Цена жизни с “короной”

В рубрике Исследования - 2020-10-16 13:43:59

Мадина Меирманова

Коронакризис всерьез ударил по денежным запасам населения. Граждан, имеющих сбережения, становится все меньше, но зато кредитов - все больше. А впереди, если верить медикам, нас ждут вторая волна коронавируса и очередные карантинные ограничения по работе


Коронавирус внес свои коррективы в бюджеты домохозяйств по всему миру. Если в первые месяцы года население многих стран еще имело возможность наращивать денежные запасы, то уже в конце первого - начале второго квартала ситуация кардинально поменялась: одни предприятия приостановили свою деятельность в период карантина (и выплаты зарплат - тоже), много компаний обанкротилось, миллионы людей остались без работы. Накопленные сбережения начали активно таять.
В Казахстане ситуация усугубилась еще и изменением курса валюты, и ростом цен на продовольственные и непродовольственные товары в марте. Ажиотаж середины марта, вызванный одновременным падением тенге (с 379 тенге за доллар 3 марта до 457 19-го), введением режима ЧП и карантинных ограничений, способствовал резкому скачку цен на ряд товаров первой необходимости и долларизации имевшихся в банках депозитов (41,9 процента на начало марта и 46,7 процента на конец марта, по данным Нацбанка). Но это запасы незначительной части населения.
В конце прошлого года Нацбанк опубликовал результаты опроса населения, согласно которым у 83 процентов граждан вообще нет сбережений (в ноябре 2018-го - у 78). И только 63 процента из имеющих запасы хранили их в банках.
Сейчас их число стало еще меньше. “Данные в рамках опроса Национального банка по инфляционным ожиданиям населения показывают, что доля респондентов, имеющих сбережения, снижается (до 16 процентов в сентябре 2020 года). Большинство опрошенных в сентябре дало негативную оценку времени для формирования сбережений - 42 процента”, - сообщил в начале недели глава Нацбанка Ерболат Досаев.
Кредиты населения с начала года выросли на 3,7 процента - до 6,9 триллиона тенге. При этом объем потребительских займов незначительно сократился (на 0,6 процента), а ипотечные займы увеличились на 14,6 процента (до двух триллионов) за счет реализации государственных жилищных программ.
Снижение сбережений у населения - весьма тревожный тренд. Особенно на фоне недавних выплат матпомощи от государства в 42 500 тенге. Дело в том, что еще в августе, когда действовал очередной этап жесткого карантина, о том, что откладывают “на черный день”, сообщили 18 процентов населения. То есть, несмотря на рост деловой активности, доходы населения не увеличиваются. Впрочем, по данным статистики, это не так. В сентябре среднемесячная зарплата по стране составила 212 894 тенге (в марте она была 196 716 тенге). Но это, как говорится, “средняя температура по больнице”: где-то миллион, где-то ноль, но в среднем все живы и богаты. Напомним, что в марте-мае выплату матпомощи получили почти 4,5 миллиона человек (то есть они никаких доходов в этот период, кроме 42 500, не получали), в августе - еще два с лишним миллиона. При этом в марте среднемесячная зарплата по стране была 172 066 тенге, а в апреле - почти 200 тысяч. Если считать на душу населения, то намного меньше (в стране только получателей АСП насчитывается почти 750 тысяч).
Со снижением доходов (и запасов на “черный день”) снижается платежеспособность населения. Как сказал Ерболат Досаев, в сокращении импорта на 15,5 процента (до 33,8 миллиарда долларов) значительную роль сыграли “снижение платежеспособного спроса населения и бизнеса вследствие распространения COVID-19”.
Есть еще один нюанс сокращения сбережений граждан - получаемых денег просто не хватает на то, чтобы откладывать. Еще до коронакризиса казахстанцы больше половины получаемых доходов тратили на еду. В нынешнем же году наложились сокращение доходов и рост цен на продовольствие.
С начала года стоимость продтоваров повысилась почти на 11 процентов, став главным драйвером инфляции. Причем основной рост цен пришелся на март-апрель. Летом цены зафиксировались и даже немного снизились. Впрочем, в октябре нас опять ждет подорожание: из-за птичьего гриппа уже выросли в цене яйцо и мясо кур. И, учитывая масштабы заразы (и безответственности, как на ТОО “Агроинтерптица”, где по причине асфиксии из-за отключения вентиляции пали 256 тысяч птиц), рост цен может быть существенным: по данным Союза птицеводов Казахстана, по стране погибло более миллиона голов, причем практически все на предприятиях яйцепроизводителей.
Кроме того, растет стоимость зерна на мировом и отечественном рынках. А это значит, что не за горами рост цен на муку, хлеб и мясо (поскольку комбикорма делают из зерна). А значит, процент доходов, затрачиваемых казахстанцами на продукты питания, может вырасти еще сильнее уже к новому году. Если к этому прибавятся карантинные ограничения и невозможность заработка для огромного числа граждан (например, в сфере торговли и услуг), то процесс обнищания казахстанцев ускорится в разы. (Кстати, многие казахстанские предприятия находятся на грани банкротства. Пятнадцать процентов опрошенных Нацбанком компаний ожидают ухудшения своей финансово-хозяйственной деятельности по сравнению с текущим моментом.)
К слову, в стране так и не приняли закон о банкротстве физических лиц. Хотя именно сейчас он был бы как никогда актуален.
Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами