Человек с ружьем

В рубрике Новость дня - 2022-02-24

Аксинья Титова

Во время январских событий Вооруженные силы РК из-за крайне неуверенного и безынициативного руководства ими в самые первые дни не смогли с достоинством выполнить поставленные перед ними задачи. Об этом недавно заявил Президент Казахстана. Только по официальным данным, по меньшей мере 227 человек погибли и более тысячи получили ранения. От рук мародеров пострадали сотни точек бизнеса. Сумма ущерба оценивается более чем в 90 миллиардов тенге. Эти итоги заставили многих казахстанцев задуматься о более радикальных мерах собственной защиты - праве иметь и применять (в случае необходимости) оружие...

Относятся к этому по-разному. Для противников свободного ношения оружия “январь” - пример того, что может произойти, если оно попадает в руки преступников или просто неадекватных людей. Сторонники, напротив, доказывают, что если бы мирные граждане были вооружены, жертв среди них, да и государственных убытков было бы меньше. В этом плане нам показалось весьма интересным мнение по этому поводу председателя правления РОО “Национальная стрелковая ассоциация” и одного из основателей Казахстанской ассоциации практической стрельбы Игоря Лима. После январских событий он опубликовал пост на своей странице в Facebook. Чтобы приблизиться к сути дела, приведем отрывок публикации: “Много всего написано о событиях 5-6 января 2022 года в Алматы. Каждый алматинец прямо или косвенно ощутил это на себе и, наверное, задумался о том, “а что, если завтра снова...”. Я тоже продолжаю анализировать информацию, которая доходит до меня, размышляю над тем, что нужно что-то менять. Мои знакомые задают вопросы относительно оружия, обороны, уголовной ответственности и все такое... Казахстан - правовое государство! Ну, по крайней мере, так позиционируется, и в Конституции все прописано, и Законы есть, НО - ЭТО НЕ РАБОТАЕТ”...

Чтобы привести в работу защитные механизмы гражданского общества, автор в качестве эксперимента предлагает ввести в стране так называемые “народные дружины”, “отряды гражданской обороны”, “халыћ жасаѕы”. По его словам, отряды могли бы формироваться по территориальному принципу на добровольной основе из числа жителей определенной территории (ЖК, квартал, микрорайон, поселок) и имеющих в собственности легальное гражданское огнестрельное оружие или просто активных граждан. Руководство же этих отрядов могло бы осуществляться участковым и старшим отряда (которого выбирают участники отряда). Участковый является основным координатором отряда с государственными органами, полицией в случае объявления режима ЧС (как это было в январе этого года), координирует задачи отряда: патрулирование закрепленной территории, пресечение противоправных деяний со стороны злоумышленников, обеспечение общественного порядка, охрана жителей территории, имущества, оказание посильной помощи гражданскому населению и госорганам и так далее.

Такой взгляд на ситуацию показался нам интересным, и мы решили лично обсудить с Игорем Лимом эту тему.

WELAR

Лучше сесть,
чем лечь?

- До событий, случившихся в Алматы, лично я была за полный запрет гражданским на ношение любого оружия - холодного, “горячего”, травматического, какого угодно... Январские события показали, что не все так однозначно.

- Эта тема действительно обширна. Помимо того что я занимаюсь практической стрельбой с 2012 года, тренирую спортсменов и даже представителей силовых ведомств, я выезжаю на соревнования за пределы Казахстана и наблюдаю, как в других странах обстоят дела с оружием, пытаюсь донести до нашего Правительства, что наши казахстанские граждане готовы к тому, чтобы с полной ответственностью осуществлять свою собственную оборону и защиту. В том числе и с применением оружия, если дело касается возникновения чрезвычайных ситуаций, подобных январским. Вопрос здесь не только в том, что произошло в январе и как этого избежать, а в том, что ты будешь делать, если к тебе домой зайдут и попытаются ограбить или убить. Человек, находясь в собственном доме и оказавшись в подобной ситуации, стоит перед выбором: остаться в живых и сесть в тюрьму, оказав сопротивление и убив преступника, или позволить преступнику себя убить, изнасиловать, ограбить, покалечить.

Одной из главных задач государства является защита своих граждан, защита он внешнего врага, защита от террористов. Но государство не в состоянии поставить охранника возле каждого гражданина и защищать его 24 часа в сутки от преступников. Преступники рядом, они почти всегда вооружены, и им не нужны разрешение на оружие и лицензия на грабеж. Гражданин должен сам себя защищать, но он не может! Почему?

Наша система работает таким образом, что если что-то произошло, то кто-то должен сесть, поэтому основной вопрос заключается в том, как привести законодательство в действие. В России (возможно, и в результате наших январских событий) уже начали поднимать эту тему. В конце января Путин дал поручение Правительству, Верховному суду о том, чтобы они пересмотрели правовые нормы в отношении самообороны. В мае этого года должно быть принято решение. Сегодня практически на каждом ток-шоу периодически поднимают вопрос, насколько правомерна оборона. Где грань ее превышения? Для того чтобы изменить ситуацию, поступает много предложений, но пока конкретных действий не происходит. Но, я думаю, после того как в России произойдут какие-то изменения, может быть, и у нас тоже что-то поменяется. Хотя на самом деле хотелось бы сделать так, чтобы мы были первыми.

- Что касается самообороны... Как нужно защищаться, чтобы не убить человека и при этом не получить срок?
- В этом весь вопрос и заключается. Зачастую в состоянии аффекта даже тренированные спецназовцы, впадая в огневой контакт, полагаются на инстинкты. А теперь представим, что обороняться приходится простому обывателю. И вот как здесь найти четкую границу, которая определяет, где оборона, а где другие деяния. В моем видении, если зарегистрирован факт незаконного проникновения в жилище (преступник выбил дверь или окно, или он успел нанести какие-то раны жильцам, и при этом его покалечили или убили), дело должно закрываться по протоколу. То есть приехали сотрудники, установили факт незаконного проникновения, составили протокол, при необходимости оставили повестку “оборонявшемуся”, куда он должен явиться после того, как этот человек “придет в себя”. Плюс, если находят родственников погибшего преступника, они должны компенсировать стоимость разбитого окна, ремонта, последствия пожара, выломанной двери и того имущества, которое пострадало в результате вторжения.

- Такая практика компенсации где-то есть? К примеру, на том же Западе?
- По факту, наверное, нет нигде. Но в Штатах возможно подать в суд и все-таки добиться компенсации. В странах же постсоветского пространства об этом нет и речи. Наши люди, как правило, уже не рассчитывая ни на какую компенсацию, надеются на то, чтобы за оборону их хотя бы не посадили. Компенсация ущерба, который нанес нападающий, - это уже второй шаг. Конечно, существуют случаи, которые должны разбираться отдельно. К примеру, если человек сам впустил в дом знакомого, который попытался его убить, а может, хозяин дома специально впустил домой соседа, чтобы расправиться с ним? Здесь в силу должны вступать процедуры, которые отработаны: дознание, следствие, изучение обстоятельств. Но если преступник выломал дверь, ворвался в квартиру, тогда любые действия обороняющегося должны рассматривать только как оборону, и они не должны нести обвинительных последствий для оборонявшегося. Если внедрить эту практику, то владельцы домов уже будут более активно обороняться и преступники будут знать, что в случае насильственного проникновения в дом могут пострадать или даже будут убиты. Это должно касаться как частных секторов (дом, квартира, машина), так и владельцев бизнеса. Есть статья УК РК № 32, но нет правоприменительной практики. Как ей начать работать? Я не знаю... Но хотелось бы, чтобы государство и Правительство сделало так, чтобы это заработало. Один-два таких прецедента, хорошее освещение такого случая, и практика изменится.

- Вы сказали, что наши люди уже готовы к осознанному обращению с оружием. Почему вы так решили? Как понять, что наше общество готово?
- Именно сейчас идет повышенный запрос на право защитить себя и окружающих. Даже те, кто никогда не хотел приобретать оружие, собирают документы, проходят курсы и покупают его. Январские события показали, что общество готово защищать себя, своих близких, свой дом. Как правило, во время чрезвычайных ситуаций в особенную зону риска попадают не только объекты бизнеса и государственные учреждения, но и “частный” сектор, кондоминиумы с ограниченной территорией. Но уже там люди, владеющие оружием, охраняли свои дома. Рассуждали: “Лучше я сяду, чем лягу”. Иными словами - лучше сесть в тюрьму, чем быть трупом и не защитить собственную семью. Но что если бы большая часть мирных жителей приняла эту позицию?

Многие говорят о том, что мы еще не созрели для ношения оружия, и если сейчас разрешим то же короткоствольное оружие - пистолеты, друг друга перестреляют. Это не так. Большинство преступлений совершают из нелегального оружия. В той же Америке на такие преступления приходится 93 процента. Законные же владельцы оружия, как правило, осознают свою ответственность перед законом.

Есть и другие моменты, которые стоит учесть. Во-первых, преступник вооружен всегда, и он знает, что в большинстве своем граждане безоружны: “Мы все барашки в стаде, а он волк”. Как только меняется закон, и мы имеем право носить оружие, люди начинают его покупать, тренироваться. Растет “культура обращения с оружием”. Воспитывается новое поколение готовых защищать не только себя и близких, и все это освещается средствами массовой информации и предается огласке.

Наше общество созрело, покупает оружие и готово защищать себя. Государство должно делегировать часть задач по охране общественного порядка добровольным гражданским формированиям для охраны своей собственности и прилегающих территорий в случае объявления чрезвычайной ситуации, военного положения.

При формировании таких отрядов человеку недостаточно приобрести “пушку”. Необходим механизм, который будет работать. Например, участковый знает всех владельцев оружия на своем участке в лицо. Он проверяет условия хранения, приходя к каждому владельцу оружия домой. Следовательно, и участковый, и владельцы оружия знакомы и могут идентифицировать друг друга. Именно по такому принципу могут формироваться такие территориальные отряды. А для того, чтобы стать дружинником, человеку необходимо пройти курсы безопасного обращения с оружием, курсы оказания первой доврачебной помощи, действия в группе и коммуникации, чтобы в экстренных ситуациях иметь необходимые навыки. Опять же, под руководством участкового они могут приглашать инструкторов из числа бывших военных, спецназовцев или гражданских и проводить специальные тренинги для всех желающих. И если вдруг возникнет какая-либо ситуация или объявят чрезвычайное положение, то вокруг участкового собирается отряд его района. Он представитель власти, люди ходят со своим личным законным оружием, умеют им безопасно пользоваться. Будет ли этот отряд претендовать на то, чтобы пойти и начать грабить магазины? Нет! Участковый как представитель власти и находясь в контакте с Правительством координирует действия своей группы, которая осуществляет патрулирование и защиту граждан. И государство дало им это право.

Представим на минуту, что во время январских событий возле того же Sulpak на Толе би стояли хотя бы 40-50 вооруженных жителей этого района и один участковый. Был бы этот магазин разграблен?

Как правило, когда бунтующие, митингующие и даже вооруженные люди видят других вооруженных людей, их отношение к происходящему вокруг быстро меняется. Почему я говорю, что наше общество созрело? У нас есть люди, которые имеют достаток. Есть люди, которые уже имеют оружие, люди, которые владеют бизнесом и которые хотят его защищать. Я это называю гражданской позицией. Государство, не потратив ни одного тенге, получает армию своих граждан, способных защитить не только свое имущество, но и государство! Если в нашем городе появятся отряды дружинников, вскоре об этом станет известно всем. Преступники осознают, что в Алматы они рискуют собственной жизнью. Нам всем нужно понимать: то, что случилось в январе, может повториться. Где это произойдет в следующий раз - никто не знает, но мы должны быть готовы...


Статья опубликована в №020, от 24.02.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Человек с ружьем".

Поделиться
Следуйте за нами