовком "Кто настоящие виновники?".

Поделиться