Кровь и пот, отданные родине и литературе

В рубрике Исследования - 2022-02-18

Ольга Зорина

Памяти Абдижамила Нурпеисова

Он жил, обнимая любимое море, всю родную землю и каждого из людей, живущих на ней. Как написать об этом человеке, чтобы выразить и ему свою любовь? И написать о нем так, чтобы те, кто не знал его книг, захотели их прочитать, а те, кто знал его лично, еще теплее вспомнили о нем... Тем более когда речь идет о писателе Абдижамиле Нурпеисове, живой голос которого мы больше не услышим

Живой
и настоящий
Наверное, не просто так каким-то определенно исключительным людям судьба и небо даруют долгую жизнь c абсолютной бодростью тела, духа, и ясности рассудка. И, скорее всего, так происходит, чтобы они смогли максимально отогреть своим теплом каждого, кому повезло к ним притянуться, и, вероятнее всего, для того, чтобы они как можно дольше имели возможность излучать свет своей любви в этот хрупкий и тревожный мир.
На днях такой свет ушел вместе с Абдижамилом Нурпеисовым, автором всемирно известного романа “Кровь и пот”, других литературных произведений и переводов, человека, огромное сердце которого умело обнять весь родной ему Казахстан. По духу он был близок многим в разных уголках не только своей родины, но и всего мира. Ценил его, дружил с ним, сотрудничал и редактор нашего издания Сергей Апарин, который часто рассказывал о каких-то веселых историях, связанных с Абдижамилом Каримовичем. Он и сегодня удивляется, как такой человек в возрасте почти ста лет оставался энергичным, удивляющим, по-хорошему забавным и задорным:
- После сложного перелома он ходил с тросточкой, но упорно не сдавался возрасту, приходил в редакцию “НП”, поднимаясь на пятый этаж через большие лестничные пролеты, сбивающие ритм дыхания даже у молодых. Здесь мы часто обсуждали газетные и литературные вопросы, беседовали о том, почему казахстанские писатели интересны в России, во Франции, в других странах, но не интересны нашему государству. При этом казахстанская литература действительно уникальна, самобытна, и, если наши корифеи еще как-то обласканы властью и нам известны, то мы совершенно не знаем современных писателей. Сам Абдижамил Каримович во всем был подобен ртути, не позволяя себя “упаковать” как великого автора в золотую обертку, зафиксировать на постаменте. Он, как этот химический элемент, постоянно всюду просачивался, всегда оставался в потоке каких-то дел, планов, приходил к нам, чтобы обсудить и переделать, переосмыслить свои старые труды, и мы совместно этим занимались. Несмотря на то, что он плохо слышал и его слуховой аппарат иногда разряжался, он старался не останавливать разговор на полуслове, и тогда я набирал ему вопросы или тексты на телефон, а его орлиный глаз считывал все с него боковым зрением. Был он и потрясающим рассказчиком с невероятно точной и цепкой памятью на имена, даты, события. Сохранив в себе юношеский и фронтовой задор, не сдался он и коронавирусу, и нас всех держал в курсе, задавая трепку медикам, добиваясь лучшего отношения к пациентам. Ему даже удалось сплотить в клинике команду из таких же заболевших активистов. Совсем не так давно, общаясь с ним, мы выпили две бутылки вина, и после этого этот пожилой человек с тросточкой пошел меня провожать зимой по скользкому льду с плохо сросшейся ногой. Не терпел никакого бережного к себе отношения. Считал это покушением на его мужское ощущение в этом мире как здорового и молодого человека. И дело здесь не в вежливости, а в том, что ему было абсолютно наплевать, что перед ним юноша бледный, а он - классик литературы, ему важно было оставаться абсолютно полноценным. Он отказывался верить в свой возраст.
Когда об этом человеке рассказывают почти со слезами на глазах, еще сложнее донести информацию о большой по смыслу своего духовного наполнения личности, к тому же величайшем писателе, чьи книги переведены почти на 50 языков мира. О биографии Абдижамила Нурпеисова напишут сегодня многие СМИ, мы лишь напомним основные факты.

Нурпеисов Абдижамил Каримович - известный казахский писатель и переводчик, лауреат Государственной премии СССР, участник Великой Отечественной войны. Родился в семье рыбака 22 октября 1924 года в Аральском районе Кзыл-Ординской области. В 1942 году окончил среднюю школу и сразу же восемнадцатилетним юношей был призван в ряды Красной Армии. Начав службу в резервном пехотном полку под Сталинградом, после окончания краткосрочных курсов политработников с весны 1944 года принимал участие в боях по освобождению Прибалтики.
После войны приступил к работе над первым своим крупным произведением, описывая операцию по окружению вражеских войск в Курляндии, в которой сам принимал участие. Вторым его крупным произведением стала историко-революционная трилогия “Кровь и пот”, посвященная жизни аральских рыбаков. Кровью и потом они выживают на берегу гибнущего моря. Впервые роман опубликован в журнале “Роман-газета”, затем трилогия, выпущенная издательством “Художественная литература”, молниеносно получила широкое признание во всем СССР и за рубежом, была переведена более чем на 35 языков мира. Книга вышла общим 10-миллионным тиражом. По роману “Кровь и пот” был снят художественный фильм, поставлены пьесы.
На помощь в создании этого материала пришел Мурат Ауэзов, посоветовавший поговорить о писателе с Калдыгул Жаныбаевой, продюсером, издателем, всесторонне знающей творчество Абдижамила Нурпеисова. И мы поговорили.

Мощный нежный
саксаул
- Конечно, я помню еще первое свое детское восприятие книг Абдижамила Нурпеисова, когда я сильно переживала за каждую встречу Тенирбергена и Акбалы, и только став взрослее, ко мне пришло осознание всей масштабности литературной эпичности нашего писателя, моего земляка и большого друга, - делится Калдыгул Акимжановна. - И я бы не хотела ни с кем его сравнивать, для меня неприемлемо, когда говорят, что Ауэзов - это казахский Толстой, Нурпеисов - казахский Шолохов, или казахский Гете, как называл его Луи Арагон: я не знаю других писателей уровня Нурпеисова, которые бы так скрупулезно работали с каждым словом и запятой своих текстов. Всякий раз, возвращаясь к своему роману “Кровь и пот”, он выдавал его новую редакцию. Для него не важна была волокита вокруг печатания книг, пока он сам не придет к согласию с собой над вносимыми корректировками, к согласию со своим произведением и своими героями.
Он сам писал: “Радость, когда боишься хоть на мгновение оторваться от чистого листа бумаги. Радость, когда в твоем сознании постепенно выкристаллизовывается только что мелькнувший, смутный, неясный образ. Радость, когда обживаешься в тобою же созданном волнующем и загадочном мире, негодуя на тех, кто так или иначе пытается вернуть тебя на грешную землю. Высшая радость - работа над словом, когда перебираешь седьмой, десятый вариант, а наутро, словно коршун на добычу, бросаешься к столу и вновь начинаешь вымарывать то, что вроде бы казалось непреложным”. Оказывается, существует 17 вариантов романа “Кровь и пот”.

- Мне ближе всего сравнение Нурпеисова с саксаулом, которое высказал Мурат Ауэзов. Абдижамил Каримович родился там, где растет саксаул, он сам как саксаул во всем - и в литературе, и в жизни, и упертый такой же. У него в “Последнем долге” есть герой по имени Кошен, который мне напоминает Абе (так ласково называли друзья писателя. - Прим. автора). И когда я перечитываю его диалоги, вижу, что он такой же, как Абе, бескомпромиссный, скромный, порядочный, волевой. И такой же несгибаемый, как саксаул, часто неудобный, капризный во всех отношениях - и с редакторами, и с издателями, и с переводчиками, и с корректорами. Саксаул - удивительное растение. Когда цветет, нет его красивее в степи, нежная красота и такая мощная твердость, саксаул вырвать невозможно. Саксаул пускает корни на километры, его невозможно вырвать и разрубить, он не подпускает к своим корням. Он такой мощный и такой нежный при весеннем цветении. И когда Абе улыбается, когда проявляет свою заботу о вас, он, таким образом, обнимает и каждого из нас, и всю родную землю. Вы видите - даже на фотоснимках у него всегда добрая и искренняя улыбка. Он в горы поднимется, увидит цветок какой-то на высоте и будет к нему добираться, чтобы поздороваться с ним или бережно сорвать, чтобы подарить дорогому себе человеку. Вот на этой фотографии он тоже с цветами. Это было в 2008 году, когда в Алматы приехали французы снимать о нем документальный фильм. Мы пригласили их на прогулку в горы, и вдруг Абe увидел через широкий арык какие-то цветы, а ему тогда уже было больше 80 лет, и видно, что через арык к цветам не пройти, но он пробрался и собрал букетик. По эпичности своей этот маленький старичок - мощный саксаул, который отдает миру всю свою красоту, красоту борьбы своей за спасение родины, красоту стойкости своей. И этот старик мощнее всех, и я не знаю никого другого, кто был бы настолько предан своему делу, кто обладал бы такими живым умом и теплой энергией. До последнего дня своей жизни он был живее, здоровее и трезвее всех. Больше я таких людей не знаю.

Преданность
своей земле
“Я работал над объемными трудами, писал небольшие произведения, сочинял миниатюрные рассказы. Но это неважно, важно то, что абсолютно все это я посвящал своему народу. Каждый раз, когда ждал выхода очередной книги, я очень волновался, понравится ли она вам, найдет ли своего читателя”, - говорил Абдижамил Нурпеисов.
- К 95-летию Абе присвоили звание героя казахского народа, и это не просто награда, а реальность, потому что Абдижамил Нурпеисов - это человек, который отдал всю свою кровь и весь свой пот казахской литературе, - говорит Калдыгул Жаныбаева. - Он ушел от нас в возрасте 98 лет, и, вроде бы, человек максимально прожил свой век, но я несколько дней плакала, потому что это такая утрата, которую, боюсь, казахская литература долго не восполнит. Он всю жизнь посвятил одной теме, всю жизнь писал один роман, и хотя все его книги имеют разные названия, все они являются продолжением одной его боли за судьбу Арала, родной земли, экологии природы и души человеческой. Это все, чем он жил до конца своих дней. По масштабам литературной личности и характеру своих произведений Абдижамил Нурпеисов продолжил путь Мухтара Ауэзова. Мухтар Ауэзов через образ Абая передал картину уходящего, конно-кочевого образа жизни казахов, а Нурпеисов оставил нам литературное описание ХХ века. И, казалось бы, этот век вот только был, но при этом уже ушел: и этот быт ушел, и эти люди ушли, характеры, даже профессии ушли, и даже море ушло... А с этим морем и душа ушла.

Но душа писателя не исчезла - она теперь еще крепче врастет корнями в свою землю, чтобы защитить ее теплом литературного слова, памятью о море и людях, оставшихся преданными ему, и любовью, которая может спасти Казахстан от внешних и внутренних разрушений.

Фото Талгата Галимова и из открытых источников



Статья опубликована в №018, от 18.02.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "КРОВЬ И ПОТ, отданные родине и литературе".

Поделиться